БЛОГИ
  • Байкал игристого за сильных и независимых

    Как правило все тексты, написанные после 20 декабря, наполнены ароматом корицы и мандаринов, из них брызжет игристое вино и ненароком высыпаются порции «Оливье». В общем, вы понимаете.

Солидарность или упущенный шанс

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
26.12.2016 13:43

Сегодня в России день общенационального траура в связи с катастрофой самолета ТУ-154. Состав погибших в катастрофе таков, что трагедия стала поводом для политических разборок нервической публики - публики, как говорится, «с обеих сторон».

Меньше недели назад, в прошлый вторник, траур объявлялся в Иркутской области. Траур по тем, кто погиб от отравления лосьоном «Боярышником». Не обошлось и у нас без политических разборок, в том числе и по вопросу, стоило ли объявлять траур по тем, кто не стал жертвой классического несчастного случая, а по сути сам выбрал свою судьбу, точнее то, как она завершилась?

В день общероссийского траура я хотел бы вернуться к нашему местному трауру и высказать несколько соображений.

Мне сдается, что проблема любого траура в том, что граждане, не являющиеся родственниками или близкими знакомыми жертв, не знают, не понимают, как собственно они могут принять участие в этом трауре? Траур содержательно – на уровне распознаваемых символов, конкретных практик – для простых граждан никак не наполнен. Гражданам сложно ответить на вопрос о смысле траура – смысле, который был бы как-то значим для них самих. Формальная сторона траура известна – приспущены флаги, рекомендовано отменить развлекательные и увеселительные шоу на телевидении… Но вот экзистенциальная сторона? Она остается незаполненной. Признаюсь, такие мысли приходили мне в голову в далекие 1980-е, когда я, будучи школьником, наблюдал за траурами по трем генсекам КПСС (лидерам СССР), потом по жертвам Чернобыля, потом по жертвам землетрясения в Армении. В последнем случае я, правда, был уже студентом.

Если ставить вопрос о наполнении траура смысловым содержанием, то мне кажется, что мы, иркутяне, упустили на прошлой неделе шанс для этого.

Винить в этом я бы стал в первую очередь политических левых. Я имею в виду и членов официозной КПРФ вместе с их ядерными сторонниками, и малочисленных участников многочисленных групп анархистской или какой-либо иной бесперспективно-альтернативной левацкой направленности.

Траур по жертвам «Боярышника» имело бы смысл сделать неким жестом социальной солидарности. Продемонстрировать скромными, но впечатляющими акциями, что те, кто не употребляет «Боярышник», купленный в сомнительных ларьках, все-таки готовы ощущать себя частью единого общественного целого с теми, кто покупает и пьёт эту адову гадость. Что первые способны сочувствовать вторым, несмотря на всю длину социальных дистанций между ними – дистанций, которые, скажем прямо, в обыденной (внетраурной) жизни скорее всего непреодолимы. Такого рода действия были бы полезны и в неком социально-воспитательном духе, да и в общефилософском тоже. Разве не полезно вспомнить о том, что все мы живем в России, а здесь от сумы, от тюрьмы, да от «Боярышника» никому и никогда зарекаться не стоит?

Это все не должно было быть действием, инициированным государственной властью – хотя вероятно губернатор-коммунист мог бы произнести смыслозадающую речь по этому поводу. Все-таки идея социальной солидарности остается достаточно сильным местом в коммунистической идее даже для тех, кто едва ли способен увидеть в коммунизме что-либо кроме беспощадного раздавливания властью любого самодумающего человека и быстрого перехода от возвышенного утопизма к подлому двуличию. Но лучше было бы, если бы это сделали рядовые левые, да и просто все, кто верит, что деньги это не всё, ради чего на свет рождаются люди, а идеал коллективной заботы о каждом отдельном человеке не обязательно должен приводить к ГУЛАГовской колючке.

Шанс упущен. Оставляю эти рассуждения как заметки на полях упущенного шанса.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске