БЛОГИ
  • Только хорошие новости: открытие театров, фильм о нерпенке и елочки на благие цели

     

    «Праздники прошли, нас догнали будни», поет группа «Калинов Мост». Вроде бы совсем недавно мы покупали новогодние подарки и составляли меню праздничного стола, и вот уже подошло время убирать елку до следующего Нового года. Впрочем, многие уже вынесли лесных красавиц на улицу, ведь собирать осыпающие по полу иголки – то еще удовольствие, а вот те, чьи квартиры украшают ели искусственные, пока могут не торопиться. Все-таки елка в комнате задает определенный настрой, особенно вечерами, когда включаешь гирлянду, и комната освещается мерцающими огоньками. Вечером приготовьте вкуснейший пирог – сытный или сладкий¸ сделайте салат или жаркое и не спешите прогонять праздник, ведь монотонные зимние деньки еще успеют надоесть. Кстати, дорогие читатели, вы заметили, как уже прибыл день? Пусть всего на пару десятков минут, но тем не менее. И нельзя не сказать о прошедшем землетрясении с его многочисленными афтешоками. Поволновались, признайтесь честно? Я, например, в этот раз испугалась сильнее прежнего, ведь сила толчков была немаленькая, и продолжалась эта пляска мебели порядочно. Пусть в Новом году таких «сюрпризов» будет меньше, а позитива – больше! Свежими хорошим новостями мы сейчас поделимся с вами.

Казус Венгер

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
21.12.2020 07:27

В Иркутске случился очередной рецидив «иркутскости». Так в городе И. именуют способность отдельных иркутян вполне самостоятельными, а иногда даже инициативными действиями убивать логику и этику одновременно. Имя выдающегося иркутского театрального актера Виталия Константиновича Венгера не подошло Иркутскому театральному училищу. Многомудрое чиновничество оповестило сторонников присвоения училищу имени Венгера о том, что на общем собрании трудового коллектива училища данная идея поддержки не получила.

 

Имя выдающегося иркутского театрального актера Виталия Константиновича Венгера не подошло Иркутскому театральному училищу

 

Александр Гимельштейн в своем далеко не первом тексте на эту тему резюмировал: «Я с пониманием отношусь к мнению коллектива училища. Видимо, мы ошибались, считая, что Иркутское театральное училище достойно присвоения имени своего бывшего художественного руководителя, народного артиста России, лауреата Госпремии и «Золотой маски» Виталия Венгера. Недостойно».

Ну а что? Другого объяснения, наверное, и быть не может. Вообразить себе, что Иркутское театральное училище может носить чьё-то ещё имя, а не имя Венгера, практически невозможно. Быть может, работники училища и примкнувшие к ним чиновники (или все-таки наоборот?) и в самом деле пришли к честному выводу, что они в чем-то до Венгера не дотягивают?

С Венгером есть одна проблема. Это его безальтернативность. Ни разу в жизни мне не доводилось встречать иркутян, которые, воздавая должное разным иркутским актерам, не признавали бы Венгера самым лучшим – главным! – актёром в истории иркутского театра. Поэтому, когда достойные люди отвергают его имя для театрального училища, это считывается не как то, что они считают лучшим и главным иркутским актёром кого-то другого, а как то, что они просто ничего не понимают в театре. Невозможно говорить о русской литературе, вычеркнув из нее, например, Пушкина. Объявление Венгера недостойным такого знака памяти и уважения, знака элементарного признания его заслуг перед городом, сродни такой вот странной операции над русской литературой.

Как все-таки можно объяснить происходящий абсурд? Сработало чиновничье упрямство, возможно возникшее из-за личной неприязни? Виной всему какие-то темнейшие чувства в душах местных служителей Мельпомены – профессиональная зависть, фрустрирующая неуверенность в собственных профессиональных способностях – или общая атмосфера легендарной гадюшности творческих коллективов и художественной среды? Пытаясь объяснить происходящее, поневоле задумываешься о том, что, может быть, кого-то напрягла национальность покойного актёра? Признаюсь, я уже лет двадцать не вспоминал о том, что межнациональные эмоции могут иметь какое-то значение в таких делах. Да и сейчас вспомнил только потому, что хочется найти хоть какие-то объяснения происходящему. Ведь нам не сообщили, какими аргументами руководствовался коллектив училища на своем собрании, если оно было. Вот и приходится теряться в догадках.

Не имею намерений заниматься моральной критикой тех, кто отверг Венгера. Просто хочется сделать предупреждение, дабы совесть была чиста. К сожалению, жизнь устроена так, что хорошее часто забывается, а запоминается именно плохое. Памяти о Венгере ничего не угрожает, а вот над гипотетической памятью о вас нависла серьезная угроза – очень может быть, что единственное, что о вас будут помнить, так только то, как вы отнеслись к Венгеру.

И еще. Когда я рассказал про этот «казус Венгера» своей маме, она подумала, что я так неудачно шучу, опять иронизируя по поводу иркутян и «иркутскости». Пришлось потратить какое-то время, чтобы убедить ее, что это правда. Маму можно понять. Вспомню ее рассказ о Венгере, который включал четыре года назад в «поминальную колонку»: «Моя мама рассказывала мне несколько раз, как в далекие пятидесятые она пошла с подружкой посмотреть спектакль, в котором был занят молодой, перспективный актер, о котором много говорили. Почти весь спектакль они ждали, когда же появится этот молодой талант? В постановке принимал участие старик, который кряхтел, еле вставал, еле передвигался по сцене. «Зачем такого старика взяли в спектакль?» - перешептывались они с подружкой. Ближе к концу спектакля они поняли, что старика играл молодой перспективный актер Виталий Венгер».

Для тех, кто не видел Венгера на сцене, добавить мне к этому рассказу нечего.

 

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске