БЛОГИ
  • Только хорошие новости: в беде не бросаем и смотрим на звезды онлайн

    Ближайший месяц мы с вами проведём в режиме самоизоляции. Признаться честно, когда услышала об этом, своим ушам не поверила: в самом деле, как это – большинство населения страны не будет ходить на работу целый месяц? Но если там, наверху, считают, что это поможет быстрее победить страшного коронавирусного монстра, то хорошо, пусть будет так. В конце концов, это как своего рода «пауза» на магнитофоне. Время для того, чтобы сделать все-превсё – и сшить платье, и собрать с ребёнком огромный пазл, и помыть окошки, и прочитать несколько книг, и досмотреть начатые сериалы. Вот, например, я планирую приступить к «Молодому папе» с Джудом Лоу. А вы? Составили для себя списочек? А ещё можно смотреть онлайн-трансляции спектаклей и ходить на концерты, тоже онлайн. Многие музыканты сейчас пробуют этот формат, и получается, в общем-то, неплохо. Что ещё? Главное в новом «стиле жизни» не забывать спортом заниматься, по часику каждый день, и общаться с холодильником почтительно на «Вы», в противном случае после месяца карантина можно себя и в зеркале не узнать. Ну что, все планы построили? А теперь расскажем вам хорошие новости из нашего края.

Евгений Гонтмахер: вступаем в турбулентность!

Автор: По инф. rosbalt.ru   
26.01.2020 10:37

После того, как Госдума приняла поправку к Налоговому кодексу РФ, согласно которой дачники и садоводы, продающие выращенные ими овощи и фрукты, должны будут покупать патент на занятие предпринимательской деятельностью, начались разговоры о том, не связан ли этот закон с приходом на пост главы правительства бывшего налоговика Михаила Мишустина.

«Не будет даже показной стабильности»

О том, является ли это простым совпадением или же в этом есть определенная закономерность, а также о том, можно ли усиление налогового бремени сочетать с мерами по борьбе с бедностью, обозреватель «Росбалта» поговорил с членом экспертной группы «Европейский диалог», доктором экономических наук Евгением Гонтмахером.

— Усилится ли налоговое бремя в России, после того, как премьером стал бывший глава ФНС?

— Да. Я как раз читал, как они все обсуждают, откуда взять полтриллиона рублей на новые президентские инициативы, и одно из мнений — уменьшение числа налоговых льгот. Но очевидно, что это был бы удар по бизнесу. А уменьшение количества льгот бизнесу — это повышение налогового бремени, в том числе, и на нас с вами. Потому что если бизнес будет платить больше налогов, значит, он будет повышать цены на свою продукцию.

Конечно, никакой налоговой реформы, в ходе которой они могут повышать или отменять какие-то налоги, не будет, но мер по «зачистке» каких-то налогов, которые, как они считают, собираются не в полном объеме, можно, видимо, ожидать.

— На ваш взгляд, это случайность, что назначение Мишустина совпало с тем, что Дума приняла поправку в Налоговый кодекс, согласно которой дачники и садоводы, которые выращивают на своих участках урожай на продажу, теперь вынуждены будут приобретать для этого патент?

— Конечно это совпадение. Такого рода идеи, безусловно, исходят не от налоговой службы. По закону она у нас не имеет права законодательной инициативы. Налоговики у нас — это исполнители. Они получают от власти уже какие-то принятые решения и исполняют их. Этот законопроект, конечно, был инициативой министерства финансов. Это философия Минфина под руководством Антона Силуанова. Она заключается в том, что ни одно движение, которое дает людям какие-то средства, не должно пройти мимо бюджета. Это и так называемый, профналог на самозанятых, который сейчас будет расширен, и та инициатива с патентами на дачников, о которой вы только что упомянули, все это такая философия.

Да, я думаю, что Мишустин эту философию Минфина разделяет, но не он ее инициатор. Он будет поддерживать подобные инициативы, а остановить их может только президент, потому что это вопрос политический.

В Казахстане, например, президент освободил малый бизнес от налогов. Причем, у них малый бизнес — это чуть ли не до ста человек занятых на одну организацию.

— У нас бытует мнение, что в России власть осуществляют чекисты…

— Да, у нас любят об этом писать, но я считаю, что в нашей стране власть по многим параметрам осуществляется фискалами.

— Но назначение Мишустина на пост премьера — это как раз усиление фискальной составляющей.

— Я об этом и говорю. Конечно, Мишустин все это будет поддерживать, теперь уже как председатель правительства. Он (и до этого) исполнял все эти решения и делал это очень добросовестно, но тогда он не был их инициатором. Если сейчас Минфин будет выходить на него с такими предложениями, то, да, он будет их поддерживать.

Но единственный политический субъект нашей жизни — президент — может на это посмотреть, и если на какой-нибудь очередной «прямой линии» те же дачники начнут ему жаловаться, что они на своих участках выращивают, условно говоря, пять пучков редиски и мешок картошки и что-то из этого продают соседу, а теперь должны покапать патент на занятие предпринимательской деятельностью, то, оценив эту ситуацию и покивав головой, Владимир Владимирович, который стал у нас сейчас социально-чувствительным, может сказать, да, пожалуй это не надо делать… Тогда это может остановиться. Только в этом случае. И то я это не гарантирую.

— Есть ли у вас какие-то предположения, как вообще может измениться социально-экономическая политика в России после смены правительства?

— Мне кажется, что принципиально ничего меняться не будет.

— То есть социального уклона не будет?

— Ну, послушайте, роль государства в экономике остается прежней. Ни о каком инвестиционном климате, ни о каком оживлении частной инициативы речи быть не может. Будет раздача денег, как об этом было сказано в послании президента. Это будут делать какое-то короткое время, до какого-то очередного этапа, чтобы успокоить людей… Чтобы сказать: смотрите, у нас увеличилось это пособие и это, и так далее… Думаю, что такая политика будет проводиться в ближайшую пару лет.

— А что будет дальше?

— Этого мы с вами пока не можем знать, потому что с политической точки зрения Россия, конечно, вступает в период турбулетности и никакой, даже показной, стабильности, которая была в последние годы, я думаю, уже не будет. А будет очевидно много политических изменений, в том числе, возможно, досрочные выборы.

— Но если действительно будут предприняты реальные шаги по увеличению зарплат бюджетников, о которых заявил Путин в Липецке на встрече с местной общественностью, а также проведено реальное повышение зарплат и доходов в других социальных сферах, то откуда на все это найдутся деньги?

— Ну, первое, это то, о чем я уже сказал — отказ от некоторых налоговых льгот. Второе — это, так называемый резервный фонд правительства. Возможно, будет немного поменьше профицит бюджета. В прошлом году он был около трех триллионов рублей. Теперь, возможно, будет два триллиона.

Вообще, у государства деньги есть, поэтому я не вижу проблем в том, чтобы чуть-чуть потратить их на население. Но это не приведет к каким-то изменениям в экономике, которая стоит на месте. Как сказал Путин, экономика стагнирует. Ну, раздадим еще раз деньги, люди будут довольны… Но главное это ведь активизировать экономическую деятельность. Нужно улучшение социальной ситуации на здоровой базе, когда экономика растет, люди получают большие зарплаты, платят хорошие налоги и так далее. Но эта цепочка пока не выстроена.

Еще по теме:

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске