Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

А у нас всё не так

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
04.12.2017 09:34

Побывал вчера на лекции политтехнолога (политконсультанта) Сергея Маркелова. Понятия не имею об истинных причинах его визита в Иркутскую область. Создалось впечатление, что наша местная политтехнологическая тусня слегка обделалась от страха, что Маркелов отожмет на себя напланированные тусней деньги с выборов в Законодательное собрание (в следующем году), поэтому попыталась окатить его с двух ушатов грязи на наиболее «чистоплотных» информационных площадках. Это не моя война, поэтому воздержусь от экспертных комментариев по поводу этого, просто скажу, что на лекции Маркелова я услышал много интересного и мыслеобразовательного.

Узнал, например, что какие-то политтехнологи отлили в гранит новое политтехнологическое понятие – «турбированный административный ресурс». Мы, гуманитарии, такие штуки любим. Поскольку время сейчас такое, что не застолбишь первым, то кто-нибудь другой застолбит, быстро копирайчу: «Эрегированный административный ресурс». Что это такое, пока не придумал, додумаю после.

Если серьезно, то на лекции я подметил, что Маркелову, рассказывавшему о разнообразных трендах в российской политической жизни, по сути, постоянно приходилось оговариваться, что Иркутская область это особый случай и «общероссийского» здесь либо нет, либо оно представлено в каком-нибудь измененном виде. Если этого не делал он, то за него это договаривала (иногда дошептывала) публика.

Вот только то, что я успел законспектировать. Перескажу своими словами, заранее попросив прощения за возможные неточности в деталях.

Во всех регионах губернатор это некое «узкое горлышка» в коммуникациях региональных групп интересов с федеральным центром. Никакой представитель групп интересов не может постучаться наверх в обход губернатора. А если постучится, то его сверху пошлют… к губернатору. С ним сначала договаривайся. Иркутский губернатор это только один из множества каналов связи, которые осуществляют иркутские элитарии с верхушкой. Обмен информацией и сигналами по линии «Иркутск-Москва-Иркутск» активно происходит в обход губернатора.

Те правила, по которым Кремль выстраивает отношения с губернатором Левченко, отличаются от тех правил, по которым он выстраивает отношения с абсолютным большинством других глав регионов. Поэтому прогнозировать что-либо связанное с Левченко на основе анализа общих трендов (например, недавнего «губеропада») не имеет смысла.

Во всех регионах муниципалитеты ходят смирные вокруг губернатора на цыпочках, а у нас они передовой фронт антигубернаторской фронды.

В России восемьдесят процентов того, что нам показывают в виде спектакля публичной политики, является результатом теневых договоренностей, расторговки, разменов. В Иркутской области слишком много групп влияния. С ними сложно договориться, потому что их, во-первых, много, во-вторых, большинство из них недоговороспособны. Поэтому здесь политиками может двигать идея того, что можно чего-то добиться, вообще ни с кем и ни о чем не договариваясь.

В региональных отделениях «Единой России» обычно дисциплина, а в Иркутской области… тут начали подсказывать слушатели: единоросы, включая членов Регсовета, могут играть на выборах за конкурентов ЕР.

По всей России действует правило «либо сильный губернатор и слабая пресс-служба», либо «слабый губернатор и сильная пресс-служба», а у нас… Простите, чего-то страшновато пересказывать, что в этом месте говорила аудитория про «у нас».

Все регионы просто загнутся, если губернатор ничего не будет делать, а в Иркутской области настолько сильная и диверсифицированная экономика, что она худо-бедно будет тянуть область и без губератора.

В общем, товарищи, получил я на этой лекции неизгладимый, я бы даже сказал «неизгалдимый» заряд региональной гордости и патриотизма. Уникальные мы, неповторимые.

Поэтому еще раз хочу призвать всех голосовать за Иркутск в конкурсе на выбор столицы «Тотального диктанта». Там нас пытается догнать Владивосток. Владивосток и Приморье в 1990-е имели в стране ровно ту репутацию, что имеют сейчас Иркутск и Иркутская область – региона со странностями, со свернутой крышей, больного на всю голову. Они сейчас не такие. Поэтому дулю им, а не столицу «Тотального диктанта». Мы и только мы имеем права на это. Голосуйте!

От этого же автора:

Колонки политобозревателя Сергея Шмидта

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске