Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: фильмы о Чарли Чаплине, мистический Ольхон и иркутянка на шоу «Голос»

    Первая декада ноября выдалась необычайно теплой в этом году. Порывавшийся покрыть землю снег выпадал дважды, но неизменно таял. А ведь в конце затянувшейся осени его всегда ждешь с нетерпением. И есть причины для этого. Деревья в парках уже давным давно стоят голые, дворники смели жухлые листья в кучи, птицы улетели на юг и на улице как-то... сиротливо. И именно снег способен все преобразить в считанные часы. А как красиво он переливается и блестит на солнце! Но нынче наш город снежным покрывалом укрываться не спешит. Время как будто сдвинулось вперед. Если, например, лет пять назад на Покров в городе уже все точно было белым-бело, то сейчас уже и 7 ноября отметили, а в снежки все не поиграешь. Помню, как было в школе: если отмечаем день рождения одноклассницы (а он у нее 30 октября), значит обязательно будем пробираться к ее дому с остановки снежной тропкой. В общем, снег, приходи, и оставайся, до весны. Мы тебя ждем! А теперь – к хорошим новостям из жизни нашего края.

Как Иркутский облсуд апелляционную жалобу по делу Копылова рассматривал. Без спойлеров

Автор: По инф. Телеинформа   
11.10.2019 18:15

Иркутский областной суд с 24 сентября по 11 октября рассматривал апелляционную жалобу по уголовному делу в отношении экс-мэра Ольхонского района Сергея Копылова и в итоге решил оставить ее без удовлетворения.  Напомним, предыдущее заседание суда закончилось на середине прений, после выступления представителя пострадавшего. Прокурор отдела прокуратуры Иркутской области Оксана Ушакова попросила перерыв, чтобы подготовиться.

Иркутский облсуд отклонил апелляцию защиты по «делу Копылова»

Отметим, на рассмотрение апелляции судебная коллегия собиралась четырежды. Каждый раз слушание велось параллельно в двух залах суда, так как один всех желающих попросту не вмещал. Сам Сергей Копылов участвовал в процессе по видео-связи из СИЗО-1.

Перед заседанием в зале суда стоял гул. Люди делились прогнозами и опасениями относительно исхода слушаний. «Да не оправдают его, ведь в этом случае столько звездочек полетит…», «Но должны хотя бы срок сократить, чтобы зачлось только то время, что он уже отсидел», – слышалось в разных концах зала. Окончательно шепотки не смолкли даже с появлением судей. Также стоит отметить, что в ходе всех заседаний зал реагировал на происходящее довольно бурно, невзирая на призывы приставов соблюдать тишину и порядок. Впрочем, до удаления из зала ни разу не дошло.

В прения прокурор Оксана Ушакова вступила с речью, где заявила, что не поддерживает апелляцию защиты, так как приговор суда первой инстанции был справедливым.

– Вопреки доводам защиты в приговоре первой инстанции не было неисследованных доказательств, а сам протокол был законно обоснован, – сказала она.

Оксана Ушакова привела доказательства, что участки территории Ольхонского района расположены на сельскохозяйственных землях, входящих в границы Прибайкальского нацпарка и находятся в федеральной собственности. Это, по ее словам, подтверждали как пункт 2 статьи 12 федерального закона 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», так и пункт 6 статьи 95 Земельного кодекса РФ. Она добавила, что Сергей Копылов, будучи мэром района, был осведомлен как об этом, так и о том, что на земле, которую он выделил СПМК-7, велось не частное строительство, а асфальтобетонный завод.

Кроме того, она заявила, что доводы защиты о нарушении УПК РФ при внесении приговора судом первой инстанции несостоятельны, а обвинение было составлено в соответствии с законодательством. Также Оксана Ушакова заявила, что кадастровые участки, на которых размещался асфальтобетонный завод, находятся как в границах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории, так и в границах Прибайкальского нацпарка.

– Наличие или отсутствие таковых границ в сведениях Росреестра не свидетельствует о том, что данные границы не установлены, – пояснила прокурор.

Она заявила, что приведенные на прошлом судебном заседании доказательства стороны защиты, полученные в Институте географии имени Сочавы СО РАН, о том, что границы нацпарка до сих пор неясны, а сведения о них в разные годы противоречат друг другу, не соответствуют способам получения доказательств по УПК РФ и, следовательно, не могут быть использованы как таковые. Их можно расценивать лишь как мнение специалиста.

Кроме того, добавила Оксана Ушакова, «попытка [Сергея Копылова] переложить свою ответственность на отдел КУМИ – не более чем способ защиты обвиняемого». Также она отметила, что в суде первой инстанции было установлено, что Сергей Копылов в расследуемый период жил не в Иркутске, а в поселке Сахюрта и ездил на работу в поселок Еланцы, по показаниям самого осужденного.

– Необходимо обратить внимание на доводы защиты о наличии на этой территории населенного пункта Кутул и овцеводческой фермы, поскольку сторона защиты указывает, что от данной деятельности был причинен вред почве, растительному и животному миру ранее того времени, когда был расположен завод. Федеральный закон об ООПТ допускает расположение на территории национального парка населенного пункта и не исключает ведение хозяйственной деятельности, что само по себе невозможность такой деятельностью человека причинить территории значительный ущерб. Так что этот довод защиты также несостоятелен, – отметила Оксана Ушакова.

На этом моменте в зале суда зазвучали недовольные реплики.

– Что касается рекультивации, которую якобы провело СПМК-7, то считаю должным отметить ее недостаточность, так как это, по информации экспертов, солончаковые почвы, которые могут восстанавливаться 20-25 лет, а в некоторых случаях и совсем не восстанавливаются.

В целом, заявила прокурор, превышение полномочий Сергеем Копыловым выразилось в активном действии путем вынесения постановлений. Завершая свое выступление, она попросила судебную коллегию оставить приговор суда первой инстанции без изменений, а жалобу защиты – без удовлетворения.

Затем правом на реплику воспользовались поочередно все адвокаты и сам Сергей Копылов. Адвокат Николай Змановский заявил, что озвученный текст обвинения на 60-70% состоит из возражений на апелляционную жалобу. Он настаивал, что в суде первой инстанции был нарушен принцип состязательности.

– Кроме того, я не согласен с доводом обвинения о том, что якобы ранее расположенный населенный пункт не нанес территории значительного ущерба. Смотрите: стоит завод – он перекрыл землю. Но и дом стоит – перекрыл землю. Кошара – тоже. Я считаю, что обвинение в данном случае демонстрирует формальный подход и ссылается не на факты и логику, а пытается всеми силами объяснить законность и логику незаконного приговора, – заявил Николай Змановский.

Адвокат Сергей Бартель поддержал коллегу, сказав, что «обвинение носит синтетический характер» и основывается на фактах, имевших место уже позже деяния Сергея Копылова.

– У меня сложилось впечатление, что обвинение увлеклось доказыванием вины Сергея Копылова во что бы то ни стало. Например, прямое признание со стороны прокуратуры о том, что населенный пункт на этих кадастровых участках и в самом деле был, прозвучало только в ходе апелляционного заседания, а не во время следствия и не в суде первой инстанции, – сказал он.

По словам адвоката Дмитрия Дмитриева, из приговора суда первой инстанции до сих пор не ясно, какую именно норму закона нарушил мэр.

– По сути, если преступление и было, то не в момент выделения участка – тут учтем неясность формулировок и будем иметь в виду, что под «выделением» обвинение, все-таки, имело в виду «предоставление в пользование» участка, – а в момент его формирования, – сказал адвокат.

Сергей Копылов тоже выступил с репликой, заявив, что всегда действовал в рамках законодательства и регламента:

– Искренне не понимаю, почему обвинение предвзято игнорирует факт, что с марта 2015 года у меня даже не было полномочий на распоряжение этими земельными участками – они уже перешли в компетенцию непосредственно поселений, – сказал он. – Кроме того, в решении суда не было обязания СПМК-7 провести рекультивацию земель, было только требование освободить территорию.

На этом прения окончились и Сергею Копылову предоставили последнее слово.

– Уважаемый суд! Мы с вами сейчас живем в такое время, когда произошла смена эпох, смена [государственного] строя. Страна перешла в другой период, соответственно, меняются и законы. У нас сейчас нет единых расшифровок юридических терминов. Мы понимаем, что такое «предоставлено в пользование». Но что такое «включение без изъятия», «незатронутая территория», «затронутая территория», – где расшифровка? Мы имеем больше вопросов, чем ответов. То есть законодатели и юристы не дали разъяснений в зоне своей ответственности, госорганы не привели в соответствие нормы, – выступил он. – В этом году исполняется 33 года, как создан Прибайкальский нацпарк. Но как можно преследовать уголовно, когда есть неопределенность норм и законов?

Сергей Копылов заявил, что хочет посвятить остаток жизни воспитанию своих детей, чтобы вырастить из них достойных членов общества, а не потратить несколько лет в заключении. Он сказал, что не представляет социальной опасности и «не считает себя каким-то злодеем» и попросил отменить приговор Эхирит-Булагатского районного суда. Стоит отметить, что на этих словах супруга Сергея Копылова, находившаяся в зале суда, не сдержала слез. Зал разразился овациями.

Однако растрогать суд Сергею Копылову не удалось, и апелляция стороны защиты была отклонена. Зал встретил это решение разочарованным стоном, звучали отдельные возмущенные реплики.

На выходе из зала суда адвокат Дмитрий Дмитриев дал комментарий для прессы:

– Приговор первой инстанции настолько абсурден, что не выдерживает никакой критики. В нем вообще не приведено никаких норм закона, которые нарушил мэр, внося эти постановления. Ответственность за формирование земельного участка лежит не на мэре, а на кадастровом инженере, который формирует этот участок. Если тот не получил какие-то согласования землепользователей, он может нести за это ответственность. А мэр просто обязан предоставить [в аренду] сформированный земельный участок, который стоит на кадастровом учете как земли сельхозназначения. В том, что мэр выполнял свои обязанности, нет никакой его вины. Он не может знать, где находится этот участок, не может знать его границы, поскольку это вообще не входит в полномочия мэра. То есть ни следователь, ни прокурор даже не разбирались, – заявил защитник Сергея Копылова.

Он пояснил, что были какие-то земельные споры по этим участкам после того, как мэр Копылов перестал быть таковым. В судах было установлено, что границы земельного участка находятся на территории национального парка. По словам Дмитрия Дмитриева, глава любого муниципалитета, когда предоставляет участки, не может знать их месторасположение – этим занимаются кадастровые инженеры при помощи системы «Панорама». Суд отказывается признавать совершенно очевидные вещи, мэрам вменяют в полномочия то, чего у них нет.

– Сейчас существуют кассационные суды, которые расположены в других субъектах РФ. В нашем случае это кассационный суд в Кемерово. Мы будем подавать туда жалобу, объяснять и доказывать нашу позицию простыми примерами. Будем добиваться того, чтобы приговор был отменен. По моему мнению, это дело вообще не могло поступить в суд. Оно должно быть возвращено следователю для составления обвинительного заключения, которое само по себе не соответствует сейчас требованиям закона – не указаны нормы, которые нарушил мэр, – подытожил Дмитрий Дмитриев.

По инф. Телеинформа

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске