БЛОГИ
  • Только хорошие новости: деньги для почтальона, спасение изюбренка и новые выставки в Доме Рогаля

    Что ни говори, но октябрь в этом году удивительно похож на апрель. Такое же яркое солнце, пронзительно синее небо иногда пробрасывает снежок. За октябрь зима пыталась наступить дважды, но сдалась под напором обаяния второго месяца осени. Выпавший снег везде растаял – и не только в городе, но и в парках, на дачах. По утрам с крыш падает капель, птицы бойко оккупируют березу у окна, ее ветки такие же голые, как в апреле, вот только почки не набухают. Конечно, это все обманка и уже через несколько дней завьюжит-заметет, но все равно, согласитесь: мы живем в солнечном городе, где ровно полгода стоит тепло (иногда с перебоями, но куда без них). У нас нет сумасшедших ветров, затяжных дождей и рядом Байкал – место, куда стремятся попасть даже из-за границы. А мы можем съездить туда на пару часов после работы. Поэтому давайте ценить то, что есть. И, конечно же, у нас есть для вас порция хороших новостей.

Новая старая формула стагнации

Автор: Сергей Шелин, rosbalt,ru   
05.10.2020 09:56

Во время путинской стагнации часть народа богатела, а часть беднела. Новейшие планы верны той же идее.

Новая старая формула стагнации

Приятно сообщить, что для начальства пробил час позаботиться о народе. То есть — о курсе рубля. Слишком быстро поехал вниз (на день написания текста: доллар/евро — 78/92). Два месяца назад я писал, что девальвация национальной валюты — удобнейший способ перекладывания кризисных убытков на простолюдинов. И в последние дни этот увлекательный процесс пытаются приостановить. Не из альтруизма, а потому, что при таком быстром удешевлении рубля растет вероятность паники в широких массах.

Стихийные и рукотворные факторы вдруг очень неудачно друг на друга наложились. Нефть не дорожает, как почему-то надеялись, а держится около $40. Заговорили о новых западных санкциях за любовь к Лукашенко и ненависть к Навальному. Вторая волна ковида вгоняет людей и экономику в уныние. А тут еще и дружественный Трамп близок к проигрышу на выборах, да к тому же подхватил коронавирус.

И наши экономические власти — посоветовавшись, конечно, с вождем, — решили что-то сделать для рубля. Прекратили снижать ключевую ставку ЦБ. Стали понемножку выбрасывать на рынок валюту из Фонда национального благосостояния. Корпорациям, включая даже самые близкие к телу, велели перевести в рубли часть своих валютных запасов. Тщательно все подсчитав, пришли к выводу, что примерно десятую долю (где-то $2,5 млрд) валютной выручки от продажи «Сбера» следует все-таки не зажимать в резервах, а пустить в продажу.

Вы скажете: «Когда припрет, они тоже способны на жертвы». И я с вами соглашусь. Но пока жертвы очень скромные. В совокупности ради спасения нацвалюты за ближайшие пару месяцев готовятся потратить где-то сотую долю российских международных резервов. Так что рекордные $600 млрд останутся почти нетронутыми.

Поможет ли эта гомеопатия рублю? Не исключу. Если бы не созданные начальством субъективные обстоятельства, он и без поддержки стоил бы дороже процентов на десять-пятнадцать. Но ведь устройство все новых и новых субъективных обстоятельств — profession de foi нашего руководства. Поэтому не буду строить догадок.

Тем более что в начальственных экономико-финансовых планах на нынешний и 2021 год сдвигов с выбранного пути не просматривается.

Правительство еще в июне по приказу Владимира Путина сочинило «Общенациональный план восстановления экономики». Народ решили не посвящать в детали, и известен он был лишь по кратким пересказам. А потом его еще отправили на доработку и в окончательном виде утвердили только на днях.

Впрочем, некоторую конфиденциальность он зачем-то сохраняет и сейчас. Но несколько его изложений, выдержанных, так сказать, в жанре социальной рекламы, появились в авторитетных газетах. Они очень похожи, но мне лично больше всего приглянулось — своим многозначительным тоном и искренней задушевностью — повествование, опубликованное в «Коммерсанте».

Все будет хорошо и даже превосходно. «Цели плана реалистичны, хотя и выглядят на фоне настроений в деловой среде амбициозными». В чем там реализм, уловил не с первого раза. Зато с амбициозностью проблем нет: «В конце 2021 года темпы роста ВВП выше 3% должны будут наблюдаться в несколько изменившейся экономике — значимо выше мирового уровня цифровизированной, … с большей устойчивостью к кризисам и с опытом быстрого выхода из одного из самых глубоких за последние десятилетия внешних шоков». То есть до чуда рукой подать. Еще годик потерпим — и станем образцом для человечества.

И конечно же, приятно было читать, что народные богатства начнут уверенно расти, а всем нуждающимся прицельно окажут помощь.

Ключом к расцвету станет, разумеется, «активная дерегуляция (очень разнообразная)». Да-да, та самая, которая была ключом во всех великих прошлых прожектах за последние 20 лет. Новинкой является лишь то, что ее упаковали вместе с цифровизацией, ключевым словом премьера Мишустина: «дерегуляция сопровождается очень быстрым переводом коммуникаций и контроля на цифровые платформы».

Формально говоря, тотальная цифровизация административной машины означает, помимо прочего, и полный начальственный контроль над всем — этакий ЕГАИС, охвативший все разновидности деятельности и все уголки государства. А дерегуляция, наоборот, про то, что контроля станет меньше.

Но мы же не лишены сообразительности и умеем видеть за лозунгами суть. Новая программа развивает старые идеи и делает это с творческим радикализмом. Ведь именно госконтроль является стержневой идеей путиномики и краеугольным камнем застоя, который длится в России уже 12 лет, с 2008-го.

В этом переодевании старой стагнации в новомодные цифровизированные одежды и кроется тот самый глубинный реализм правительственной программы, о котором так метко упомянуто в хвалебной публикации.

Отсюда практический вывод. В короткой и средней перспективе продолжатся те мощные перемены, которые неуклонно происходили в предыдущие двенадцать застойных лет. Ведь многие думают, что стагнация была одна на всех. А это не так. Сам-то пирог не рос, но у разных едоков порции менялись по очень разным правилам.

Центр развития ВШЭ публикует «Макромонитор» — ежемесячные ключевые индексы российской экономики (с устраненной сезонностью).

Начнем с двух банальных, а потом перейдем к двум пикантным.

Индекс базовых видов экономической деятельности (по смыслу близкий к ВВП) прошел через пик в июне 2008-го. Потом падал, слегка поднимался, снова съехал вниз в этом году, и в июне 2020-го, на нижней точке нынешнего спада, составил 101,6% от уровня двенадцатилетней давности.

А индекс промышленного производства от января 2008 до мая 2020-го (старый максимум и новейший минимум выпали именно на эти месяцы) вырос за 12 лет и вовсе на 0,2%, т. е. ниже статистической погрешности определения.

Из этих цифр видим, что размер экономики, он же — размер пирога, в худшие дни 2020-го действительно был таким же, как в лучшие месяцы последнего «жирного года» — 2008-го.

А теперь внимание: переходим к едокам.

«Реальная зарплата работников организаций» за неполные 12 лет, от старого максимума (в сентябре 2008-го) до новейшего минимума (в мае 2020-го), выросла на 20,7%. То есть пирог-то остался прежним, а вот его кусок, доставшийся «работникам организаций», заметно увеличился. Кто же они? Неужели народ? Не совсем. Это работники всевозможных государственных контор и близких к государству крупных предприятий. В их рядах примерно половина от общего числа официально занятых.

Помимо «работников организаций», есть еще сотрудники предприятий поскромнее, мелкие легальные предприниматели, работники неофициального сектора, а также все неработающие — дети, пенсионеры и остальные. Как определить кусок, который стагнация оставила этим людям, которых в совокупности в несколько раз больше?

Для этого есть индикатор, называемый «реальные располагаемые доходы населения (РРДН)». Он охватывает всех россиян поголовно.

Правда, сведения об РРДН Центр развития публикует только начиная с 2013-го. Думаю, не из-за незнания, а просто ради того, чтобы картина не выглядела слишком мрачной. Но она все равно выразительна.

В июне 2020-го реальные располагаемые доходы населения составили лишь 84,8% от марта 2013-го. Все эти семь лет они снижались почти бесперебойно. Не забудем, что РРДН включают в себя и растущие заработки «работников организаций» (в тяжелейшем июне 2020-го они составили 104,2% от их же реальных зарплат в марте 2013-го). Представьте, сколько потеряли те, кто не входит в эту категорию.

Такова формула нашей стагнации, продолжать которую так складно планируют власти. Кусок, достающийся тем, кто кормится при государстве, растет даже в самые провальные для экономики моменты. А чтобы им хватило, с каждым годом урезаются куски у всех остальных, как бы много они ни давали обществу. И чем тяжелее времена, тем больше у них отнимают.

Поможет ли такая система росту экономики? Только помешает. Сможет ли сократить бедность и незаслуженное неравенство? Однозначно нет. А курс рубля удержать? Не всегда, но время от времени это удается. За что ей, конечно, тоже спасибо.

Rosbalt.ru

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске