Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: Иркутск не отпускает, будущее омуля и Саган Убген

    «Она живет в ноябре с выходящим на север окном...мечтает увидеть бушующий пеной залив, там, где волны ломают усталый коралловый риф», — из телефона играет Дельфин, в духовке аппетитно поднимается и покрывается лимонной корочкой творожная запеканка. Кофе уже готов, собака предательски утащила правый тапок, а я ненароком села на шпагат при попытке вытащить застрявшую под ковром игрушку.

Явка провалена или перезагрузка политологического знания

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
10.09.2018 10:06

Сергей Шмидт колонки

Поражение, которое потерпела партия «Единая Россия» 9 сентября на выборах в Законодательное собрание Иркутской области, оппоненты партии имеют полное право назвать «разгромным» или «позорным». Склонные к снисходительности оппоненты могут называть его «болезненным», но сути дела это не меняет. Если провал партийного списка ЕР более или менее прогнозировался – пусть и не такой большой, каким оказался – то результат по одномандатным округам все-таки тянет на сенсационный. Кандидаты ЕР проиграли больше половины округов, хотя логика и предшествовавший опыт подсказывали, что уж в ситуации, когда избиратели голосуют за конкретных персон, а не за партийные бренды, респектабельные и ресурсные кандидаты, с хорошей узнаваемостью, должны отыграть места в ЗС, потерянные по партспискам, не напрягаясь. Этого не случилось. Наверное, в том числе и потому, что не напрягались. Разгромные неудачи постигли даже тяжеловесов вроде Виталия Шубы или Геннадия Нестеровича.

В региональном парламенте Прибайкалья партии действующей власти удастся стать властью только в коалиции с ЛДПР и со «Справедливой Россией». Сложится ли такая коалиция, сейчас сказать сложно, ибо, во-первых, предварительные договоренности, которые наверняка имели место быть, просто неизвестны широкой публике, ну а во-вторых, степень маневренности отдельных иркутских политиков такова, что загадывать характер грядущих коалиций и продолжительность существования каждой из них сейчас просто не имеет смысла. Более или менее ясно, что ни одна из политических сил в пятипартийном (!) ЗС не будет иметь железобетонного большинства. Силам придется договариваться и торговаться друг с другом. Мы получаем бесценную возможность посмотреть, как работает «парламентская демократия» в стране с квази-монархической политической культурой, в частности на то, как у маленьких партийных фракций будет возможность торговаться по цене более высокой, чем у больших, ибо без них ни одна из больших фракций не сможет претендовать на большинство. В Европе итальянский парламент является, своего рода, символом разболтанного парламентаризма. Очень может быть, что мы увидим некую «маленькую Италию» в политическом ландшафте Прибайкалья.

Отдельно упомяну, что отдельный интерес представляет поведение отдельных людей, относящихся к потерпевшей поражение стороне. Тут, как все понимают, возможно… да скорее легче перечислить, что тут невозможно.

Если результат ЛДПР на минувших выборах можно назвать триумфальным, то результат КПРФ можно назвать «двойным триумфом». Дело в том, что КПРФ, выступая с протестной повесткой, причем федеральной, а не региональной (нет повышению пенсионного возраста!) одержала победу при низкой явке, что прежде в российской электоральной социологии считалось практически невозможным. Коммунисты с помощью своих ресурсов и ресурсов партии-призрака «Гражданской платформы» предприняли беспрецедентные усилия для повышения явки. Вроде бы только замотивировав значительное количество избирателей из тех, кто в целом равнодушен к политике, можно было добиться значительного успеха. Были и огромные тиражи «Байкальских вестей», и креативные мишпухи вроде «Онлайн митинга», и просто митинги, и очень плотная агитационная кампания в социальных сетях. Все было сделано как надо, но все это ушло в песок в том смысле, что явка практически не повысилась. На участки пришло всего на несколько тысяч избирателей больше, чем на выборах в ЗС в 2013 году, в процентах это примерно четверть.

Но, тем не менее – мхатовская пауза и барабанная дробь! – результат был достигнут, да еще какой. Создан достаточно новый материал для российской электоральной социологии. Прежде в ней практически незыблемым считался постулат, согласно которому низкая явка выгодна только властям, недовольные и протестующие получают шансы на выборах только при повышении явки. Кстати, победа С.Г. Левченко на губернаторских выборах в 2015 году тоже была занесена в копилку фактов, подтверждающих этот постулат. Но постулат этот теперь не догма. Иркутская область, как многократно было замечено, склонная раз в три-четыре года вносить коррективы в какое-нибудь устоявшееся политологическое знание, постулат опровергла. В учебные пособия можно записывать: с протестной повесткой можно добиваться успеха и на низкой явке. Есть, конечно, один малоприятный для иркутян, известных задир и понтяр, момент. Помянутый постулат был вчера опровергнут не только в Иркутской области, но предлагаю не обращать на эту досадность внимания.

Пойдет ли «красный парламент» на пользу области и выбравшим его гражданам? – этот вопрос требует отдельного обсуждения. Могу только предположить, что, как обычно, не сбудутся оба «предельных» ожидания. То есть, ошибутся и те, кто ожидает исключительного расцвета области, и те, кто предчувствует катастрофу. Если судить по тому, что у нас произошло после сенсации 2015-го года, следует готовиться к некому «серединному сценарию». То есть, просто продолжится наш блистательный региональный застой – вполне безвредный и совершенно бесперспективный. Ну а что? В стране–то примерно то же самое. Что мы, рыжие что ли? Мы – красные!

 

Сергей Шмидт - "Явка провалена или перезагрузка политологического знания"

Картина Анжелы Джерих.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске