Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Кровавая родинка на карте

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
06.03.2017 09:15

Для Иркутской области нынешний год юбилейный. Мне кажется, любой иркутянин, имеющий хотя бы приблизительные представления об истории нашей страны в последние сто лет, уже сто раз подумал: «Ну, черт побери! Ну почему нельзя было области «создаться» годом раньше или хотя бы годом позже? Ну почему именно 1937-й стал годом ее рождения? Год, который в общественно-исторической памяти ни с чем хорошим не ассоциируется».

Замечу, кстати, что постановление ЦИК СССР об образовании Иркутской области это 26 сентября 1937 года, а вот утверждение области Верховным Советом СССР это 15 января уже 1938 года. Так что при желании и минимальных юридических усилиях можно было бы «оттащить» юбилей от 1937 года. Впрочем, для области (и для страны) формально менее «знаковый» 1938-й год – ничем не лучше. Например, мой дед Илья Лазаревич Блюм, агроном Иркутского областного земельного управления, был арестован 20 сентября 1938 года с последующим осуждением по печально знаменитой статье 58.

Историки считают началом «большого террора» либо пленум ЦК ВКП(б) 23 февраля - 3 марта 1937 года, либо 2 июля все того же 1937 года («решение» Политбюро «Об антисоветских элементах» с последующей «телеграммой» (резолюцией) секретарям обкомов, крайкомов, ЦК компартий союзных республик за подписью Сталина).

Прошел 80-летний юбилей первой даты. Ближе ко 2 июля надо будет вспомнить и вторую.

Почему эти «юбилеи» имеет смысл вспоминать в наших краях по-особенному? Дело не только в том, что они совпадают с юбилеем области. Дело и в том, что в Иркутской области общая доля репрессированных «по первой категории» (расстрелянных) по отношению к населению региона примерно в три раза превышает среднюю долю по стране.

Изначально - в июле 1937 года - область получила не очень высокую «разнарядку». «Всего» на 1000 расстрелянных. В начале 1938 года на область спускается уже одна из самых высоких «разнарядок» в стране. Инициативными усилиями местных властей она была еще увеличена. Вспомним знаменитую просьбу «разрешить дополнительный лимит по первой категории для Иркутской области 4 тысячи», с которой 26 апреля 1938 года обратились наверх и.о. первый секретарь Иркутского обкома ВКП(б) Аркадий Филиппов и начальник Управления НКВД по Иркутской области Борис Малышев. В общем, по итогу изначально «щадящий» лимит в одну тысячу расстрелянных был превышен в 20-30 раз (цифры у разных историков разные, но они колеблются между 20 и 30 тысячами). Так что новорожденная Иркутская область – особое кровавое пятно на карте СССР времен большого террора.

Помяну о судьбах некоторых организаторов «большого террора» в Иркутской области.

Герман Лупекин (начальник местного Управления НКВД с апреля 1937 года по январь 1938 года) арестован 7 июля 1938 года. 28 января 1940 года Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян.

Помянутый выше Борис Малышев арестован в 1939 году, 7 июля 1941 приговорён Военной Коллегией Верховного Суда СССР к высшей мере наказания, 27 июля 1941 года расстрелян.

Если считать высшей справедливостью для палача пулю от своих же, то такую справедливость можно считать свершившейся.

Справедливость такого рода, впрочем, распространилась не на всех. Опять же помянутый выше Аркадий Филиппов умер в своей пенсионерской постели - в 1957 году.

В жизни мне многократно приходилось слышать: «Ну ты же умный человек, ты же историк, в конце концов. Ну, неужели ты не можешь преодолеть личное, преодолеть семейные обиды и оценить историю непредвзято? Неужели не можешь не тащить семейную историю в историю большую – просто восхищаться индустриализацией, победой, достижением пикового геополитического влияния в отечественной истории…».

Что я обычно отвечаю на такие реплики, расскажу ближе ко второму юбилею тридцать седьмого, который будет 2 июля.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске