Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: следы снежных барсов, новый спектакль в Драме и победы в ездовом спорте

    Коронавирусная паника продолжает делать свое черное дело. Многие знакомые и друзья уже скатились в депрессию, другие еще как-то балансируют и стараются ко всему относиться философски, мол, все проходит и это тоже пройдет. Переживало же человечество эпидемии холеры, тифа, чумы, в конце концов, и от этого становилось только сильнее, изобретались важные и нужные вакцины. И вот история делает новый виток и снова бросает вызов человечеству. И оно с ним справится. Возможно, для этого понадобится не два-три месяца, а целый год, за который вирус унесет жизни десятков тысяч человек, но конец пандемии наступит. И, может быть, она станет хорошим уроком для мировых держав, которые обижались друг на друга, ставили палки в колеса и не шли на контакт. То есть это тот самый случай, когда пришло время, наконец, научиться договариваться и снова начать дружить. А если наладить сотрудничество не получится, то результаты не заставят себя ждать. И те, кто наверху, скорее понимают это, чем нет. Поэтому давайте беречь своих близких, не забывать о себе и просто терпеливо ждать, соблюдая все меры безопасности. И все пройдет. Все всегда проходит. А пока расскажем вам о хороших новостях из нашего родного края.

Курс на удушение

Автор: По инф. rosbalt.ru   
27.07.2017 09:08

Палата представителей Конгресса США приняла новые, самые серьезные с 2014 года, санкции против России — теперь на десятилетия.

Очередными санкциями, похоже, начинается следующий этап противостояния Кремля с Западом. Закон «О противодействии агрессивной политике правительств Ирана, России, Северной Кореи и другим угрозам» не только вводит новые санкции, но и символически перестраивает «ось зла», в которой россиянам отведено отдельное место, наравне с иранцами и северокорейцами с их ядерными программами, а также с таким явлением как международный терроризм.

Главная проблема, как уже многократно отмечали эксперты, в том, что речь не об указе президента, а о принятии Конгрессом закона. Причем на уровне Палаты представителей практически единогласно — 419 за, 3 против. Таким образом, санкции из временной меры воздействия превращаются в постоянно действующее правило. Закон становится основой для выстраивания отношений с Россий, многие решения в США теперь будут отталкиваться именно от него.

При этом введенные санкции уже не сможет, как это было раньше, в любой момент пересмотреть или отменить по собственному усмотрению всего один человек — президент США. Есть, правда, в документе одно важное уточнение — все санкционные нормы должен запускать все же глава государства.

С экономической точки зрения, новые меры экономического давления, по сути, направлены на финансовое «удушение» целых областей российской экономики. Например, новый закон запрещает частные инвестиции на сумму более $10 млн, если будет доказано, что от данных приватизационных сделок получают «несправедливую выгоду» российские чиновники, их партнеры или родственники. Нельзя также (что особенно не нравится европейским партнерам США) инвестировать больше $5 млн в экспортные российские нефте- и газопроводы. Правда, запрет на инвестирование в нефтегазовые проекты коснется только новых проектов на шельфе, в Арктике и на сланцевых месторождениях. Параллельно закон уменьшает срок, на который российским нефтегазовым компаниям можно будет получить кредит (с 90 до 60 дней). Для российских банков он будет снижен с 30 до 14 дней.

Кроме того, будут ужесточены секторальные санкции в металлургическом, железнодорожном и горнодобывающем секторах. Зато там, где американцы не могут пока обойтись без сотрудничества с Россией, из санкций сделаны специальные исключения. В первую очередь, — в части работы Национального управления по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА).

Отдельное нововведение — это отчеты о ситуации в России, которые могут стать поводом для новых санкций. Например, президент США должен представлять в Конгресс ежегодные доклады о российских миллиардерах и их близости к президенту России Владимиру Путину. Еще один отчет должен касаться роли российских СМИ в информационной войне, что, по мнению ряда наблюдателей, открывает путь к введению не только персональных санкций против журналистов, которые будут признаны создателями «дискурса ненависти», но и против целых СМИ, например, государственных российских медиа.

В России, судя по реакции депутатов Госдумы и членов Совета Федерации, до последнего момента надеялись, что конгрессмены не примут закон или, в крайнем случае, Дональд Трамп его не подпишет. Теперь же, когда Палата представителей высказалась за новые ограничения в отношении России, Сенат готовится это сделать, а Белый дом заявляет, что у него нет возражений, у некоторых российских политиков началась чуть ли не истерика. Что, возможно, также связано с тем, что новый закон существенно расширяет основания для попадания в санкционный список отдельных граждан России, в первую очередь, политиков и госслужащих.

В итоге, российские парламентарии выступают с разнообразными сколь эмоциональными, столь же малоосмысленными инициативами. Например, как и в 2014 году предлагают запретить в России канадскую сеть общепита «Макдональдс», называя ее компанией из США. Также предлагается запретить работу компаниям Coca-Cola и PepsiCo. Более серьезные парламентарии, работающие в комитете по международным делам Совета Федерации, просто угрожающе сообщают, что пакет ответных мер уже готов, но пока не обнародуется. Кремль, правда, пока молчит в ожидании, очевидно, решения Дональда Трампа подписывать закон или нет.

Что касается российской непарламентской оппозиции, то она, в первую очередь, высказывает опасения, что жертвами российского ответа на американские санкции опять, как это было с продуктовыми антисанкциями, окажутся сами россияне. Весьма вероятно и демонстративное «закручивание гаек», жертвами которого станут правозащитники и разнообразные гражданские оппозиционеры.

Что объединяет околокремлевских и оппозиционных комментаторов, так это констатация того, что американские санкции обретают институциональный характер, который будет влиять в целом на внешнюю политику США в отношении России. И это долговременные изменения, последствия которых будут ощущаться едва ли не десятилетиями. Фактически, речь может идти о начале глобального изменения отношения к России, едва ли не самого серьезного с момента ее появления как независимого государства после распада СССР.

Суть в том, что с того момента как Россия присоединила Крым и вмешалась во внутриукраинскую политику, на Западе началась дискуссия о том, как вести себя с «русскими» дальше. Первый вариант был — вести умеренные санкции и ждать, пока Москва не откажется от планов по переустройству мировой политики. Ему, кстати, в основном зарубежные лидеры и следовали до последнего времени. Второй вариант выбрало меньшинство стран — сделать вид, как будто ничего не произошло. Был, наконец, и третий вариант, который можно условно назвать «хотим забыть о России». Он подразумевал возведение нового «железного занавеса» и курс на экономическое и политическое удушение не только нынешнего российского правящего класса, но и страны в целом, чтобы как минимум лишить ее возможности влиять на мировую политику.

Долгое время Европа и США экспериментировали с первый вариантом. Однако без особого успеха. Теперь, после того как Сенат утвердит, а президент подпишет новый закон, можно будет сказать, что американцы начинают склоняться к последнему варианту. Причем, как показывает прошлый опыт двусторонних взаимоотношений, даже политические перемены в России, если они вдруг случатся, совершенно не обязательно приведут к изменению американского законодательства.

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске