БЛОГИ
  • Только хорошие новости: ночь с детьми в лодке, спасение углозуба и новые рейсы

    Бывают такие дни, когда сваливаются все бытовые напасти. То стиральная машинка выходит из строя, то на даче падает забор, то рвутся любимые джинсы, то грибной жульен получается невкусным. Это, конечно, такие мелочи, но когда они происходят почти одновременно, то немало выводят из равновесия или просто расстраивают. И вот ходишь и думаешь: придется теперь всю зарплату выложить на починку и покупку нового. Но проходит час, другой, к тебе подбегает, потом запрыгивает на руки любимый ребенок, и понимаешь, что все это пустое. А настоящее – оно вот здесь, сейчас – в воспоминаниях о вчерашней встрече с подругой, в игривом смехе малыша и в теплом ягодном чае, налитом мамой. И ты отпускаешь ситуацию. А чтобы закрепить результат, отпрашиваешься с работы и отправляешься на природу, скажем, в Тункинскую долину, которая уж точно за пару дней должна вернуть состояние равновесия. А с вами бывает такое? Как справляетесь? Пока думаете, расскажем хорошие новости из нашего города.

Нефть-матушка: к низкой цене Россия приспособиться сможет. Вопрос в начальстве…

Автор: Сергей Шелин, rosbalt.ru   
02.05.2020 10:11

Никакие всемирные картели от дешевизны топлива не спасут. Однажды страна через такое уже прошла — приспособится и сейчас.

Нефть-матушка: к низкой цене Россия приспособиться сможет. Вопрос в начальстве…

На 1 мая 2020-го стоило бы назначить празднование дня солидарности стран-нефтеторговцев. Сегодня вступает в силу их историческое соглашение от 12 апреля.

Заключая новый союз (под старой вывеской ОПЕК+), десятки государств торжественно пообещали друг другу круто урезать добычу (суммарно то ли на 10 млн барр. в день, то ли еще больше). Плановый вклад России — 2,5 млн барр. Это примерно одна пятая часть того, что у нас производилось в начале года.

Нефтеторговый скандал, совместно устроенный в марте саудитами и Путиным с Сечиным, сопровождался трех-четырехкратным падением топливных цен. Такое совпадение породило популярный у нас миф, будто именно эта склока и обвалила цены. Хотя коронавирусное сокращение мирового спроса на нефть делало крах топливного рынка абсолютно неизбежным.

Именно поэтому, когда Кремль в апреле смирил гордыню и заключил нефтяную конвенцию с принцами, шейхами и президентом Соединенных Штатов, цены упали еще сильнее. Ведь дисбаланс между мировой добычей, оставшейся на уровне 100 млн барр., и спросом, который снизился до 75–80 млн барр., никто не отменил.

И вот пробил час выполнить обещанное — урезать добычу. Даже на словах поделить между собой эти урезки было крайне тяжело. Сцены, которые разыгрывались сначала между посланцами правительств, а потом в России между ее нефтяными магнатами, напоминали споры сыновей лейтенанта Шмидта при заключении конвенции о разделе тогдашнего рынка идеологических услуг.

«Нашли дураков! — визгливо кричал Паниковский. — Вы мне дайте Среднерусскую возвышенность, тогда я подпишу конвенцию. — Как! Всю возвышенность? — язвил Балаганов… — Ну, не всю, — настаивал жадный Паниковский, — хотя бы половину…»

Так или иначе, взаимные клятвы даны. Будут ли выполнены? До сих пор мировая история не знала коллективных сокращений такого масштаба.

Только в США спад сланцевого производства произойдет сам собой. А точнее, уже происходит. Большая его часть при таких ценах убыточна.

Аравийским нефтедобытчикам притормозить легко — надо лишь прикрутить краны. Но легко и снова залить мировой рынок своей нефтью — достаточно заподозрить российских нефтеторговцев в нарушении условий сделки.

Что же до наших сырьевых капитанов, то опыта каких-то самоограничений у них нет вообще. В первом картеле ОПЕК+ (2016 года) на российских производителей ложилось лишь символическое уменьшение добычи (0,3 млн барр.), которое они не осуществляли.

Ну, а прочие государства-нефтеторговцы станут оглядываться на главные сырьевые страны в надежде, что их собственное жульничество на фоне разборок старших партнеров будет выглядеть мелким и незаметным.

Подозреваю, что если мировой топливный рынок в 2020-м и придет в какое-то равновесие, то главной причиной окажется не жертвенность нефтеторговцев, а рост глобального спроса на нефть. Шанс на это есть: антиковидовские карантины почти везде начали смягчаться.

Значит, возможен и благоприятный по нынешним временам сценарий. Такой, при котором российская нефтедобыча останется в целом рентабельной. Для этого надо, чтобы среднегодовая цена барреля Urals удержалась примерно на уровне $30.

Да, это в два с лишним раза меньше, чем в 2019-м. Но означать это будет всего лишь возврат к ценам 1990-х. В 1991-м — 2000-м стоимость российской нефти обычно колебалась между $15 и $20 с небольшим. В нынешних долларах это примерно $30 или чуть меньше. И страна жила хоть и плохо, но далеко не так ужасно, как потом рассказывали.

При этом атмосфера суровой борьбы за существование не мешала, а помогала реконструкции сырьевых отраслей. Нефтедобыча тогда временно снизилась, но ее обновление шло полным ходом. Улучшалась и структура топливного экспорта — в нем быстро росла доля нефтепродуктов.

Нынешний режим построен на сумасшедших нефтедолларах нулевых и десятых лет. Не знаю, способен ли отвыкнуть. Но с материальной точки зрения дела пока обстоят далеко не катастрофично.

В 2019-м доля сырья в экспорте России составила 64%, в том числе доля нефти, газа и нефтепродуктов — 57% ($238 млрд). В первом приближении можно допустить, что в 2020-м эта выручка уменьшится раза в два, т. е. на $120 млрд. Но ведь в 2019-м профицит внешней торговли товарами и услугами равнялся $128 млрд.

К тому же в 2020-м сократится дефицит торговли услугами, т. к. не будет или почти не будет туристских поездок за рубеж, и сам собой ужмется импорт товаров из-за уже состоявшейся девальвации рубля.

Если экономическая политика властей окажется не слишком глупой и не произойдет какого-то мощного бегства капиталов за рубеж, то внешние балансы даже и при тридцатидолларовой нефти сойдутся без крупных трат международных резервов.

Это, кстати, лишний довод в пользу того, что часть этих резервов можно потратить на поддержку пострадавших от локдауна. Причина невероятной скаредности властей вовсе не в состоянии финансов. Она — в состоянии умов тех, кто нами правит.

Страна однажды уже приспособилась к нефтяной дешевизне. И на рубеже девяностых и нулевых уверенно выходила из хозяйственного упадка, хотя нефть, считая в сегодняшних долларах, стоила не больше $30. Вполне может приспособиться и сейчас. Лишь бы не мешали.

По инф. rosbalt.ru

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске