БЛОГИ
  • Только хорошие новости: нерпа больше не краснокнижная, спасение пенсионерки на Якоби и сюрпризы от музеев

    Наступила последняя пятница ноября. Пролетят выходные – а там уже и праздничный декабрь. Оставшиеся деньки последнего месяца календарной осени примечательны двумя событиями. Первый – это самая большая распродажа в году, «Черная пятница». Для шопоголиков она – очередной повод облегчить кошелек, а для людей менее подверженных зову красных ценников – просто возможность купить давно необходимую вещь с хорошей скидкой. Но если вы категорично не хотите принимать участие во всем этом ажиотаже, то тоже хорошо: последняя пятница ноября – это еще и Всемирный день отказа от покупок. Такой вот парадокс. Второе важное событие – День матери, 29 ноября. Игнорировать его решительно нельзя. Найдите в этот день время, чтобы заглянуть в гости к мамам, поздравить их, или хотя бы позвоните. А теперь мы расскажем о хороших новостях нашего края.

Область настоящих цифр

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
06.07.2020 09:30

1 июля Иркутская область «поправилась», как могла, вместе со всей страной. Как и положено в наших краях, был продемонстрирован один из политических брендов Иркутской области – ее протестность. Протестность на этот раз была умеренная – в качестве крутых антипоправочников прославились ненцы и якуты – однако марку удержали. Желаемых любой властью двух третей поддержки Иркутская область и особенно Иркутск нашей власти не выдали.

 

 

1 июля Иркутская область «поправилась», как могла, вместе со всей страной.

Протрендеть про нашу протестность мы, иркутяне, любим. Справедливости ради надо бы поминать и вторую сторону иркутской политики – апатию. Иркутская область это регион политической протестности и политической апатии одновременно. Протестность мы традиционно демонстрируем при низкой явке. Кремлевская политология исходит из того, что чем меньше явка, тем выгоднее для власти. Технология «сушки явки» считается одной из главных политических технологий власти. Но Иркутска и Иркутской области это не касается. Здесь невыгодные для власти результаты происходят при низкой явке.

У многих жителей области ярким пятном в памяти – чуть ли не самым главным в их жизни политическим событием – остается второй тур губернаторских выборов в 2015 году. Когда Сергей Георгиевич победил Сергея Владимировича. Тогда творилась настоящая эйфория, ведь до барских охот и коррупционных скандалов «народного губернатора» еще оставалось какое-то время. Так вот я давно приметил, что создателям и участникам тех торжеств кажется, что тогда чуть ли не вся область ринулась показывать козу власти и избирать «народного». Типичная ложная позитивная память. Явка тогда составила 37 процентов. Всего. Область и тогда осталась верной второй стороне своей политической натуры – политической апатии.

Однако, пожалуй, подлинным предметом иркутской гордости является традиция относительной (а по российским меркам – абсолютной) честности подсчета наших голосов. Тема фальсификата на выборах сама по себе болезненная и известная. Наша драгоценная власть на выборах получает очень хороший по европейским меркам процент, однако по каким-то своим причинам очень любит, чтобы этот процент был слегка туркменским. «Для объема» создают этакую пену на верхушке в электоральном стакане. Зачем власть это делает? – разговор о том отдельный. Тут ограничимся старорусски-мудрым «начальству виднее». Так вот наша область уже не первый раз играет роль резервации вполне чистого подсчета. Неудобный для властей маэстро Шпилькин, который своей «кривой Гаусса» осуществляет свои вроде бы правильные подсчеты, сообщил , что за поправки проголосовало 65 процентов принявших участие в голосовании, а явка была чуть побольше сорока процентов. Первое, что бросается в глаза – это ведь наши иркутские цифры.

В общем, за политическую апатию пусть нам будет стыдно. За протестность – пусть каждый испытывает эмоции в соответствии с собственным вкусом. А честностью подсчета будем гордиться. Пусть нам все завидуют.

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске