Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: полоски для глюкометров, тропы на Байкале и победа на международных соревнованиях по пулевой стрельбе

    На этой неделе отправилась с родными в лес, собрать грибов и ягод. Планировали долго, и наконец, собрались. Поездка была похожа на те, что были в детстве. Впереди по тропинке идет отец, за ним мама, потом я, дочка, а замыкает нашу цепочку брат. Уехали не так далеко от города, но за два с лишним часа насобирали два ведра маслят, подосиновиков, и, что особенно приятно, около десятка белых грибов – царского лакомства. Нашлась и ягода – немного черники и голубики, а вот брусника почему-то не повстречалась на нашем пути. Грибы мы бережно закрыли полотенцами и поставили в багажник, а сами заварили ароматнейший чай с ягодой в термосе, перед этим вскипятив воду на костре. Где-то вдалеке кричала кукушка, сквозь зеленую лесную крону блестели лучи идущего на закат солнца, а под ногами лежали уже успевшие опасть листочки… а какой аромат стоял, боги мои, боги! Такие вот у меня главные впечатления недели. А у вас? Найдется что вспомнить? Пока думаете, расскажем вам о хороших новостях из нашего любимого края.

Так плохо, что уже хорошо

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
26.09.2016 11:21

Я убежденный противник знаменитого «иркутского нытья», поэтому от меня невозможно дождаться «снобистской критики» того подарка, что преподнес Сбербанк городу. Кто-то спросит: «Что за подарок? Где деньги горожанам раздавали?» Нет, не раздавали. В одном из лучших мест Иркутска – на главной набережной, на бульваре Гагарина – Сбербанк установил скамейки с отрывками про Иркутск из стихов разных поэтов. И немного из писателей. Кстати, знаменитая фраза Чехова про «Иркутск – почти Париж» оказалась ближе всех к главному бульварному общественному сортиру, который сортиром правда уже не работает.

Шел я как-то по бульвару и «читал скамейки». Все нравилось, только вот одна вызвала нарекания. Строчка из поэтессы А.И. Орловой: «Наш Иркутск прекрасный город, это сущий божий дар». Это всё. На фотографии можно посмотреть. В самом деле, ну какова ценность конкретно этого отрывка? Зачем его разместили на бульварной скамейке?

 

Помнится, одна приятельница рассказывала мне, как попала с подругой на какое-то профсоюзное собрание. Они уже собрались удрать, но подруга сказала: «Подожди. Кажется, тут так плохо, что уже хорошо». Мол, будет над чем похохмить. Продержались они недолго. Остроязыкая подруга резюмировала: «Так, тут уже так плохо, что опять плохо». И они ушли.

Так и со строчкой поэтессы А.И. Орловой. Вроде бы все плохо. Но в чем-то и хорошо. Оттолкнувшись от этого «Иркутск – божий дар», можно похохмить, например, про яичницу. Легенду какую-нибудь придумать про Иркутск. Как спутали божий дар с яичницей или яичницу с божьим даром - и появился Иркутск. Короче, есть за что зацепиться.

Я собственно колонку, состоящую из таких хохм, и собирался писать. Однако решил для начала провести небольшое расследование этого «божьего дара». В котором мне помогли товарищи по фейсбуку, за что им огромное спасибо.

Первым делом выяснилось, что поэтесса А.И. Орлова – вовсе не поэтесса. А поэт А.И. Орлов. Бывает. В гендерной принадлежности стихотворящих персон благотворящий Сбербанк разбираться не обязан. Вам же на скамейке сидеть, а не на живой поэтессе или поэте.

Тут интереснее другое. А.И. Орлов – врач и очень-очень любительский литератор – написал где-то в середине XIX века совершенно непафосное, абсолютно самоироничное стихотворение, которое и прочесть приятно. И хором исполнить, если кто музыку напишет.

Вот оно:

«Наш Иркутск - прекрасный город,

Это сущий божий дар,

Хоть зимой в нем страшный холод

И ужасный летом жар.

Хоть в Иркутске не прельщают

Ни палаты, ни дворцы,

Не дивят, ни восхищают

Нас гвардейцы-молодцы.

Хоть блестящего вокзала

Долго мы не заведём,

Хоть газеты иль журналы

Мы еще не издаем,

И демидовских хоть премий

Не бирал никто из нас.

Хоть, быть может, очень много

Нас во многом обвинят,

Если дельно, если строго

Разбирать нас захотят

Петербуржцы, москвитяне

С европейским их умом,-

Но зато мы, иркутяне,

Благоденственно живем».

Некто Н.А. Белоголовый, кстати, юмора стихотворения не понял. Вот чего написал в своих мемуарах: «... в конце 1846 г. или в начале 1847 г., сделана была попытка удовлетворить потребностям общества в театральных позорищах, и устроен был любительский спектакль в гимназии; поставлены были две пьесы, и исполнение их заслужило общее одобрение, а интерес спектакля еще увеличился тем, что одна из пьес была местного произведения и принадлежала, кажется, перу иркутского старожила, штаб-лекаря А. И. Орлова. У меня из нее в памяти осталось несколько куплетов, которые я привожу здесь, как любопытный и нигде не сохраненный образчик туземной поэзии того времени. Вот эти куплеты: "Наш Иркутск - прекрасный город..." (см. выше). Далее, все в этом же роде, следовало перечисление немудреных и первобытных достопримечательностей города, которое заканчивалось тем, что спросите у любого жителя, и всякий вам скажет: "славно нам в Иркутске жить!" Понятно, такие куплеты встречены были восторженно и некоторое время распевались польщенными иркутскими горожанами, которых патриотические претензии почти и не шли далее здорового пищеварения и сытых желудков...».

Пустоголовый, видать, был, а не Белоголовый.

На самом деле, это лучшее стихотворение об Иркутске, что я вообще встречал. И чего же ему так не повезло? Опубличили из него строчку, которая вне контекста означает совсем не то, что вкладывал в нее автор. Да текст этого стихотворения надо полностью выбить - на пьедестале каком-нибудь.

Банки и банкиры! Считайте это советом.



 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске