Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Перевоспитанный отщепенец и проблемы российско-французских отношений

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
17.04.2017 09:00

Перевоспитанный отщепенец и проблемы российско-французских отношений

Революционер-народник Д.А. Клеменц в 1874 году сочинил похабный текст «Когда я был царем российским». Его было положено распевать на мотив из популярной в те годы оперетты Ж. Оффенбаха «Орфей в аду».

Текст длинный, начинался он так:

«Когда я был царем российским,

б...ей французских я любил;

Продав в Америке владенья,

Я им подарков накупил.

Любил охоту я до страсти,

И на медведя я ходил;

Но, нализавшись, не медведя,

Свово вельможу подстрелил.

Когда я был царем российским,

С крестьянством лихо подшутил:

Дал в феврале я им свободу,

А к маю по миру пустил...».

Цитата из старой книжки: «Н.А. Морозов в беседе с А А. Шиловым сообщил, что автором ст-ния является Д.А. Клеменц, и указал, что в первоначальном тексте ст. 2 читалася: «Актрис французских я любил...» (Клеменц был весьма недоволен изменением, кем-то произведенным при печатании сб. за границей)...».

(Богучарский В. Государственные преступления в России в XIX веке. Т. 1-3. Ростов н/Д., 1906. Т. 3).

Отщепенца, из-за которого благородных французских дам обозвали нехорошим словом, схватили, продержали два года в Петропавловской крепости, и после этого отправили в Сибирь на перевоспитание. В Иркутске он перевоспитывался с 1892 года по 1898 год. Поднимал тут музейное дело (музей ВСОРГО) и развивал дело газетное (газета «Восточное обозрение»).

Перевоспитали Дмитрия Александровича качественно. После того, как его отпустили из Сибири, он вел себя прилично, то есть француженок похабными репликами не смущал.

Однако вопрос, я считаю, закрывать рано. Точнее, его надо открыть по причине некоторой политической актуальности. Во Франции надвигаются президентские выборы. Нам, конечно, хочется, чтобы на них победила Маруся Ле Пен, которая уважает нашего президента, и вообще готова то ли принудить Европейский Союз к освобождению России от санкций, то ли сбежать из Европейского Союза вместе с Францией, по тропинке, протоптанной Великобританией. Шансов у Маруси мало, можно сказать, что никаких. Но на выборах собрался побеждать некто Макрон – странный тип, начинал как философ, потом работал банкиром (на семейство Ротшильдов, кстати), женат на женщине старше себя на 24 года. Она – его школьная учительница французского, он влюбился в нее еще на школьной скамье. Такие вот у них там «уроки французского».

Вот этот Макрон, которого в России явно будут называть Макароном, уже ведет себя как-то вызывающе. Заявил, что в случае победы на выборах, заставит российского президента Путина уважать себя. Да кто он такой? Банальный подкаблучник! Еще и имя у него мало того, что женское, так еще и похабное – Эммануэль.

Тем не менее, есть у меня мысль, что ради того, чтобы растопить лед российско-французских отношений, следует нам, иркутянам, предпринять кое-какие шаги. Простые, но способные разжалобить сердца вероятной первой леди и президента с женским именем.

Полагаю, что Иркутск должен еще разок покаяться перед Францией за отщепенца Клеменца и - в знак уважения к французским женщинам - какую-нибудь из своих улиц назвать улицей Французских Актрис. Или Французских Учительниц. Или… ну так, как в процитированном выше отрывке из отщепенца-похабника Клеменца.

У французов, воспитанных на «Мишеле Стогове» Жюля Верна, действие которого частично происходит в Иркутске, особое отношение к нашему городу. Так что этот акт доброй воли должен подействовать.

 

Перевоспитанный отщепенец и проблемы российско-французских отношений

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске