Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Селфи на вентилятор

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
13.02.2017 19:24

4 февраля в Иркутской областной филармонии давали не только иркутский трамвай, но и Свиридовско-Пушкинскую «Метель». Симфонический оркестр (меняются губернаторы, а мне все как-то некомфортно именовать его «губернаторским», как положено) под руководством главного дирижера Илмара Лапиньша исполнял музыкальные иллюстрации Георгия Свиридова к пушкинской повести. Между музыкальными иллюстрациями происходило «народное чтение» текста. Прежде с нашим оркестром читали «Метель» профессиональные актеры. Теперь читали непонятно кто, то есть, никому неизвестные люди: Яна Варшавская, Анна Суркова, Наталья Кравченко, Александр Откидач, Марина Левада, Юрий Яшников и ваш покорный колумнист.

Сдаю инсайдерскую информацию - чтецкой семерке все понравилось. Еще бы не понравилось, ведь был аншлаг (спрашивали лишние билетики), аплодирующая стоя публика, вызов и выход на «бис»… Понятно, что все это было адресовано в первую очередь нашему оркестру, дирижеру, разумеется, Свиридову и Пушкину, но для «чтущей группы», дорвавшейся до филармонической сцены, все это было не важно. Чтецы и чтицы не преминули воспользоваться возможностью во время самого грохота аплодисментов развернуться к публике, как говорят в сказках, задом, и зафиксировать селфи на фоне рукоплескания.

Этой, не побоюсь этого слова, акцией ими была подчеркнута «народность» чтения пушкинского шедевра. В этом жесте легко прочитывалась ирония по поводу наших времен повального самолюбования и стадной самопрезентации по любому поводу и в любом пространстве, соразмерном дистанции вытянутой руки с гаджетом. Публика в филармонии адекватно «считала» этот поведенческий жест, оценила иронию и даже некую философию этого поступка.

Часть сетевой общественности, из которой, судя по всему, никто не удосужился побывать на концерте, проявила неожиданное ханжество, сочтя сей поступок проступком и излив по его поводу что-то вроде праведного гнева. Основными гневающимися правда оказались сетевые попугайки, зарабатывающие себе на жизнь в непрекращающихся в наших краях информационных войнах. Уверен, что и они были благодарны за возможность отвлечься от выполняемой ими воистину адской работы – согласно спущенному техническому заданию, они как раз славили творчество живописца Никаса Сафронова.

Учитывая все эти обстоятельства – то, что в принципе все должны быть довольны – не буду ни с кем вступать в полемику по поводу того, что Яна Варшавская назвала «семь селфи, которые потрясли иркутский мир». Просто позволю себе обратить внимание на один важный художественно-философский момент акции с селфи.

Когда-то Вальтер Беньямин, один из самых влиятельных интеллектуалов XX века, написал много букв по поводу того, как трансформируется сущность и смысл искусства в современную эпоху, когда произведения искусства утрачивают свою «единичность». Его известное эссе на эту тему имело все объясняющее название: «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости». Вот театральный спектакль был единично-самоценным и потому обладал своей аурой, а кино можно крутить в тысяче кинотеатров, поэтому в нем ауры нет – примерно так рассуждал Беньямин.

Все верно. Только я бы дополнил крутого интеллектуала вот каким тезисом. Аура единичности трансформируется в современную эпоху в ауру первичности. «Черный квадрат» Малевича выглядит туповато, но его сила в том, что никакой «Зеленый треугольник» или «Синий параллелепипед» после него не будет первичен.

Поступок с селфи на фоне публики - первый в истории жизнетворчества. Чтобы с оркестром, Пушкиным и филармонической публикой – не было такого никогда. И кто бы ни попытался теперь воспроизвести или даже улучшить этот жест, «чтецкая семерка» все равно останется первой. И за эту первичность, думаю, ей можно простить все.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске