БЛОГИ
  • Байкал игристого за сильных и независимых

    Как правило все тексты, написанные после 20 декабря, наполнены ароматом корицы и мандаринов, из них брызжет игристое вино и ненароком высыпаются порции «Оливье». В общем, вы понимаете.

Иркутск: мечты о будущем. Разговор за ненакрытым столом

Автор: Галина СОЛОНИНА   
29.12.2016 13:57

Под новый год мы с друзьями ходим… Нет, не в баню: это их, московские традиции, а у нас, иркутян, имеются свои. И под новый год мы ходим на круглые столы, посвященные нашей иркутской идентичности. Клуб «Губерния» 27 декабря заседал за круглым ненакрытым столом, чтобы определить будущее Иркутска.


- Если это никого не затруднит, будем называть друг друга «друзьями», - ведущий, журналист Андрей Фомин, сразу же придал мероприятию панибратскую банную атмосферу. Как известно, в бане все равны, и здесь решили позаимствовать этот древнейший демократический принцип.

Название круглого стола, провозглашенное ведущим, располагало к более углубленному философскому формату: «Иркутск будущего: смыслы и возможности».

- Мы единственная публичная площадка в городе, где можно шутить, - решительно отобрал лавры у Иркутского цирка Андрей Фомин. – Я сейчас буду шутить…

Про Иркутск подходящих шуток не нашлось, поэтому ведущий расправился со словом «смысл»: «Если ты нашел смысл жизни – самое время обратиться к психиатру». И тут же передал слово доктору исторических наук (не психиатру, но все же доктору) Станиславу Гольдфарбу, про которого ходят недобрые слухи, что он – самый веселый человек в городе Иркутске.

Профессор почему-то шутить не стал:

- За десять минут на истфаке не учили истины докладывать… Я под впечатлением от тех трагедий, которые произошли в последние дни в нашей стране, поэтому шуток не будет.

Тем не менее, Станислав Гольдфарб довольно увлекательно рассказал отчасти трогательную, отчасти поучительную, а в основном довольно анекдотичную историю любимого города. Создавался Иркутск как оборонительная крепость, но в самом начале своей «карьеры» претерпел главную деформацию: вдруг оказалось, что функция эта и не нужна, поскольку границы раздвинулись далеко на восток и юг, и «оборонительная крепость» стала «серединой земли», коей пребывает по сей день.

После того, как границы расширились и можно было бы претендовать на звание «центра управления проектом», в Иркутском остроге прошла серия коррупционных событий. Поэтому царизм метался между другими поселениями – Енисейском, Тобольском, Илимском – в поисках точки опоры для управления сибирскими владениями.

В Иркутском остроге, тем временем, завелась, как выразился Станислав Гольдфарб, «Сначала торговлишка, потом торговля, потом – торгово-распределительный баланс». Поселение накапливало функции, связи, богатства, и, в конце концов, сработал эффект «территории с накопленной историей». Подробно копаясь в прошлом Иркутска, Станислав Гольдфарб убежденно заявляет, что Иркутск не мог не стать административно-хозяйственным центром, несмотря на все свои особенности, поскольку «накопленная история всегда прорастает». И не только прорастает – еще и плоды дает…

- Тезис о том, что Иркутск будет процветать на том основании, что он – Иркутск, меня не устраивает: нужны доказательства, - взревновал уроженец Ангарска Андрей Фомин.

Профессор с этим аргументом спорить не стал – вам нужны, так сами ищите.

- Шампанского сегодня нет, а стоило бы, - обозначил главную загвоздку круглого стола следующий докладчик, основатель группы компаний «Новая реальность», а сейчас двигатель проекта «Живи на Байкале» Роман Ищенко.

Далее он произнес речь, которую, действительно, было бы намного проще понять под шампанским. Она искрилась, пузырилась, переливалась и придавала окружающему миру необычные, хотя и узнаваемые черты. В этой речи были призывы определить «тезис о методологии мышления о будущем», понятия «сценарности» и «многосценарности будущего» и так далее. Часть публики малодушно снялась с места (видимо, пошла за шампанским).

- Сценарии бывают разные, как с плюсом, так и с минусом. И наша задача как живых существ – работать над теми из них, которые нас устраивают, - убеждал Роман Ищенко.

Красивые умные слова уже как бы предполагали рассказ о таком же красивом и умном будущем: с хайвэями, выполненными из прочных композитных материалов, будками телепортации во все столицы мира и на водопад Виктория, хрустальными куполами над микрорайонами, где круглый год поддерживается субтропический климат… Но ничего этого (даже под Новый год!) Роман Ищенко не рассказал. А от его сценариев повеяло холодком реализма:

- Если говорить о тех тенденциях, что мы наблюдаем последний год, то при дальнейшем их развитии мы лишимся высшей школы. И потеряем пассионарность молодых людей, - под хрустальным куполом светлого будущего прошелся ледяной сквозняк, пальмы тут же пожухли, облетел цвет магнолий. – Второй сценарий связан с депопуляцией. По городу пока идет прирост, но это – стягивание людей в центр с периферии Иркутской области. Самые сильные пассионарные молодые люди уезжают, из нас высасывают мозги. Город будет становиться все более серым.

Роман Ищенко знает толк в движении пассионариев: сам-то он уже давно мигрировал в Москву, но сейчас пытается как-то вернуть часть своего потенциала Иркутску. Ну или, наоборот, возвращается к родному источнику, чтобы из него хлебнуть чистой воды.

- Теперь о позитивных сценариях, - докладчик решил сам заделать брешь в хрустальном куполе будущего. – Город Иркутск будет конкурировать за людей не только с Москвой, но и другими городами мира! Нам надо нащупывать свою идентичность!

Композитные хайвеи, тропики посредь сибирской тайги, кабинки телепортации воздвигались сами собой со стремительной скоростью: вот сценарий города-музея, а вот – мировая столица чистой воды. «Правда, - поправился Роман Ищенко, - Красноярск у нас перехватил тему с фонтанами. Но если мы хотим стать столицей чистой воды, то нужно, не знаю, водопровод из композитных материалов создавать, фонтаны строить»…

В ряду сценариев будущего также смелыми мазками обозначился «город здоровых людей». «Если мы станем городом здоровых людей, то кто-то захочет поехать сюда жить», - предложил Роман Ищенко. И легонько ругнул себя за то, что сегодня утром поленился выйти на пробежку. А между тем, от таких пассионарных движений горожан и зависит, каким станет Иркутск в будущем. (Что-то подсказывает, что пока главенствующий сценарий – город, отдыхающий от пробежек: зря Роман Ищенко угрызается, сегодня почти никто не вышел на трек, и таких же решительных воплощений будущего можно жать все новогодние каникулы.)

- Таких сценариев надо наработать с десяток, была же идея «Иркутск – город столичный», - предложил докладчик.

Аудитория одобрительно загудела: придумывать сценарии светлого будущего иркутяне любят так же сильно, как игнорировать утренние пробежки. Причем делают это увлеченно, в компаниях и поодиночке.

- «Город столичный» - это проявление неадекватной оценки города, в котором мы живем, - взыграла в Андрее Фомине ангарская кровь.

И, чтобы окончательно разрушить иркутские столичные амбиции, он подступил к Роману Ищенко с убийственным вопросом, правильного ответа на который в природе не существует: «Вот скажите мне, какой смысл бытия нашего города?»

- Смысл… Общего смысла нет, - замялся Ищенко.

- Иркутск – город бессмысленный, - удовлетворенно кивнул Фомин.

На помощь к докладчику подоспела «тяжелая артиллерия» - Денис Банщиков, руководитель отдела туризма комитета экономики администрации города Иркутска.

- Иркутск пользуется большой популярностью у туристов со всего мира, и поэтому можно рассматривать наш город как туристический центр, - предложил он.

Посчитал популярность в количестве койко-мест: их в отелях города шесть тысяч, но этого дико не хватает. В будущем году появится еще две гостиницы – из разряда международных отельных сетей, общий номерной фонд увеличится на 10%, но туристы все еще будут биться за место на койке.

Под развитие туризма затачивается и городская инфраструктура: создаются площадки для стоянки туристических автобусов в местах показа достопримечательностей, ведется озеленение и т.д. В финансовом выражении туризм сейчас выглядит так: 4 млрд рублей ежегодно вносят туристы в экономику города, и примерно 800 млн рублей от этой суммы идет в виде налогов в бюджеты разных уровней.

- Так и знал, что мне первому начинать драку, - радостно пообещал журналист Владимир Скращук. – Тридцать скверов, а на кой фиг вы их построили?

Для симметрии Скращук навалял и Роману Ищенко, и всей мэрии. «Город будет пить «Боярышник», пока администрация не сменится!» - выкрикнул он.

Журналист кочегарил свое негодование все больше и больше, и уже по предновогоднему залу неслись его возгласы: «Вы все работаете в режиме монолога», подкреплявшиеся пристрастием к такому же формату: «Не надо мне отвечать!»

В головах проносилось: «Этому больше не наливать», но ведь и не наливали... Парочка друзей уже была готова броситься вязать разбушевавшегося приятеля, чтобы он не разнес чего лишнего, однако пока ограничились словами.

- А будет ли что-то, если власть сменить? – философски почесал бороду Андрей Фомин.

А политолог-либерал Сергей Беспалов затянул «иркутскую городовую»:

- Мы же статистически знаем, что такое Иркутск? Мы – средний российский город. Я – человек политизированный. Опять начались разговоры – губернатор долго сидит, мэра пора менять… У нас население такое, что ни позиции, ни оппозиции.

Сергей Беспалов заявил, что рассчитывать на великое инновационное будущее Иркутску не следует, это город сервиса, «чего изволите?». Неплохо бы для начала вылечить всех больных туберкулезом. Народ за круглым столом начал шутить насчет «города-больницы».

Всеобщее медицинское веселье прервал Дмитрий Матвеев – владелец «Байкальской визы» и многих других активов в городе Иркутске и окрестностях. Он, чтобы как-то оправдать свое присутствие за этим круглым столом, произнес необходимую банальность:

- А на какие деньги мы можем развиваться? Нужно выбрать ту идею, которая позволит запустить процессы экономического роста. И тогда регион не будет на 69 месте в рейтингах находиться…

Дмитрий Матвеев заявил, что раньше в Иркутске были заводы, которые давали людям работу и заработок. Сейчас их нет, а люди остались… Зато есть туризм – он способен занять много рабочих рук. Чтобы дело двигалось быстрее, не нужно изобретать велосипед – достаточно ознакомиться с мировым опытом территориального развития, и подходящую модель взять на вооружение.

- Подытожить можно так: вы за политический мир, который принесет экономические дивиденды, - сделал неожиданный вывод из услышанного Андрей Фомин.

Матвеев удивился: он о политических войнах и мирах не сказал ни слова, все больше об экономике… «Можно и так», - развел он руками.

Однако «аполитичная» фракция этого собрания решила во что бы то ни стало одержать верх над политиканами. Сергей Маяренков, руководитель проекта «Иркутские кварталы», заявил, что неплохо бы всем прочесть книги о Сингапурском чуде – все же оно совершилось буквально у нас на глазах, и этот опыт вдохновляет.

- Насчет скверов: они были обустроены на деньги частных инвесторов, а не за счет бюджета города, - парировал он давешний выпад разочарованного Владимира Скращука, - и это тоже – форма самовыражения горожан.

Сергей Маяренков – из разряда иркутских позитивистов: ему все нравится, а если что не нравится – он предлагает, как это изменить. В качестве примеров такого подхода – 130 квартал, теперь – проект «Иркутские кварталы», который в процесс преобразований вовлечет другие старые улицы в центре города.

Председатель комитета по культуре городской администрации Виталий Барышников, дополняя армию позитивистов, заявил, что неплохо бы научиться «сборке крупных культурных проектов». Такого опыта практически нет в стране, разве что – Олимпиада в Сочи, но почему бы не дерзнуть?

И дерзнули, еще как!

- Я уже давно предлагал в районе Большого Голоустного создать Центр изучения мировых религий, - заложил первый камень в Нью-Васюки Андрей Фомин, - или центр изучения НЛО!

Дискуссия явно уносилась в светлое будущее: пора было переходить к форматированию политики межгалактического общения. Но не всякому дано подержать такой высокий уровень дискуссии. Барышников, видимо, решил приблизить будущее Иркутска до обозримого горизонта. Он начал осторожно, ощупью выбираться из светлого будущего Андрея Фомина, в котором над головами обывателей и исследователей стремительно проносились НЛО:

- По сути, будет очередная реконкиста, колонизация пространства Сибири. И Иркутск, как русский город, идеологически, интеллектуально должен подкрепить эту колонизацию.

По мнению Виталия Барышникова, федеральный центр имеет представления о возможной роли Иркутска. Сейчас важно доказать, что наш город – опора России в освоении восточных земель, а не место противостояния и протеста.

Ощущение надежности, защищенности, распространяемое речью Виталия Барышникова («Москва помнит о нас, положимся на нее!»), всех немного расслабило. И, наверное, ослабило невидимые путы, сковывавшие буяна Скращука. Чем он не преминул воспользоваться.

- Интеллектуальный уровень нашего министерства культуры – это Святитель Иннокентий, - внес он бодрящую струю в умиротворяющую речь бывшего министра культуры Виталия Барышникова. – Я вижу в этом городе один выход!

Тут можно было ожидать, что он покажет дорогу на городской погост. Ну или хотя бы предложит проект по строительству городского крематория. Развязка удивила (хотя и связана с высоким градусом горения):

- Мы никогда не договоримся. Но есть одна корпорация, которая проводит по два фестиваля для детей в год, которая занимается общественными проектами, которая является одним из крупнейших предприятий отрасли, в Красноярске нет таких предприятий (к вопросу о крупной промышленности в Иркутске) – это иркутские теплоэнергетики. Я иду в кильватере этих людей. И рад, если смогу им чем-то помочь!

Собравшиеся явно не ожидали такой развязки. Но под Новый год чудеса – в порядке вещей.

- Я выяснил смысл жизни: теперь не могу решить – повеситься, утопиться или застрелиться? – восхищенно заявил Андрей Фомин.

И, как всякий человек, десятки раз смотревший за новогодним столом «Иронию судьбы, или С легким паром!», произнес фразу, в равной степени относящуюся и к Жене Лукашину, и к городу Иркутску: «Он пока плохо понимает, куда идет».

- Не для того же ты пришел, чтобы сказать, что у Иркутска нет будущего? – взорвался позитивом Владимир Скращук.

- В основном для этого, - резюмировал Фомин.

Все-таки в баню…

 


 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске