Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: чистые берега Байкала, кость динозавра и выставка Регины Присяжниковой

    Всегда очень радует, когда помощь подоспевает оттуда, откуда её не ждешь. Вот, скажем, летом поднимаешься в крутую гору с ребенком и коляской, и вдруг рядом останавливается машина, водитель открывает дверь и говорит: «Садитесь, подвезу!». И ты, немного смутившийся, конечно, садишься, ведь сил толкать перед собой коляску уже нет. И вот две минуты с ветерком – и уже дома. Или, скажем, когда все лето ищешь идеального парикмахера, а он приходит сам к тебе домой и делает тебе потрясающую стрижку. А все потому, что твоя любимая племянница окончила курсы стрижки и теперь тебе точно можно не ходить по салонам. Или, скажем, нужно заменить в ванне кран. Ты уже настраиваешься на вызов сантехника, прикидываешь, сколько он запросит за свои услуги (а берут сейчас все эти специалисты немало), а вдруг приезжает брат и делает все сам на раз-два. А потом идешь в поликлинику, просто взять справку в бассейн. Внутренне ожесточаешься, ведь общение с врачами – это по большему счету всегда столкновение с хамством и бесцеремонностью. Но люди в белом оказываются такими душками: и примут с улыбкой, и слово доброе скажут, да и очереди к ним в кабинет не окажется. Разве не прекрасно? Вот такие у меня на этой неделе были маленькие радости. Уверена, что и у вас без них не обошлось. А теперь расскажем о хороших новостях из нашего края.

Битва при Топонимах

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
07.06.2016 08:22

Я, конечно, в курсе, что общественная дискуссия вокруг новых/старых иркутских топонимов - улицы Чудотворской, Тихвинском сквере и площади Сперанского - уже маркирована мемом «Первая топонимическая». Всякий амбициозный колумнист огорчается, если разошедшийся естественным образом мем придуман не им, даже если мем придумала его родная супруга (а «Первую топонимическую» придумала моя жена). Поэтому я назвал этот текст «Битва при Топонимах», чтобы хоть чуточку снять собственное внутреннее напряжение по этому поводу.

Сам факт риторической битвы налицо. Одна из главных претензий к миру со стороны обороняющих уходящие названия связана с тем, что о них, как о гражданах, «никто не вспомнил». Сам я являюсь убежденным сторонником топонимических перемен. Вижу в них не наезд авторитарной мэрии и комиссии по топонимике на демократическое городское сообщество, как одни, и не борьбу сторонников возвращения досоветской исторической справедливости со сторонниками сохранения советской исторической справедливости, как другие. Вижу в этом противостояние принципа цветущей уникальности с принципом унылой «попсы».

В общем и целом я понимаю и принимаю недовольство тех, о ком «никто не вспомнил». Я хотел бы попробовать восстановить справедливость и вспомнить всех. Не поименно, разумеется, а «посоциально». То есть вспомнить и назвать основные социопсихологические типажи недовольных.

Первый типаж – самый отвратительный, к счастью, самый малочисленный. Это племенные склочники. Чаще всего это тщеславные люди со средними способностями, с возрастом все более болезненно переживающие собственную, как им кажется, недовостребованность и недооцененность. На этих, на мой взгляд, вообще лучше не обращать никакого внимания. Пусть бесятся в бессильной злобе.

Второй типаж – профессиональные и идейные коммунисты. Замечу, что профессионализм и идейность в коммунистическом вопросе это разные вещи. Разумеется, коммунисты не могли избежать участия в битве при Топонимах и есть один момент, за который, как мне кажется, их даже следует поблагодарить. Дело в том, что в иркутской дискуссии о городских названиях за последнюю четверть века было сказано все, что можно сказать. Все аргументы, которые могли быть предъявлены сторонами, предъявлялись неоднократно. Казалось бы, запустить какие-то инновации в этом, извините за выражение, дискурсе – просто невозможно. Коммунистам, объявившими переименования «десоветизацией» на манер порошенковской Украины, а также «майданизацией Иркутской области», это удалось. Хоть что-то новенькое прозвучало. С демагогами можно бороться только демагогией, поэтому все любители такого времяпровождения могут уделить коммунистам ответное демагогическое внимание. Аргументы не подсказываю. Тут можно применить многое – от темы улиц, коммунистической волей названных именами «большевистских палачей русского народа», до почему-то полюбившегося современными коммунистами аргумента о недемократичности процедуры присвоения советский названий. Ибо креативщики из политотдела 5-й Красной армии референдумов в 1920 году не проводили.

Третья группа – фан-клуб Виктора Ивановича Кондрашова, принципиальные ненавистники мэра Бердникова, готовые реагировать истерическим «ни за что!» на все, что делает нынешняя мэрия. Не секрет, что если бы переименованиями занималась администрация Кондрашова, то это воспринималось бы этими же людьми на ура. Ровно с той же аргументацией, которой пользуются сейчас сторонники переименований. К людям, мнения которых зависят от персонального состава городского начальства (хотя сами они пребывают в устойчивой иллюзии неконъюнктурности собственных мнений), наверное, следует относиться снисходительно. Переубедить их практически невозможно. Просто замечу кое-что для тех из них, кто всегда выступал за переименования – а все их риторические ходы записаны интернетом – но сейчас выступает против, ибо мэр не тот. Если сейчас мэрия в этом вопросе сдаст назад, никакое городское руководство никогда больше не решится на подобное. И им всем придется жить, да доживать в городе без шансов на Большую, Амурскую, Баснинскую, Ланинскую, Матрешинскую, Пестеревскую, Троицкую, Саломатовскую и др. А ведь им так этого не хотелось. Уверен, что и не хочется.

Ну и четвертая группа – самые нормальные люди из всех недовольных. Это те, для кого улица Бограда это привычное, родное. Потому что кто-то «родился на Бограда» (в самом знаменитом иркутском роддоме, который правда формально закреплен за улицей Сурикова), кто-то на Бограда живет. Вот к ним действительно следует относиться со всем уважением. С ними надо разговаривать. Убеждать их. А, может быть, и просить. Просить их просто уступить в данном вопросе.

Я часто думаю, как я мог бы переубедить этих людей? Едва ли кому-то из них понравились аргументы про попсу и противостояние ей. Да и живем мы во времена, когда собственное мнение может быть аргументировано только собственным поступком (чего, кстати, категорически не может понять наша громко бездельничающая в социальных сетях интеллигенция). Либо обещанием совершить его в соответствующих обстоятельствах.

Для этой уважаемой мною четвертой группы недовольных здесь, на интернет-страничке «Иркутской торговой», я даю слово не ныть и не выражать неудовольствия, когда придет пора переименования улицы Ленина, на которой я живу, в улицу Амурскую. Это единственный аргумент, который я действительно хотел бы заявить в дискуссионной битве при Топонимах. Ибо все остальные уже давно и многократно высказаны другими.


 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске