Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: новые скверы для Иркутска, спасение туриста на льду и выставка Светланы Шубниковой

    Есть люди, которые всю жизнь живут на одном месте. Они очень любят просто быть дома, изредка выбираются в окрестности родного города, скажем, на дачу или к озеру на шашлыки, игнорируют все предложения посмотреть другие города и страны, отмахиваясь фразой «Да чего я там не видел?». И вроде бы чувствуют себя совершенно довольными жизнью и счастливыми. А есть другие, которым не сидится на месте. Они готовы при любой возможности надевать ботинки, брать рюкзак и бежать куда подальше из дома, как минимум – в лес или горы, как максимум – покорять новые города или даже страны. И они не могут без этого жить, эти поездки для них – как глоток свежего воздуха, без которого невозможно жить, невозможно дышать. И первые часто не понимают вторых, а вторые – первых, но порой бывает так, что встречаются два совершенно разных человека – домосед и путешественник, и понимают, что не могут жить друг без друга. И тут начинается самое интересное: как построить жизнь так, чтобы каждому было комфортно, чтобы никто не скучал и не грустил, оставаясь один в путешествии или отсиживаясь дома вместе с любимым, когда ему никуда не хочется? Конечно, надо искать компромиссы и уступать друг другу. И это, конечно же, про любовь. А о чем еще говорить в День святого Валентина? Только о любви и хороших новостях. Итак, приступим!

Мавроди сделал свое дело и ушел

Автор: Леонид Смирнов, rosbalt.ru   
27.03.2018 08:58

Наполеоновские слова «Так проходит мирская слава» нашли очередное подтверждение минувшей ночью.

Основатель самой успешной и зловещей финансовой пирамиды 1990-х годов умирал посреди ночной Москвы, как простой пассажир общественного транспорта.

«Что случилось, мужики? Мужики-биржевики? Что поете-пляшете, кошельками машете?» «Славный-славный МММ нас избавил от проблем!» А ведь мигом вспоминается та реклама по радио образца 1994 года. Как говорят в таких случаях — то ли «от зубов отскакивает», то ли «ночью разбуди».  При том, что автору этих строк никогда в голову не приходило нести куда-то деньги, чтобы их вернули с бешеными, несуразными процентами. Да и родственников Бог миловал.

«Как на бирже вырос курс! Мощный влит туда ресурс!» Конечно, не мифические «биржевики с толстыми кошельками» рассматривались как подлинные объекты охоты основателем фирмы МММ Сергеем Мавроди — уж он-то знал, что бизнес деньги считать умеет. И сам хорошо умел считать, Московский институт электроники и математики окончил, как-никак.

Нет. Обычные «россияне», как их нарекли всего-то за несколько лет до того, едва успевшие прочухаться после крушения зарегулированной советской империи и такой же зарегулированной жизни — они-то, разного образования, калибра и достатка, купились на фантастические проценты и понесли свои денежные средства, для многих — последние, в офис на Варшавку, 26, приобретать билеты МММ. Во многих случаях — отталкивая родственников и друзей, которые пытались удержать их.

Среди тех, кто пытался удержать, был и премьер-министр Виктор Черномырдин. Он-то понимал, что его кабинету вся эта свистопляска добавит хлопот! Финансовая пирамида изобретена была, конечно же, не у нас. Мавроди лишь опробовал и применил на свежевспаханной революцией российской почве ее, в общем-то простейший механизм.

Кстати, обкатанный во множестве стран, особенно с неустоявшейся рыночной экономикой. На первых порах легковеров, упоенных предложениями, от которых невозможно отказаться, бывает так много, и они такую денежную массу заливают в воронку, что «благодетелю» хватает на выплату первым счастливчикам, и впрямь огромных процентов. Главное — вовремя отследить момент, когда у тебя на руках окажется максимальная сумма. И безжалостно закрывать лавочку — и лучше всего, вовремя смыться с деньгами.

Вот этого-то мига и ожидал с тоской премьер Черномырдин. Наверно, его воображение в красках рисовало (на основе зарубежного опыта), как миллионы обманутых и обездоленных кинутся к Белому дому с яростным воплями и требованием к нерадивому государству защитить их и возместить убытки, общая сумма которых достигала трети небогатого федерального бюджета.

Черномырдин выступал в СМИ, пытаясь по-хорошему «предупредить Леню Голубкова и Марину Сергеевну», героев знаменитых рекламных роликов МММ, о том, что государство им не обязано, да и не сможет ничего возместить. Но правительству нищей страны веры не было, Черномырдин получил и немало отповедей в СМИ от МММ.

Кстати, если уж говорить про те ролики, то шут с ним, с Леней Голубковым (и с артистом Владимиром Пермяковым, добившимся немалой известности исполнением его нехитрой роли, но актерской карьеры все равно не сделавшим). Самая отвратительная сцена, конечно — это когда пенсионер Николай Фомич с женой радостно объявляют, что они решились купить билетов МММ на всю пенсию.

Недолго музыка играла, медовый месяц МММ с народом продолжался полгода, весну и лето 1994-го. Вовремя смыться Мавроди не удалось, он был арестован, как Аль Капоне, за неуплату налогов. И дальше началась уже «его борьба» со множеством увлекательных подробностей: он был прямо из тюрьмы избран депутатом Госдумы (тогда это было возможно), и обещал вернуть вкладчикам все деньги, которые у него забрало подлое государство. И вкладчики за него стояли горой и шли за ним демонстрациями. По-настоящему перед судом он предстал в 2003 году, а осужден был в 2007-м, когда оказалось, что срок заключения уже отбыл в период следствия.

Но денег никто из 15 млн вложившихся в МММ назад уже не получил.  В народе тогда нашлись и трезвые поэтические головы, откликнувшиеся такой частушкой: «Во саду ли, в огороде дураков ловил Мавроди. Был финал, увы, таков: ощипали голубков!»

Две фразы, и обе с восклицательным знаком, крепко сидят в памяти в связи с той эпопеей. Первая: «В борьбу вступил народный капитал!» Это Анатолий Стреляный высказался. Вообще, здесь, пожалуй, самый удивительный момент: когда после первого ареста Мавроди за него энергично вступились два очень на тот момент авторитетных либеральных экономиста: Лариса Пияшева и Анатолий Стреляный. Эти тертые жизнью люди, так хлестко и убедительно разоблачавшие социализм и коммунизм, почему-то вдруг прониклись доверием к новоявленному «народному капиталисту».

Давно нет с нами Ларисы Ивановны Пияшевой. Ее последние интервью на переломе столетий полны горького разочарования в том, как все повернулось в стране и ее экономике. А Анатолий Иванович Стреляный ныне здравствует на Украине. Из непримиримого борца за права человека он превратился в столь же непримиримого защитника украинского государства и периодически требует по «Свободе» украинизации и дерусификации. Может быть, по случаю смерти своего тогдашнего фаворита Анатолий Иванович вспомнит те дни и объяснит свою странную любовь?

И вторая фраза: «Пятьдесят два покончили с собой!» Это восклицал коллега-журналист Леонид Радзиховский в начале 2003 года, когда Мавроди привлекали-таки к суду. Столько, значит, было удавшихся самоубийств — из 15 млн пострадавших, где-то одно на 300 тыс. Инфарктов и инсультов никто не считал.

Так что веселого мало во всем этом — в метаниях одураченных людей с их деньгами и без денег. Поневоле вспомнишь еще один стих «Был продавец из этой сволочи, что наживаются на горе. И горе выстроилось в очередь»…

Но все же, положа руку на сердце, ярлык убийцы как-то не «липнет» к физиономии Сергея Мавроди с его богемными патлами и бухгалтерскими очками. Ну, кто, действительно, просил взрослых вменяемых людей, аки леммингов, нести свои последние шкурки в объятья не самого привлекательного обольстителя? Сейчас уже не припомнишь, кто из публицистов предложил присвоить Мавроди ученую степень доктора педагогических наук за то, что наглядно отучил нас от халявы. Ну-ну…

Сергею Мавроди довелось покинуть сей мир почти одновременно с Олегом Табаковым  и Стивеном Хокингом. Великий артист, великий физик — и великий жулик. «Любой снимает пеночки, любому свой талант».

И если Мавроди действительно скоропостижно умер так, как об этом сообщили, доставленный с ночной автобусной остановки на улице Поликарпова, — то эта смерть наиболее легкая. Легче, чем смерть Табакова, и легче, чем вся жизнь Хокинга. А если и впрямь ночной прохожий москвич вызвал ему «скорую» — в этом можно разглядеть некий знак прощения. Прощения Господня — или просто некоего жизненного, бытийного примирения с народом и мирозданием.

Кого еще можно вспомнить в связи со смертью Мавроди? Березовского, да. Тот взлетел выше, но и умер пострашнее, со своей удавкой. Можно вспомнить Остапа Бендера в самом конце пути — ни с чем. Или, например, бывшего первого секретаря МГК КПСС Виктора Гришина, умершего на приеме у в простой районной поликлинике, где он хлопотал о повышении своей простой пенсии. Еще можно вспомнить Махно, подвизавшегося в Париже сапожником…

Спи, Сергей Пантелеевич. Все проходит. И это — пройдет. А перед нами сегодня стоят проблемы совсем иного рода.

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске