Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: детская храбрость не знает границ и как проучить чиновников

    Решила на днях приготовить кекс в микроволновке. Тот самый, когда тесто выливается в кружку и за две минуты медленно, но верно поднимается и превращается в воздушный и нежный маффин. Но всё сразу пошло не совсем по плану. Какао в пакете выпрыгнуло на меня из шкафа, не поскупившись, обсыпало плечи, обдало всю кухню ароматом шоколада и благополучно приземлилось на пол, оставив сладковатый шлейф в воздухе. И знаете, так смешно стало, невероятно. В этом шоколадном облачении я доделала тесто, отправила его в кружку, но в этот раз оно не поднялось. Всё было с точностью наоборот, оно схватилось, но ужалось и даже не думало возвышаться над стенками кружки. Но было всё равно вкусно. А ещё ведь рядом стояла кастрюлька со свежесваренным супом, и как нельзя кстати она была прикрыта крышкой, иначе суп бы вышел со вкусом шоколада. На любителя, конечно. И так стало весело мне во время этого действа, так настроение поднялось. Муж, увидев всё, закричал: «Бедствие!», но разве же это оно. Включила рождественский плейлист и закатила уборку. Такой получился импровизированнный рецепт создания доброго и веселого настроя. И пусть всё будет в шоколаде, смайл. Узнаем, что же доброго случилось в нашем славном городе на этой неделе.

Если поколенья поголовно…

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
10.07.2018 11:28

В своих колонках в «Иркутской торговой газете» я уже скоро как восемь полных лет составляю обширный пазл из фрагментов того, что называю «философией иркутской жизни». Пришла пора написать фрагмент про, пожалуй, самое неприятное в этой самой жизни. Про застой, закупорку в поколенческом обновлении иркутян, занимающих «позиции влияния» в публичном пространстве города, главное, что оказывающих влияние на установление правил городской жизни. Про неприятное лучше всего писать в ленивую летнюю пору. В короткий для сибирского города период, когда и у авторов, и у читателей хроническая «сиеста головного мозга». Вероятные читательские психотравмы могут оказаться менее болезненными. Еще эффект от неприятного можно амортизировать красочными цитатами из литературы.

 

Картина Леонида Баранова

Очень уж нравились и нравятся мне эти строчки из более тридцати лет назад написанной песни Юрия Наумова:

«Если поколенье

Поголовно на коленях -

Не мытьем, так уголовно

Тем, кого судьба не обнесла

Остаются стремные тусовки

Или ровно к трём

На зов каких-то гуру

Продать сдуру

Души и тела...».

Пусть эти строчки станут чем-то вроде кривоватого стержня этой колонки. Кривоватого в том числе и потому, что я, разумеется, отдаю себе отчет, что в первоисточнике речь идет о поколении в единственном числе, а в названии колонки я намеренно умножил число до множественного.

Когда меня спрашивают, что может спасти то ли угасающий (в культурном смысле), то ли убывающий (в демографическом смысле) Иркутск, я всегда отвечаю, что Иркутск может спасти только реальная смена поколений. Которой, по большому счету, не происходит довольно давно и в силу совпадения минимум двух причин.

Во-первых, основные правила иркутской жизни определяются слоем людей занявших господствующие высоты где-то к концу 1990-х годов. Это люди возраста 50+ (представители «правящего поколения» в современной России), которые на волнах перестроечных новаций и хаотичных трансформаций девяностых добились очень многого в достаточно молодом возрасте и потому пробудут на занятых позициях лет на 15-20 дольше, чем пробыли бы, окажись они на них в результате более плавной смены поколений.

Во-вторых, в последние 15-20 лет у молодых иркутян воспроизводится «выездная» социокультурная установка, согласно которой тот, кто не уехал из города, если не к двадцати пяти, то к тридцати годам, тот неудачник.

В результате одни не уходят, потому что стары, но не настолько, чтобы уходить. Другие не приходят, потому что уезжают, а уезжают потому, что слишком молоды, чтобы оставаться.

Молодые вроде бы есть, их не может не быть, но вот к определению правил иркутской жизни практически никто из молодых не допущен. Исключения может пересчитать по пальцам одной руки, не снимая варежки.

Допущенные же то ли просто тратят время жизни, то ли развлекаются от скуки пустейшими склоками, за которыми давно уже не стоит ни уязвленных самолюбий, ни даже отчетливых материальных интересов, а обнаруживается элементарная усталость друг от друга. Все просто надоели друг другу за столько-то лет. А молодая шпана, которая могла отменить фактом своего существования – не опровергнуть, а отменить! – разнообразных Д.Т. и В.С. (инициалы тут могли быть разными), просто не появляется. Есть те, кто критически огрызается на бесноватых старичков, нередко делая это и остроумно, и по делу, но тех, кто может отменить актуальность этих старичков, нет.

Они проходят мимо. Уходят мимо.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске