Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Иркутская осень: десять лет тому вперед

Автор: По инф. Телеинформа   
16.10.2017 09:52

Сергей Шмидт, иркутский колумнист

Глядя на осень нынешнюю, заинтересовался, что собой представляла «иркутская политическая осень» десятилетней давности – осень 2007-го года? Ворошить медиа десятилетней давности мне показалось делом попсовым, поэтому я решил отправиться в прошлое на машине времени своих собственных «записей» той поры.

И вот что открылось.

10 лет назад страна жила темами выборов в пятую Государственную думу, беспартийного президента во главе партийного списка «Единой России» и репетициями различных моделей «России после Путина». Да-да, все обсуждали «Россию после Путина». 10 лет назад.

Экономический сюрприз той осени это инфляционный скачок – по некоторым показателям, рекордный за годы президентства В.В. Путина. Совершенно не помню того осеннего скачка цен - их столько было после этого! А вы помните?

Осень 2007-го в Иркутске это апофеоз распространявшихся всевозможными путями - от набравшего силу интернета до элементарного перешептывания - слухов о том, что губернаторские дни губернатора Александра Тишанина сочтены.

Увертюра была исполнена самом начале лета 2007-го. В область приезжал глава президентской администрации Сергей Собянин (да-да, нынешний московский мэр-реноватор). Закрытый характер его встреч с руководством области тут же породил слух о том, что технический руководитель главной управленческой институции в России прибыл то ли для того, чтобы снять Тишанина, то ли для того, чтобы сделать ему «последнее китайское предупреждение». Потом было легкое затишье.

А затем посыпался один информационный повод за другим.

Например, принц Монако, прибыв в Прибайкалье, получил возможность поохотиться в национальном парке, и это напрягло носителей высокоразвитого экологического сознания в федеральной власти. Кто-нибудь вспомнит сейчас про тот скандал с принцем Монако?

Потом правоохранительные органы проверили работу дорожной службы области, не досчитались (вот чудо!) бюджетных средств и «дороги» привели в областную администрацию. Потом спикер Законодательного собрания высказался в том духе, что у губернатора не все в порядке со стратегическим мышлением – мол, развивать высокие технологии в области, замораживая разработку гигантских по потенциалу газовых месторождений, означает совершать то ли ошибку, то ли преступление. Опять же вспомнили, что красочные прожекты, связанные с укрупнением Иркутского региона за счет Усть-Ордынского округа, остались мерцающими картинками на видеопрезентациях, и принялись предсказывать, что Тишанинским планам привлечения инвестиций под проект Иркутской агломерации угрожает подобная печальная участь, от которой не спасет никакой «форсайт». Правильно, кстати, предсказывали. И слово «форсайт», как и сейчас, мусолили саркастически.

Разумеется, тогда на экспертных языках затрепетала главная мантра региональной политики, сочиненная еще во времена, когда в ней было больше динамики. Звучала она так: руководитель региона не смог консолидировать региональную элиту. Ни в одном учебнике по политологии не написано, что означает эта формула. Имеется ли в виду неспособность губернатора наладить нормальные коррупционные отношения с бизнес-истеблишментом региона или же неспособность губернатора заинтересовать сей истеблишмент планами собственной команды? Так и не ясно с тех пор.

Тишанин, кстати, тогда действительно покинул область. Только не той осенью, когда все были убеждены, что час пробил, а в апреле следующего года, когда все расслабились и забили. Как сложилась судьба принца Монако – я не знаю. Надо глянуть в Википедии.

Вот так мы тогда жили. Слухами и обобщающей их аналитикой, аналитикой и слухами. В общем, жили примерно так, как живем сегодня.

2007 год. Гватемала. 119-я сессия Международного олимпийского комитета. Выбор столицы Олимпиады-2014

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске