БЛОГИ
  • Только хорошие новости: прибытие оленя, рельсовый автобус на Кругобайкалке и куклы Японии

    Вечером в будни полюбила гулять вдоль берегов Ангары – что левого, что правого. По колено в воде стоят рыбаки, они закидывают удочки и приговаривают «рыбка, ловись», а где-то в отдалении снуют небольшие катеры. Здесь плавают мамы-утки с выводком утят, летают чайки, а берега густо устелены тысячелистником из сказок и легенд, гречихой, крестовником, метлицей и другими травами. На закате можно сидеть, смотреть на бегущие по мосту машины и слышать стук уносящихся к Байкалу поездов. Если прогуляться подальше вдоль левого берега, в район Кузьмихи, то там можно найти густо заросшие травой рельсы – когда-то они были частью Кругобайкалки, поскольку она входила в состав Транссиба. В общем, дорогие читатели, прекрасных мест у нас в городе немало. И каждый теплый вечер буднего дня как будто создан для созерцания. А теперь расскажем вам о хороших новостях.

Детская болезнь иркутского парламентаризма

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
08.06.2020 08:15

Градус зрелищности работы двух иркутских институций представительной власти слегка понизился во времена падлы-ковидлы. Изначально крутецкий тон задавало Законодательное собрание Иркутской области после выборов 2018 года. Потом пальму первенства отобрала дума города Иркутска. В думе теперь (после того, как мэр Болотов сменил мэра Бердникова) просто скучно. Законодательное собрание радостно вернуло себе пальму зрелищного первенства, но «отжигов» годичной давности не показывает. Депутаты, скорее всего, берегут силы на период губернаторских выборов.

 

Детская болезнь иркутского парламентаризма

 

  • Джордж Хейтер, «Представление обращения к королевской власти при открытии заседания первого реформированного парламента в Старой палате общин 5 февраля 1833 года».

В целом третий созыв иркутского ЗС выдает отменный материал для погружения в один из фундаментальных политологических споров. Спор этот формально выглядит как спор на тему «как лучше?», но содержательно он посвящен вопросу о, скажем так, желательных пределах многопартийности.

Когда законодательный орган работает эффективнее? Когда в нем доминирует какая-то одна политическая сила (в современных российских реалиях это либо «Единая Россия», либо никто), а оппозиция, по сути, играет роль критического наблюдателя, щемится и щемит, занимаясь слежением, выведением на чистую воду, покусыванием и троллингом? Или же для законодательного органа лучше, когда в нем представлены минимум две примерно одинаковые по возможностям политические силы? В современных российских реалиях это могут быть только «Единая Россия» и КПРФ, хотя на Дальнем Востоке и у ЛДПР есть шансы для попадания в конкурентную двойку. Самый попсовый аргумент в пользу второго варианта – депутатам приходится договариваться друг с другом. Иногда он звучит так: депутаты учатся договариваться. Последняя формулировка всегда вызывала у меня смех. Мы что депутатов выбираем для того, чтобы они чему-то учились, развитием собственных личностей занимались? У нас что представительные органы это школы коррекционного развития, куда мы отправляем наших политиков и бизнесменов набираться уму-разуму?

Понятно, что обе монструозные партии – что «Единая Россия», что КПРФ – радостно согласились бы на однополярную многопартийность, при условии, что каждая из них будет там «царем горы». Для кого точно хороши биполярно-многопартийные парламенты, так для маленьких фракций. От их немногочисленных голосов могут зависеть исходы конкретных голосований, ведь ни один из партийных монстров не может выдать большинство, просто применив инструментарий партийной дисциплины. Маленькие чувствуют себя большими, лавируя между монстрами, примыкая то к одному, то к другому. Счастье первой красавицы на балу именно у них. Если уж кто с кем и учится договариваться, так большие с маленькими.

Для развития коммуникативных навыков, для утверждения затасканной толерантности это все, наверное, неплохо. Но, черт побери, мы же ставим вопрос об эффективности? Не об эффектности – тут вопросов нет, конкурентные парламенты выглядят эффектнее – а именно об эффективности.

Мне приходилось задавать этот вопрос самим нашим региональным парламентариям. И даже слышать усложненные ответы на него. Вроде вот какого. Я спросил однажды, вы чувствуете, что реально учитесь договариваться? Депутат ответил, что, увы, чаще всего переговоры представляют собой элементарный торг, а не взаимное убеждение сторонами друг друга с помощью аргументов. Это честный ответ. Я бы только добавил, что по-другому, наверное, не может. Политика только для красоты именуется «переговорными процессами». Суть этих переговоров – торг, торговля. Так что, если по-честному, то про многопартийные парламенты следует говорить, что там учатся торговаться, а не договариваться в этаком командном смысле.

В общем, ответ на вопрос об эффективности таких парламентов я предлагаю пока подвесить. Оставить открытым. Пусть висит – проветривается. Но вот к концу работы нынешнего созыва иркутского ЗС надо бы попробовать дать на него хоть какой-то ответ. Ибо не факт, что следующие созывы дадут материал, позволяющий дискутировать на данную тему с фактами, а не только с идеалами на руках.

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске