Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: детская храбрость не знает границ и как проучить чиновников

    Решила на днях приготовить кекс в микроволновке. Тот самый, когда тесто выливается в кружку и за две минуты медленно, но верно поднимается и превращается в воздушный и нежный маффин. Но всё сразу пошло не совсем по плану. Какао в пакете выпрыгнуло на меня из шкафа, не поскупившись, обсыпало плечи, обдало всю кухню ароматом шоколада и благополучно приземлилось на пол, оставив сладковатый шлейф в воздухе. И знаете, так смешно стало, невероятно. В этом шоколадном облачении я доделала тесто, отправила его в кружку, но в этот раз оно не поднялось. Всё было с точностью наоборот, оно схватилось, но ужалось и даже не думало возвышаться над стенками кружки. Но было всё равно вкусно. А ещё ведь рядом стояла кастрюлька со свежесваренным супом, и как нельзя кстати она была прикрыта крышкой, иначе суп бы вышел со вкусом шоколада. На любителя, конечно. И так стало весело мне во время этого действа, так настроение поднялось. Муж, увидев всё, закричал: «Бедствие!», но разве же это оно. Включила рождественский плейлист и закатила уборку. Такой получился импровизированнный рецепт создания доброго и веселого настроя. И пусть всё будет в шоколаде, смайл. Узнаем, что же доброго случилось в нашем славном городе на этой неделе.

В рабах по дешевке не нуждаетесь?

Автор: Виктория Волошина, rosbalt.ru   
04.08.2018 18:03

Замена лишения свободы на принудительные работы может вызвать новый оскал отечественного капитализма.

Арестован уже 12-й сотрудник ярославской колонии, принимавший участие в пытках заключенного Макарова. Еще один находится под домашним арестом. Тем временем в самой колонии, по словам правозащитников, идет давление на заключенных: им урезают пайки и угрожают новыми сроками, чтобы те отказались от свидетельских показаний об изуверских нравах в заведении.

Параллельно с этим сюжетом в Думу внесен законопроект, упрощающий замену наказания в виде лишения свободы на принудительные работы. Отбыл четверть или треть (для осужденных по тяжелым статьям) срока заключения — и можешь трудиться на стройках родины. Ну, или на стройках отечественных коммерсантов, которые проявляют все больший интерес к труду заключенных.

Само понятие «принудительные работы» появилось в уголовно-исполнительном кодексе (УИК) еще несколько лет назад, но из-за неготовности специальных исправительных центров массовое внедрение нового вида наказания было отложено до 2017 года. Этих центров и сейчас оборудовано не более десятка на всю страну, и новые поправки в закон, которые предлагается ввести в действие с 1 января 2019 года, связаны, в том числе, с необходимостью увеличения их количества.

Минюст также предлагает использовать труд осужденных на объектах госкомпаний и госкорпораций. Это идея тоже не нова. Три года назад тогда еще депутат Госдумы Александр Хинштейн подготовил поправки в УИК, которые позволяли государству использовать рабочую силу зэков в больших инфраструктурных проектах — на уборке леса после сочинской Олимпиады, на стройках к чемпионату мира по футболу, на строительстве моста через Керченский пролив и т. д. Поправки тогда принять не успели, на этих великих стройках, по слухам, трудились северные корейцы, а не российские зэки. Но мысль многим, в том числе во ФСИН, показалась перспективной.

Нет сомнений, что работу для заключенных найдут и сегодня — большой интерес к этим новациям уже проявили, например, в «Ростехе» и РЖД. На последнем международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге знаменитый сыродел-патриот Олег Сирота озвучил идею привлекать отбывающих наказание к сельхозработам — дескать, как навалимся на молочное производство всей силой, так российскому пармезану итальянцы завидовать станут.

С одной стороны — это, несомненно, шаг в сторону гуманизации уголовно-исполнительной системы. Лучше коров на поселении доить, получая зарплату (по закону не ниже МРОТ), чем в колонии рукавицы за 30 рублей в месяц шить. С другой — репутация ФСИН так сильно подмочена, что невольно возникает вопрос: не станут ли осужденные к «принудительным работам» рабами XXI века, а исправительные центры — коммерческими гулагами? Каковыми, собственно, сегодня по факту являются многие колонии.

Вот что рассказывала о работе в мордовской ИК участница Pussy Riot Надежда Толоконникова: «Вся моя бригада в швейном цехе работает по 16-17 часов в день. С 7:30 до 0:30. Сон — в лучшем случае часа четыре в день. Выходной случается раз в полтора месяца. Почти все воскресенья — рабочие. Осужденные пишут заявления на выход на работу в выходной с формулировкой „по собственному желанию“. На деле, конечно, никакого желания нет. Но эти заявления пишутся в приказном порядке по требованию начальства и зэчек, транслирующих волю начальства.

…В июне 2013 года моя зарплата составила 29 (двадцать девять!) рублей. При этом в день бригада отшивает 150 полицейских костюмов. Куда идут деньги, полученные за них? …Костюм полицейского стоит 2 500 руб. В день бригада пошивает 150 костюмов, в месяц получается 4500 костюмов (работают без выходных). Итого вся бригада зэчек в месяц по количеству сшитых костюмов должна зарабатывать 11 250 000 руб.!

…На полную замену оборудования лагерю несколько раз выделяли деньги. Однако начальство лишь перекрашивало швейные машины руками осужденных. Мы шьем на морально и физически устаревшем оборудовании. Согласно Трудовому кодексу, в случае несоответствия уровня оборудования современным промышленным стандартам нормы выработки должны быть снижены по сравнению с типовыми отраслевыми нормами. Но нормы лишь увеличиваются. Скачкообразно и внезапно. „Покажешь им, что можешь дать 100 костюмов, так они повысят базу до 120!“ — говорят бывалые мотористки. А не давать ты не можешь — иначе будет наказан весь отряд, вся бригада. Наказан, например, многочасовым коллективным стоянием на плацу. Без права посещения туалета. Без права сделать глоток воды… Совсем недавно юной девушке пробили ножницами голову из-за того, что она вовремя не отдала брюки…»

Нетрудно предположить, что и при организации принудительных работ сотрудники ФСИН найдут стимулы, чтобы осужденные работали побольше, а получали поменьше — голубая мечта любого работодателя. Уверена, при таком подходе спрос на «кадровые» услуги ФСИН будет феерическим. А надежд, что на этом направлении сотрудники ведомства окажутся более щепетильными, чем, скажем, в пыточных вопросах, мало.

С тревогой наблюдая за тем, как растет число осужденных по шпионским и экстремистским статьям, в том числе за лайки и перепосты, представители оппозиции пугают граждан реинкарнацией ГУЛАГов. Но сталинские времена прошли. Теперь у нас скорее появятся коммерлаги — все-таки при капитализме живем, и разбрасываться человеческим капиталом (в данном случае — живой осужденной рабочей силой) было бы непозволительной роскошью для страны, из которой последние годы уезжают даже гастарбайтеры.

По инф. rosbalt.ru

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске