Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

К юбилею с серьезным лицом

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
14.03.2017 07:57

Завтра исполнится 80 лет со дня рождения писателя Валентина Распутина. Это один из целой серии очень значимых для Иркутской области юбилеев 2017 года.

Жизнь крупного писателя после смерти, точнее бытие «образа писателя» обычно представляет собой, то ли циклы, то ли регулярный микс из добавлений в нетленный образ дополнительной бронзы одними потомками и попытками «очеловечить» монументальный образ другими. Что и говорить, юбилей Валентина Григорьевича из тех, что следует отмечать исключительно с серьезным лицом. Так было и при его жизни. Помню, когда пять лет назад проводили конференцию, приуроченную к 75-летию Валентина Распутина, и разнообразные «научные флаги» были в гости к нам, выписал себе на память несколько забавных тем докладов: «В.Г. Распутин и славянство» «Прогностический потенциал прозы В. Распутина», «Танатология В.Распутина в контексте «деревенской прозы»», «Распутин как бренд»… Все очень серьезно: прогностический потенциал, танатология, славянство… Такой уж был классик, таким было его творчество. Поэтому, если возникает желание придать «памятнику» человеческие черты, лучше начинать с «очеловечения» нас самих, его читателей.

Вот, например, такой случай был.

Когда Валентин Григорьевич умер (14 марта 2015 года), на одной из иркутских радиостанций была прямоэфирная передача, посвященная его памяти. В эфир дозвонился взволнованный и одновременно опечаленный слушатель. Слушатель пафосно порассуждал о величии усопшего классика, убедительно потребовал увековечить его память по высшей категории, разумеется, этикетно продекларировал необходимость включения произведений Распутина в школьную программу. На свою беду ведущая спросила, а какое произведение Валентина Распутина слушателю особенно нравится? Не моргнув глазом - хотя по радио этого, разумеется, не видно - позвонивший уверенно ответствовал: «Ну конечно же «Архипелаг ГУЛАГ»».

На телеканале «Россия-24» тогда, сообщая новость о смерти писателя, упомянули его роман «Прощание с Матрёной». С Матрёной! Это по-своему интересно, почему «тень Солженицына» витала и витает над Распутиным? Разные ведь они, совсем разные. Хотя встречались они после возвращения Солженицына, обсуждали, как нам обустроить… ну сами знаете, что обустроить.

А вот одна история, которую мне приходилось слышать в мае 2011 года от Жана Радвани, гражданина Франции, известного ученого, занимающегося политической географией. В 1969 году Радвани попал в Советский Союз, да не куда-нибудь, а в Иркутск. С ним случилась почти гоголевская история. В гости ждали бабушку Радвани - известную писательницу Анну Зегерс, которая в 1933 году бежала из Германии во Францию. К появлению внука Иркутское отделение Союза писателей не было готово. Местные решили, что внук является начинающим писателем, и приставили к нему в опекуны местного молодого талантливого писателя. Валентина Распутина. Будущий классик начал свое общение с гостем с тревожного объявления: «В городе катастрофа!» «Что случилось?» - изумился и обеспокоился француз. «Совершенно невозможно достать водки»,- разъяснил В. Распутин. Иностранный гость успокоил писателя тем, что у него-то имеется бутылочка. По словам Радвани, будущий классик немедленно помчался за омулем.

Такая вот простая человеческая история про молодость, про классика, про страну, которой давно уже нет, опять же про бренды – водку и омуль.

Мне кажется, что если бы мы знали побольше, и вспоминали почаще такие вот простые человеческие истории про Распутина, то путаница с Солженицыным случалась бы пореже. Записано у меня еще несколько таких историй. Приберегу для других юбилеев. Пока же назидательно замечу, что не монументальной пафосностью единой жива память о великих писателях.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске