БЛОГИ
  • Байкал игристого за сильных и независимых

    Как правило все тексты, написанные после 20 декабря, наполнены ароматом корицы и мандаринов, из них брызжет игристое вино и ненароком высыпаются порции «Оливье». В общем, вы понимаете.

Второе путешествие в Сибирь

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
29.11.2016 07:55

Выдь в Иркутске: чей ной раздаётся?

Над сибирской рекой Ангарой,

Этот ной, он фейсбуком зовется -

Иркутяне постят бечевой…

Считайте данное «постнекрасовское» четверостишие эпиграфом к этому небольшому тексту.

Есть темы, на которые колумнист обязан высказаться, иначе его могут заподозрить в том, что он прогуливает свою колумнистику. Установка памятника графу М.М. Сперанскому из таких тем. Но начну я все-таки не с графа, а с одной своей любимейшей темы.

Об интереснейшем феномене иркутского нытья мне приходилось писать неоднократно. Разумеется, в «Иркутской Торговой» тоже http://irktorgnews.ru/avtorskie-kolonki-sergey-shmidt/irkutskoe-nytbe. Приходилось писать и о том, что иркутское нытье это по-своему полезная вещь. Оно позволяет узнать о ноющем гораздо больше, чем собственно о предмете его нытья. Опытный иркутянин по нытью другого иркутянина легко определит, как у последнего складывались детство и юность, что собой представляла советская часть его биографии, как тот казаковал, да атаманствовал в эмоциональные девяностые, в какие стены бился лбом в рациональные нулевые и чем перебивается в дисциплинарные десятые.

Иркутянин, словно царь Мидас с его золотом, легким касанием может превратить в нытьё всё, что угодно. А уж памятник М.М. Сперанскому – так даже не касаясь, а всего лишь дыхнув монитор утренним вдохновением. Да уж, поныли по поводу памятника у нас изрядно. И где у него ноги? И почему он со свитком, а не с молескином? И почему малых гербов семь, а не девять? И почему лицо как у памятника, а не как у живого человека? И вообще зачем Сперанский в Иркутске, если асфальт в Радищево плохой, а горячую воду в соседнем доме вчера отключали на два часа? Короче, все, как обычно.

Попробую сказать немного слов о памятнике не в жанре «хорошо или плохо?», а в жанре «полезно или вредно?»

Вреда от памятника уж точно никакого. Более того, не вижу ничего страшного в том, что памятник действительно провоцирует остроязыкую общественность на выдумывание всяких его альтернативных названий, ну и на хамские, да хохмские комментарии. Много уже такого придумали, думаю, что много чего еще сочинят. Будут и «на графских развалинах», и «безногий граф приехал за ногами, а «дом на ногах» снесли» и все такое. Что поделать, как учил нас мыслитель Бахтин, карнавальная культура это вам не барабан пробарабанил. Но карнавал этот придает жизни всему, в чём жизни не хватает – памятники тут не исключение. Я, например, до вчерашнего дня не знал, что памятник первопроходцам на Нижней набережной именуется «Робинзон». И это уже чуть ли не сотый вариант названия этого памятника, что я слышал.

Сперанскому, кстати, не привыкать. Из российских государственных деятелей, толкавших по мере сил страну в правильном направлении, больше Сперанского нелюбви и ненависти со стороны современников удостоился только Сергей Витте.

Так вот о пользе.

Это правильно, что в наши времена укрепления государственности до состояния срыва резьбы от закручивания гаек появился в нашем городе памятник человеку с репутацией «либерального государственника» и «просвещенного бюрократа». Пусть постоит напоминанием о том, что раз уж Россия не может существовать без сильного государства, то государство это должно и может быть соединено с идеей законности и каких-никаких, но свобод. Пусть напоминает о том, что чиновник может быть безупречно честен, образован и адекватен в своих «проектах». Нам всем это все пригодится лишний раз.

Ну и вообще – чем больше памятников, тем лучше. Пусть люди смотрят на них, читают подписи и лезут в Википедию за информацией. Пусть школьные учителя литературы, преподавая «Войну и мир», в которой мелькает Сперанский, подкрепляют свои уроки упоминанием о том, что он есть и в Иркутске. Пусть преподаватели истории пользуются этим памятником в своей работе. Я вот уже пользуюсь.

И еще. В 1825 году Сперанский составлял проект Манифеста о вступлении на престол Николая І. Попал он и в состав Верховного суда по делу декабристов, многих из которых хорошо знал, некоторые из которых полагали, что он мог бы стать главой российской республики после свержения монархии. Принято считать, что участие в суде было специально задуманной императором проверкой на лояльность Сперанского. Проверку тот выдержал, хотя поговаривают, что все это стало тяжелым испытанием для его совести.

Так что правильно, что он приехал в Сибирь – туда, куда многие декабристы были сосланы по приговору суда, в котором он участвовал. Приехал во второй раз – памятником, а не генерал-губернатором, как в 1819-1821 гг. Пусть хоть тени – его и осужденных им возможно против собственной воли - примирятся.

PS: Люблю я этот диалог Карамзина и Сперанского в романе Дм. Мережковского "14 декабря".

"- Нездоровится, ваше превосходительство? - спросил Сперанский.

- Да, голова болит. Должно быть, от нервов. Нервы мои в сильном трепетанье...

- Это нынче у всех. От погоды, - заметил Сперанский...

- Да, все к лучшему, ваше превосходительство, хотя и не в смысле здешнего света, - улыбнулся тихою улыбкою. - Есть Бог - будем спокойны.

- Ваша правда, Николай Михайлович, будем спокойны, - улыбнулся и Сперанский. - Я всегда говорил: Dei providentia et hominum confusione Ruthenia ducitur.

- Как? Как вы сказали?

- Божеским Промыслом и человеческою глупостью Россия водится.

Карамзин опять закрыл глаза рукою. Ему хотелось плакать и смеяться вместе.

"Хороши мы оба, - думал он, - в такую минуту, когда решаются судьбы отечества, российский законодатель ничего не находит, кроме смеха, а российский историк - ничего, кроме слез…".

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске