БЛОГИ
  • Только хорошие новости: новые бюджетные места, пони в зоосаде и спектакль на острове Конном

    Что вас порадовало больше всего на этой неделе? Меня – спонтанная прогулка по лесу в разгар рабочей недели. Около дачи, буквально на расстоянии вытянутой руки, есть кусочек хвойного леса. В нем уже поспевает первая брусника, показывают из-под хвои свои шляпки маслята, а вот грузди уже почти отошли: если встречаются, то червивые. Поганки во всем своем великолепии растут вдоль тропинок и тут, и там, и так и пытаются своим видом сбить грибников с толку, но не тут-то было! Чуть вдали растет лесной шиповник и кустики малины. А какой стоит аромат в лесу… дышишь-не надышишься. Если пройти немного вперед, можно выйти на поляну, где висят качели, а к дереву прибито баскетбольное кольцо. Вдалеке постукивает дятел, с ветки на ветку перелетают птицы. А вы, дорогие читатели, когда были последний раз в лесу? Если давно, то наведайтесь непременно. А сейчас мы расскажем вам о хороших новостях из нашего края.

Навальный: блестящий тактик в стратегическом тумане

Автор: Дмитрий Травин, rosbalt.ru   
14.07.2020 16:30

«Главный российский оппозиционер» всегда выигрывает тактически, но его стратегия сейчас выглядит весьма смутной.

Навальный: блестящий тактик в стратегическом тумане

Как-то раз Алексей Навальный поссорился с политологами. Сказал, что надо их скормить зверям в зоопарке. Не всерьез, конечно. Он человек гуманный. Людей жалеет. Да и зверей тоже — не всякая пища для них полезна. Но логика в этом высказывании Навального была. О чем договариваться с политологами? Кому они интересны? На что влияют? Навальный общается с народом напрямую. Без посредников. Без комментаторов.

Потом Навальный поссорился с журналистами. Упрекнул их в сервильности. Зверям скармливать, правда, не обещал, но презрение продемонстрировал. И правильно, в общем-то, сделал. Политики обычно стремятся дружить с журналистами для того, чтобы распространять свое влияние через СМИ. Но Навальный — сам себе СМИ. Каждый его ролик на YouTube смотрят несколько миллионов зрителей. Какой журналист может похвастаться таким вниманием масс? Только телевизионный. Но на ТВ у нас такая публика собралась, что с ней все равно договариваться невозможно. Телевизионщики — скорее кремлевские пропагандисты, чем журналисты, информирующие общество.

Затем Навальный поссорился с политиками. Причем не только с официозными, но и с оппозиционными. С которыми ему вроде бы надо было выстраивать общий антикремлевский фронт. Сначала он еще как-то пытался сотрудничать и даже создавал координационный совет оппозиции. Но как только популярность Навального достигла очень высокого уровня, потребность в координации исчезла. И понятно, почему.

Координация между политиками нужна в том случае, если она увеличивает их совместные силы. Однако политический вес Навального настолько больше, чем у всех остальных оппозиционеров, что сотрудничество теряет смысл. Ведь любая кооперация требует компромиссов, и Навальному пришлось бы корректировать собственную линию, теряя, возможно, часть сторонников. А скомпенсировать эти потери за счет сотрудничества не удалось бы, поскольку влияние потенциальных партнеров слишком мало.

А еще Навальный поссорился с деятелями «лихих девяностых». Ну, с ними-то странно было бы не поссориться. Народ этих людей не любит — обвиняет их в развале Союза, неправильных реформах и прочих грехах. Разве серьезному политику нужно демонстрировать уважение к тем, кого избиратели считают воплощением зла? Так можно лишь потерять голоса и ничего не приобрести.

Ну и наконец, Навальный поссорился с интеллектуалами. Не со всеми, конечно. Однако значительной части интеллектуалов свойственно требовать от политика четкой программы. Чтобы ясно было, за что его можно поддерживать. Программа должна быть подробной, серьезной, не популистской. Многие интеллектуалы полагают, что поддерживать Навального надо не за красивые глаза, а за конкретные реформаторские намерения. Однако такого рода поддержка Навальному не нужна. Богатый исторический опыт показывает, что никто из тех, кто делал ставку на российскую интеллигенцию, успеха в политике никогда не имел. Начиная с кадетов и заканчивая яблочниками. Слишком много от интеллигенции идет разнообразных требований и слишком мало остается твердых сторонников.

Опираться на нас, интеллектуалов, — все равно что стричь свинью: визгу много, шерсти мало. Популизм дает гораздо больше голосов, а потому при выборе между серьезной программой и популистской разумный политик сделает выбор в пользу второй. Как говорил много лет назад американский кандидат в президенты Эдлай Стивенсон в ответ на уверения советников, что, мол, все мыслящие люди голосуют за него, — «этого мало, мне нужно большинство».

Ко всему прочему надо добавить, что Навальный поссорился с олигархами, которых он регулярно разоблачает, с чиновниками, которых обвиняет в коррупции, с силовиками, которых считает не защитниками правопорядка, а теми же коррумпированными чиновниками. И странно было бы, если бы он с ними дружил. Ведь путинский режим как раз основывается на союзе олигархов, бюрократии и силовиков в деле извлечения ренты.

А еще Навальный в свое время поссорился с представителями этнических меньшинств, поскольку начинал свою политическую деятельность с национализма. Тогда многие считали, что национализм перспективен как база для политической программы. Исторический опыт показывает, насколько успешен может быть политик-националист. Особенно в многонациональной стране с различными межэтническими противоречиями. Но потом Путин сам стал использовать великодержавный подход к политике — и Навальный быстро сменил риторику.

В общем, можно сказать, что Навальный, как правило, выбирал успешные политические ходы. А если ошибался, то со временем исправлял ошибки. Он быстро шел вперед от победы к победе, отбрасывая ненужные союзы и привлекая к себе внимание миллионов. Однако сегодня он вслед за царем Пирром — лучшим полководцем античности — может сказать: «Еще одна такая победа, и я останусь без армии».

Тактически Навальный всегда выигрывает. Ему удалось сделать столько, сколько не удавалось при Путине ни одному другому оппозиционному политику. Но нынче совершенно неясно, что Алексей Анатольевич может делать стратегически. Число сторонников Навального, похоже, уже не прибавляется, а вот противники, с которыми он не сошелся во взглядах, становятся по отношению к нему все злее. Можно сказать, конечно, что-то типа «собака лает, а караван идет». Но путь-то у каравана неблизкий — и даже неясно, есть ли в конце какая-то цель.

По инф. rosbalt.ru

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске