Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: детская храбрость не знает границ и как проучить чиновников

    Решила на днях приготовить кекс в микроволновке. Тот самый, когда тесто выливается в кружку и за две минуты медленно, но верно поднимается и превращается в воздушный и нежный маффин. Но всё сразу пошло не совсем по плану. Какао в пакете выпрыгнуло на меня из шкафа, не поскупившись, обсыпало плечи, обдало всю кухню ароматом шоколада и благополучно приземлилось на пол, оставив сладковатый шлейф в воздухе. И знаете, так смешно стало, невероятно. В этом шоколадном облачении я доделала тесто, отправила его в кружку, но в этот раз оно не поднялось. Всё было с точностью наоборот, оно схватилось, но ужалось и даже не думало возвышаться над стенками кружки. Но было всё равно вкусно. А ещё ведь рядом стояла кастрюлька со свежесваренным супом, и как нельзя кстати она была прикрыта крышкой, иначе суп бы вышел со вкусом шоколада. На любителя, конечно. И так стало весело мне во время этого действа, так настроение поднялось. Муж, увидев всё, закричал: «Бедствие!», но разве же это оно. Включила рождественский плейлист и закатила уборку. Такой получился импровизированнный рецепт создания доброго и веселого настроя. И пусть всё будет в шоколаде, смайл. Узнаем, что же доброго случилось в нашем славном городе на этой неделе.

Путин и налог

Автор: Александр Желенин, rosbalt.ru   
08.06.2018 09:28

Увеличение фискальной нагрузки на крупные капиталы с одновременной отменой НДФЛ для бедных и сохранением «плоской шкалы» для среднего класса поддержало бы большинство граждан.

Владимир Путин раз за разом позиционирует себя твердым и последовательным защитником богатых и сильных. Вот и, во время своего очередного телевизионного общения с народом, отвечая на вопрос о возможности введения в России дифференцированного подоходного налога, он дал понять, что власть делать этого не собирается.

«Как известно, многие предлагают НДФЛ изменить, — сказал президент, — В том числе политические партии, которые находятся в оппозиции, но представлены в парламенте. Мы долго думали на этот счет, и на первый взгляд, дифференцированная шкала налога на доходы физических лиц, кажется, выглядит более социально справедливой, то есть кто больше получает — тот и должен больше платить. Практика сложнее, чем эти теоретические формулы».

По его словам, как только принимается такое решение, «часть граждан, которые получают более высокие доходы, начинают различными способами скрывать эти доходы. Там начинаются сразу дополнительные зарплаты в конвертах и так далее. То есть фискальный результат почти нулевой, а шума много. И ухудшение в целом инвестиционного климата очевидно, поэтому признано это нецелесообразным».

По поводу ухудшения «инвестиционного климата» заметим, что он у нас и при 13-процентной шкале подоходного налога, мягко говоря, так себе. Так что дело, вероятно, не в этом.

Что касается зарплат в конвертах, то ужас-ужас, конечно. Только вопрос: а сегодня их нет? По самым приблизительным подсчетам примерно 40% зарплаты в нынешней России работники получают в конвертах. И что? И ничего.

Важно другое. Можно сколько угодно изображать на лице глубокую озабоченность низкими зарплатами отдельных категорий граждан и говорить о планах снизить число бедных вдвое, но есть такой универсальный индикатор социально-экономической ориентации любого политика, как его позиция в вопросе о подоходном налоге.

Тут все просто. Если ты за то, чтобы богатые и бедные отдавали один и тот же процент своего заработка в качестве подоходного налога, в данном случае, речь о пресловутой «плоской шкале» в 13% — ты однозначный выразитель и защитник интересов богатых. По очень простой причине. Для человека, получающего 15 тысяч рублей в месяц, отдать из них около двух тысяч — это серьезный удар по кошельку. Для миллиардера — 13% большое человеческое счастье. Соответственно, выступаешь за «плоскую шкалу» — ты выразитель чаяний миллиардеров. Выступаешь за дифференцированный НДФЛ — ты социально-ориентированный политик.

Путин, едва став президентом в 2000 году, сразу же продемонстрировал свою твердую классовую позицию — представителя и защитника интересов крупного капитала. В том числе тем, что поддержав решение о реформе НДФЛ и переходе к нынешней «плоской шкале». Тут следует напомнить, что до 2001 года ставка подоходного налога в России была установлена на уровне 12% для людей с минимальными зарплатами и достигала 30% для богатых.

И тогда, 18 лет назад, и сейчас Путин обосновывает это тем, что дифференцированный налог труднее собирать. Тут надо отметить, что ельцинский вариант НДФЛ был действительно крайне неудачным. Но не из-за того, что он был дифференцированным, а из-за того, что был чрезвычайно сложным и запутанным при начислении (фиксированная сумма плюс плавающий процент). Как говорят в таких случаях, «без пол-литра не разберешься». Это была одна из причин, почему он сложно администрировался и, стало быть, плохо собирался. Но не только.

В «лихие девяностые» вся российская экономика вполне сознательно была отдана реформаторами на откуп «энергичным и предприимчивым». Российское государство того времени просто не считало нужным особенно в нее вмешиваться, в том числе, и в плане осуществления одной из основных своих функций — сбора налогов. Считалось, что это поможет предпринимателям встать на ноги.

Но сейчас, как нам ежедневно объясняют по телевизору, государство у нас — ого-го, совсем не то, что в 1990-е. Мы видим как это государство прекрасно «администрирует» такие деликатные сферы, как расходы на присоединение Крыма, поддержку непризнанных республик в Донбассе, войну в Сирии и другие масштабные проекты. А вот с повышением налога на крупнейшие состояния хотя бы на несколько процентов оказывается прямо беда.

Несложно представить себе такое решение, как, допустим, увеличение налоговой нагрузки на крупный капитал с одновременной отменой сбора НДФЛ с беднейших слоев населения и сохранением той же 13-процентной шкалы для среднего класса. Абсолютное большинство населения России такой шаг президента с радостью поддержало бы. Но нет. Мы видим, что он раз за разом проявляет несгибаемую твердость в верности своим обязательствам перед богатым сословием.

И еще один момент. В России сегодня принято презирать и ненавидеть Запад. Общим стало утверждение, что государство там слабое, не то, что у нас. Но тогда вопрос. Если сегодняшнее российское государство могучее и прекрасное, то почему «разлагающиеся» государства Запада спокойно администрируют очень даже дифференцированный там подоходный налог, верхняя планка которого в разных странах Европы и Америки колеблется от 40 до 60 с лишним процентов. В «сильной» РФ сделать то же самое не в состоянии?

Впрочем, вопрос, конечно, совершенно риторический. Логика здесь понятна. Народ все равно будет любить власть. Главное, чтобы резко ничего не менялось. А понемногу гнить мы уже привыкли. Не страшно. А вот друзья-олигархи в случае повышения НДФЛ могут президента и не понять.

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске