Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: спасение неясыти, посадки леса с самолёта и сбор денег на частный хоспис

    Прошлым летом знакомая угостила необычными огурцами – круглыми, маленькими – ну точь-в-точь миниатюрные копии арбузиков, только с огуречной мякотью. На шкурке чередующиеся продольные полоски – темно-, и светло-зелёные. Отдалённо они даже напомнили мне фейхоа. Разрезала на две части, попробовала: сочные! Затем долго принюхивалась: какие ароматные! Баночка улетела за полчаса, осталась пара экземпляров этой огуречной экзотики. Я недолго думая сохранила семена – авось взойдут следующей весной? В феврале достала, замочила, посадила. Всходы показались в конце марта. А уже в апреле огурчики зацвели. Середина мая – и я срываю десяток «арбузиков», выросших у меня на балконе. Удались! Я не пессимист, но на успех, признаться, не надеялась. Оттого и радостнее, что всё получилось. Теперь надо замочить семена тыквы. А вы уже сделали первые посадки, признавайтесь? Если нет – бегите скорее за семенами, а мы пока расскажем вам добрые весточки из нашего города.

Крепкая хватка США: итоги первого раунда американо-китайских торговых переговоров

Автор: Беседовал Александр Желенин, rosbalt.ru   
05.02.2019 09:35

После завершения американо-китайских торговых переговоров, проходивших в Вашингтоне, можно констатировать, что первый раунд глобальной торговой войны между двумя странами завершился перемирием в пользу Дональда Трампа. Китай принял на себя односторонние обязательства увеличить импорт американских энергетических и сельскохозяйственных товаров.

Между тем, дефицит во взаимной торговле все еще огромный, причем не в пользу США. В 2018 Китай экспортировал своих товаров в Соединенные Штаты на сумму 523,7 млрд долларов, в то время как США продали на китайском рынке товаров и услуг только на 188 млрд долларов.

Крепкая хватка США: итоги первого раунда американо-китайских торговых переговоров

О том, что потерял и приобрел от нового соглашения с США Китай, и за кем на данный момент осталось «поле боя», обозревателю «Росбалта» рассказал руководитель Школы востоковедения ВШЭ, профессор Алексей Маслов.

Как вы оцениваете нынешнее китайско-американское соглашение?

— Очевидно, что Китай и США нашли некую точку баланса в двусторонних отношениях. Перед началом переговоров китайскую позицию можно было бы изложить так: «мы немного поговорим, и все вернется на круги своя». Потому что за последние годы США уже не первый раз выдвигали по отношению к Китаю определенные требования. Другой полюс — это позиция американских ястребов (которую разделяли, кстати, и некоторые российские эксперты), которая сводилась к тому, что торговые переговоры — лишь повод. А в реальности США хотят заблокировать Китай в мировой торговле как таковой.

Многие эксперты исходили из очень тесного взаимного проникновения китайской и американской экономик. Очевидно, (и это в очередной раз показали прошедшие переговоры), что китайская экономика до сих пор базируется на взаимодействии с американской экономикой, на поставках китайских товаров в США и закупках там американских товаров. Но самое главное — это, конечно же, технологическое взаимодействие с Соединенными Штатами. Американцы тоже не заинтересованы в том, чтобы обрушить китайский рынок, потому что КНР сегодня — одна из точек стабилизации мировой торговли вообще.

Тем не менее, давление на китайцев было предпринято очень серьезное…

— Давайте посмотрим, что произошло. Во-первых, США сразу же заявили, что это процесс переговорный, то есть речь идет именно о торге, а не об ультиматумах. И этим ситуация с Китаем полностью отличается от политики США в отношении России. Вашингтон в отношении Пекина не выдвигал никаких политических требований, в отличие, опять-таки, от переговоров с Москвой…

Во-вторых, на мой взгляд, Соединенные Штаты хотели добиться от Китая лишь двух основных вещей: увеличить объем поставок американских товаров в эту страну и тем самым поддержать американскую экономику. И Китай, надо сказать, сделал тут заметный шаг назад от своих прежних позиций, пообещав заметно (от 20% до 60%) расширить закупки американских товаров, в том числе, нефтепродуктов, газового конденсата, сельхозпродукции.

Кроме того, в прошлом году Китай на фоне американских санкций в отношении его компаний, начал заметно развивать свои торговые отношения с другими странами. В том числе, и с Россией. И, кстати говоря, ряд российских компаний в это открывшееся окно возможностей рванули.

Речь идет, например, о поставках некоторых видов российской сельскохозяйственной продукции в КНР. Например, с 2005 года поставки мяса кур из РФ в КНР были заблокированы, поскольку оно, якобы, не подходило под стандарты китайского рынка. Переговоры между Москвой и Пекином на эту тему велись очень долго, и вот с начала января этого года российские компании вновь начали поставки курятины в Китай.

Однако с учетом того, что США теперь увеличат поставки своей сельхозпродукции в КНР, мы понимаем, что конкуренция на китайском рыке обострится. Ряд третьих стран, например, государства Юго-Восточной Азии и некоторые страны Латинской Америки, которые намеревались поставлять на китайский рынок ту же сою и фрукты, теперь пострадают.

И все же, как бы вы оценили результаты этого раунда американо-китайских торговых переговоров?

— Я думаю, в целом он завершился к обоюдному согласию, а по деньгам Китай даже ничего особенно и не теряет. Он просто переориентирует определенные товарные потоки, поступающие на его рынок из других стран, на США.

Другой, более глобальный вывод из этих переговоров, состоит в том, что Америка показала всему миру, что у нее есть методы воздействия на Китай, и что они весьма жесткие. Оказалось, что опрокинуть китайскую экономику можно буквально за несколько месяцев.

Какие выводы из этой ситуации делают в Пекине?

— В КНР предпринимают сейчас целый ряд мер, связанных с активизацией внутреннего рынка. Например, там пошли на беспрецедентное увеличение льгот для малого и среднего бизнеса. Причем под них попадает почти 90% китайских предприятий.

Эта мера была связанна именно с началом американских санкций в отношении Китая?

— Да. Дело в том, что вначале в КНР отнеслись к этим американским мерам не очень серьезно. Но к концу 2018 года стало понятно, что началось значительное замедление темпов роста китайской экономики именно из-за недопоставок китайских товаров в США. Плюс замедление развития внутреннего китайского рынка из-за того, что начали пробуксовывать заводы, поставляющие свою продукцию на предприятия, в свою очередь, ориентированные на поставки конечного продукта в Соединенные Штаты. Кроме того, в Китае понизился индекс деловой активности. И вот тогда там решили, что надо стимулировать и внутренний рынок. В связи с этим большинству китайских предприятий вдвое снизили ставку налога. То есть, если до этого они платили государству 24%, то теперь 12%. А с 9 января нынешнего года от этих 12% Госсовет ввел еще одно сокращение налоговой ставки — еще минус 20%.

Однако и этим дело не ограничилось. В Китае с 3000 юаней (445 долларов) до 5000 (741 доллар) юаней был повышен необлагаемый налогами минимум.

Речь идет о послаблениях для малых предпринимателей или для всех китайцев?

— Для всех китайских граждан. В том числе, для наемных работников. Причем этот налогонеоблагаемый минимум в 741 доллар (48,6 тысяч рублей по текущему курсу) получается после того, как китаец вычтет из него средства, идущие на заботу о пожилых родителях, а также на образование своих детей.

В КНР сейчас также с одного до трех миллионов юаней в год увеличен налогонеоблагаемый минимум и для предприятий. Таким образом, Китай пытается сейчас «отвязать» свой внутренний рынок от американского. Можно сказать, что произошедшие события сделали китайское руководство более реалистичным.

И все же, на первый взгляд, на этом этапе торговой войны победили американцы. Трамп сделал то, что хотел…

— В общем, да. Я тоже так считаю.

А как это все скажется на китайской экономике в обозримой перспективе?

— Я думаю, что китайская экономика, что касается общих цифр, не пострадает. Но американцы не позволили «отвязать» ее от экономики США. Другое дело, что до начала всех этих санкций китайцы были озабочены несколько иными проблемами. А именно, выводом своей продукции, а также своих финансовых ресурсов на мировые рынки. Это для них было вопросом номер один.

Так вот, американцы не дали Китаю действовать самостоятельно. Например, уйти от зависимости от американской финансовой системы. Обратите внимание, что российско-китайские переговоры о полном переходе во взаимной торговле на юани, затормозились…

Плюс, под это дело американцы провели мощную психологическую атаку на китайские технологии. Это как раз все, что творится сейчас вокруг китайского гиганта Huawei. Дело в том, что рынок сетей мобильной связи пятого поколения (5G), который, собственно, и продвигала Huawei, оценивается в ближайшие годы в районе 10-15 млрд долл. Плюс это не только мобильная связь, но и военные технологии и передача военно-стратегической информации. Американцы сумели сейчас отодвинуть Huawei от продаж на рынке высоких технологий. И вот это, на мой взгляд, значительно более серьезно для Китая, чем финансовые потери.

Кроме того, КНР до недавнего времени постепенно окружала США если не сателлитами, то своими друзьями. Пекин, например, очень активно действовал и действует в Африке, в Латинской Америке. Его идея была очень проста: вывод своих производств в эти страны. Так вот теперь США сумели затормозить этот процесс и настроить целый ряд латиноамериканских государств против Пекина.

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске