Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: встреча с манулом, сюрприз от «Доктора Джаза» и спасение на тонком льду

    Знаете, вот есть такая вещь в природе, как бунт вещей. Особенно примечательно, когда бунтовать начинает, скажем, домашняя техника. В один день ты утром подходишь к стиральной машинке, нажимаешь знакомую комбинацию, а она никак не реагирует. Вода не наливается, дверь не блокируется, не происходит ни-че-го. В панике выдергиваешь розетку, включаешь снова – тщетно. Затем над некоторыми кнопками начинают загадочно мерцать лампочки. Ты даже находишь в интернете, что это за поломка такая и с умным видом звонишь в бюро ремонта, рассказывая о своей беде. Мастер выслушивает и обещает явиться завтра в полдень, настраивая на то, что ремонт, скорее всего, обойдется в немаленькую сумму. И вот наступает вечер, с работы приходит муж. Я предлагаю дорогому супругу попробовать поговорить с машинкой самому, дескать, она же женского пола, может тебя послушает. И глава семейства, вздохнув, проделывает те же действия, что и я несколькими часами ранее. И что вы думаете? Машинка его слушается! И начинает исправно набирать воду и крутить барабан. И вот это, скажите, как называется? Улыбнулись? А теперь – к хорошим новостям!

Гегель и дети

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
26.03.2018 07:58

Сергей Шмидт

В последнее время в моих колонках в силу всем известных причин случилось многовато политики. Надо бы отвлечься. Но чтобы отвлечение не было чрезмерно резким, останусь в «выборной теме» - перейду от темы политических выборов к теме экзистенциального выбора. Вновь коснусь вопроса «уезжать или оставаться?», который вот уже лет 15-20 мучает передовую молодежь российских регионов. Более того, складывается впечатление, что как-то по-особенному он терзает молодежь Иркутска.

Есть естественный механизм торможения «западного дрейфа» - так социологи именую процесс перемещения молодого и трудоспособного населения из восточных регионов России в западные. Люди, живущие не столько устаревшей максимой «где родился, там и пригодился», сколько нестареющей мудростью «лучше быть первым в деревне, чем вторым в городе», предпочитают не торопиться с участием в западном дрейфе, либо вообще отказываются от него.

Единственный из фирменных концептов философии Гегеля, который более или менее может быть понят нормальными людьми, касается темы признания. То, что по большому счету нужно человеку (а может быть по большому счету ему вообще ничего кроме этого не нужно) это внешнее признание. «Признайте меня хоть кем-нибудь», - вот наш основной сигнал внешнему миру. Кто-то настаивает на этом, используя силу, кто-то испрашивает жалостливо.

Единственный из фирменных концептов философии Гегеля, который более или менее может быть понят нормальными людьми, касается темы признания

Рисунок Эдуарда Строуна, 1875.

Ну и, разумеется, в наиболее острой форме потребность во внешнем признании представляет собой потребность в признании либо собственного первенства – ты лучший в линейке тебе подобных персонажей – либо собственной уникальности. Это уж дело каждого, ориентироваться больше на первенство или на уникальность. В признании нуждается и первое, и второе. И эта потребность в признании в качестве лучшего или в качестве уникального является естественным механизмом торможения дрейфов.

Для разъяснения приведу фрагмент интервью с автомехаником, взятое в одном из поселков Иркутской области.

(цит.) «Родители мне преподавали примерно такую мудрость – твои дедушка с бабушкой пили, мы с папой пьем, ты вырастешь, и тоже пить будешь. Когда я учился в восьмом классе, мне учитель в школе сказал: «Слушай, ты, конечно, троечник конченый. Директора или профессора из тебя, скорее всего, не выйдет. Но у тебя явно способности в автомобильном деле. Имей в виду, если дурить не будешь, ты мог бы стать лучшим автомехаником нашего поселка. Мне это запало в душу и я… я стал лучшим автомехаником поселка. Это вам тут любой подтвердит».

Я слушал этого человека и вспоминал… Гегеля. Ну не Гегеля, а всю эту «философию признания». Передо мной был человек на своем месте, занятый своим делом, уверенный в себе, ибо его уверенность подкреплялась пресловутым внешним признанием. И этот автомеханик был явно счастливее множества директоров и профессоров, мучающихся тем, что в своем директорстве и профессорстве им не удалось стать ни лучшими, ни особенными.

Вот фрагмент разговора с одним молодым человеком, который очень много добился для своих молодых лет в Иркутске. (цит.) «Вот размышляю, уезжать в Москву или не уезжать? Что лучше: быть довольно значимым здесь, в Иркутске, или черт знает кем – скорее всего, никем – в Москве? В Иркутске ведь что хорошо и что плохо? Тут я крут, я лучше всех, но, черт побери, развиваться, меняться мне совершенно некуда. Там, в Москве, всегда будет какая-то дистанция для развития. Даже окажись я на самой последней позиции, у меня всегда будет возможность куда-то развиваться. Но на первых позициях мне, при всем этом, не оказаться никогда».

Это хорошая рефлексия по поводу экзистенциального выбора. Становиться лучшим или уникальным, но жертвовать при этом «зоной ближайшего развития», я уж не говорю о развитии дальнем? Или же всегда иметь какую-то возможность развития, но жертвовать таким сладким признанием в качестве лучшего или уникального?

Каждый выбирает сам, конечно. Давно подметил, что молодежь нынешняя склонна к почти фетишизации «развития» (разнообразному «прокачиванию», как выражаются молодые люди). Уже не удивляюсь, когда молодые люди в каких-нибудь публичных выступлениях, высказывая пожелания аудитории, произносят что-нибудь вроде: «Желаю всем развития!» Как говорится «в мои годы» так не выражались. И это тоже своего рода «жизнь по Гегелю» - Гегель ведь про развитие, про движение, про диалектику. Но Гегель, который про признание, никуда не девается. И в том, что касается западного дрейфа, последовательно давит на педаль тормоза.

Сергей ШМИДТ - серия статей Срок

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске