Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Иркутск - город торговый

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
06.02.2017 18:36

Сергей Шмидт - авторская колонка

Ташкент – город хлебный. Об этом знает любой, кто пользовался содержимым советских школьных библиотек. А Иркутск – город торговый. Об этом знает каждый, кому по тем или иным причинам надо оправдать деиндустриализацию, которую пережил город в постсоветские годы, или, например, упадок высшего образования в Иркутске.

Любим мы, иркутяне, успокоить себя купеческим прошлым, когда встает вопрос о том, что у нас в Иркутске многовато торговых центров, а вот с научными и производственными успехами в последнее время как-то не очень. Есть, конечно, у нас и радости на эту тему – авиационный завод вместе с корпорацией «Иркут», да выкатка самолета МС-21 – но радостей этих маловато. С торговыми центрами радостей побольше.

При этом есть в иркутском мифе о «торговом городе» одна интересная деталь. В этом «торговом городе» не принято толком торговаться. Как в нормальном торговом городе. В котором, если купил товар за предложенную продавцом цену, значит, обидел его, обделил его увлекательной игрой в общение.

В ранние годы приходилось мне отправляться порою на центральный рынок с одним очень пожилым родственником. Родственник отменно варил варенье из лесной смородины. Мне же надо было помочь ему доставить с рынка ведро лесной смородины. Однако поход на рынок представлял собой испытание, которое мне не очень нравилось. Родственник, вступая в деловые переговоры с продавцами смородины, точнее, с продавщицами, мог, например, подолгу выражать сомнение в том, что ему продают именно лесную, а не садовую смородину. Мне было как-то неудобно за него. Казалось, что он обижает этих милых бабушек со смородиной, даже унижает их, сомневаясь, что они честны с ним, как с покупателем.

Я как-то поинтересовался, зачем ему это нужно? Он очень удивился вопросу. «Ты что не видишь, что для нас это игра?» И объяснил, что это не просто игра, но и некое приятное для старых людей воспоминание о тех временах, когда на иркутских рынках было принято торговаться и общение вокруг подвижной цены, а также все сопутствующее общение, например, дебаты о качестве товара, были обязательными атрибутами визита на рынок. «Так было принято много-много лет назад, потом это все ушло. Нам, старым людям, приятно это вспомнить». И тогда я понял его и его собеседниц. Для них это была игра в прошлое, ибо никаких особых традиций торговаться на рынке в наше настоящее не попало. Дети играют во взрослых - старые же люди играли на рынке во времена, когда они были детьми.

Как-то из Краснодара приехал в гости мой приятель Вадим. И очень он возмущался нравами нашего рынка. Там все удивлялись, когда он попробовал скинуть цену на пару хвостов омуля, на стакан орехов, попробовал завести под это дело дискуссию. Он, кубанец, южанин, вообще не понимал, зачем ходить на рынок, если там не принято торговаться? Так-то можно и в магазинах, да в супермаркетах закупаться. И Вадик очень сильно потешался, когда я сообщил ему о том, что в Иркутске любят поговорить о том, что «Иркутск – торговый город». Ну какой он торговый? И ставил в пример китайцев на Шанхайке, среди которых обнаружились родственные кубанцу души. Где были возможны сценки, в которых обе стороны сначала горячо торгуются, потом осуществляют сделку, а потом у каждой их них на лице появляется удовлетворение, уверенность в том, что она оставила другую сторону в дураках.

В общем, я со своим приятелем согласился тогда. Пока все эти риторические игры на рынках не являются обязательными, какой мы торговый город? Еще учиться и учиться. Торговаться и торговаться.

 

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске