Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

Генерал-майор Андрей Бунёв отчитался о лесной активности и ведомственном ЧП

Автор: По инф. Телеинформа   
02.08.2017 00:00

Руководитель СУ СКР по Иркутской области Андрей Бунёв дал очередное интервью, в котором рассказал о том, как ведётся работа по наведению порядка в лесной сфере региона. На этот раз он поговорил с корреспондентами «Интерфакса-Сибирь». Напомним, что всплеску медийной активности высокопоставленного силовика предшествовала поднятая некоторыми СМИ и соцсетями волна "нехороших слухов" вокруг неприятностей непосредственно у него самого — после задержания и последующего ареста в его ведомстве одного из заместителей руководителя третьего отдела по расследованию особо важных дел (подозрение на взятку в особо крупном размере. Высказался, максимально сдержанно, глава СУ СКР и по этому весьма досадному эпизоду).

Андрей Бунёв в ответ на претензии, появившиеся в прессе о том, что ведомство забрало себе все уголовные дела в лесной сфере Иркутской области, рассказал, что Следственное управление не имеет таких прав. Оно работает по принципу подследственности, установленной законом.

– Различные органы, в том числе и Следственный комитет, расследуют дела своей подследственности. Дела от одного следственного органа другому может передавать прокурор, но это бывает крайне редко. Так что каждый расследует своё, – рассказал руководитель регионального СУ СКР. Он также добавил, что ведомство за последние два года во много раз увеличило интенсивность работы по преступлениям в лесной сфере – это, в основном, налоговые преступления и преступления должностных лиц. Это стало возможным благодаря тесному взаимодействию с органами оперативно-розыскной деятельности ГУ МВД и управлением налоговой службы.

В целом Андрей Бунёв по-прежнему характеризует ситуацию в лесной сфере как катастрофическую.

– Практика других лесных регионов – таких как Хабаровский, Красноярский, Пермский края – показывает, что вопросы декриминализации лесной отрасли там во многом решены. Иркутская область исторически выбивается из этого ряда, – комментирует он, напоминая, что в советские времена лесная отрасль Иркутской области давала по разным оценкам от 30% до 50% областного бюджета. Теперь лес даёт менее 1,5% бюджета.

– Ещё один пример. За последние несколько лет объём возмещённого налогоплательщикам НДС в лесной сфере на 3,5-4 млрд рублей ежегодно превышал объём всех собранных в этой сфере налогов. То есть, если бы лес в области не вырубался вообще – эта сумма просто бы экономилась. Точно посчитать сложно, но ясно, что многие миллиарды рублей уходят в теневой сектор. И что еще, наверное, страшнее – варварски вырубленный лес никто не восстанавливает, – отмечает руководитель СУ СКР по Иркутской области.

По его мнению, в регионе наведение порядка в лесу возможно только при совместной работе областной власти, правоохранительных, контролирующих органов, общественности и журналистов. Эта работа только начала давать результаты.

– Во-первых, она должна быть прозрачной, во-вторых, чем меньше в ней обязательных звеньев, тем менее эффективной она будет. В рамках уголовных дел и доследственных проверок в прошлом году сотрудники следственного комитета совместно с оперативниками ГУ МВД и контролирующими органами проверили 19 крупных баз перевалки леса. И ни на одной мы не нашли хотя бы одного сертифицированного крана, хотя бы одного сертифицированного автоподъемного устройства или лицензированного крановщика. Зато практически на каждой – многие кубометры, иногда десятки тысяч кубометров круглого леса и пиломатериалов без каких-либо документов, вопиющие нарушения правил противопожарной безопасности, как на самих объектах, так и в местах компактного проживания рабочих, во многих случаях – просто отсутствие каких-либо средств безопасности на подъемных устройствах, – рассказал Андрей Бунёв, отметив, что в 2017 году ни СКР, ни контролирующие органы подобного практически не фиксируют, «воровать лес стало сложнее».

Также фиксируется прирост налоговых платежей в бюджеты всех уровней в полтора раза при незначительно увеличившемся объёме заготовок. Кроме того, во втором полугодии 2016 года ко второму полугодию 2015 прирост налоговых платежей был зафиксирован на 71% практически при тех же объёмах. Что касается уголовных дел о незаконном возмещении НДС в Иркутской области, то до осени 2015 года их практически не было ни у следователей Следственного комитета, ни у следственных органов МВД.

– С осени же 2015 года таких дел по действиям недобросовестных налогоплательщиков, применяющих преступные схемы, возбуждено более 40, их большая часть направлена в суд. Теперь мы фиксируем, что те же недобросовестные налогоплательщики стали отказываться от предъявления НДС к возмещению из бюджета, либо, подавая уточнённые декларации, если НДС уже был заявлен к возмещению, заявляя к возмещению ноль рублей. Они понимают, что за каждым заявленным к возмещению из бюджета рублем последует тщательная проверка налоговых и правоохранительных органов, – говорит Андрей Бунёв.

В результате в 2016 году впервые за многие годы сумма полученных в лесной сфере налогов была не на 3-4 млрд рублей ниже суммы возмещенного НДС, а наоборот – на 2,9 млрд рублей превысила её. В текущем году эта динамика продолжается – только за первое полугодие разница между полученными налогами и возмещенным НДС составила 2 млрд рублей, а по году ожидается не менее 4 млрд рублей.

Глава регионального СКР отметил, что с 2014 года следователями управления возбуждено в отношении различных должностных лиц 66 уголовных дел по 88 фактам преступной деятельности. В суды направлены уголовные дела в отношении 40 глав городских, районных, сельских муниципальных образований, депутатов, руководителей структурных подразделений органов исполнительной власти Иркутской области.

По этой категории уголовных дел Следственное управление также увеличивает объёмы. Так, наибольшее количество уголовных дел в отношении чиновников в сфере лесной деятельности – 24 – было возбуждено в 2016 году, в первом полугодии 2017 года их 10. За последние два года прокурорами и судами они для дополнительного расследования не возвращались. Дальше в СКР намерены только наращивать объёмы и темпы работы в тесном взаимодействии с органами оперативно-розыскной деятельности, налоговой службой, контролирующими органами.

***

В этом же интервью Андрей Бунёв прокомментировал и скандал, связанный с арестом одного из сотрудников СУ СКР по Иркутской области.

Руководитель СУ СКР по Иркутской области подтвердил арест одного из сотрудников своего ведомства.

Напомним, несколькими днями ранее в СМИ со ссылкой на данные Кировского районного суда Иркутска разошлась информация об аресте одного из замруководителей третьего отдела по расследованию особо важных дел СУ СКР по Иркутской области. Некоторые источники даже сообщали, что арестован сам Андрей Бунев  — очевидно, что совершенно необосновано.

– В соответствии с уголовно-процессуальным законом действия сотрудника проверит следствие, в случае, если сочтет действия преступными, а совокупность доказательств достаточной для направления в суд – направит дело в суд, – отметил Андрей Бунев. –Тогда суд определит виновность и наказание. Сам сотрудник уволен из Следственного комитета сразу после возбуждения в отношении него уголовного дела. Обстоятельства же дела может сообщить только следственный орган, расследующий уголовное дело.

Глава ведомства также отметил, что ранее уже были случаи арестов сотрудников СКР в регионе:

– Я пришел в Следственное управление в 2013 году. В 2014 за различные преступления были осуждены четыре сотрудника, в 2015 – один, в 2016 – таких случаев не было.

По инф. Телеинформа

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске