БЛОГИ
  • Только хорошие новости: нерпы на льдинах, гранты Ростуризма и победы гимнастов

    Вот и зима постучалась в двери. По утрам в окно заглядывает морозное солнце, деревья покрылись куржаком, он блестит на солнце и невольно навевает строчки из пушкинского «Зимнего утра». А еще отсылает к тому времени, когда сидишь в школе за партой на уроке литературы, рисуешь в тетрадке и не думаешь ни о чем, разве что о героях Лермонтова, и это прекрасно. До Нового года теперь рукой подать, многие уже начали закупать подарки. Признайтесь честно, смогли устоять перед скидками «черной пятницы»? Я смогла, только думаю вот, не зря ли? Скорее нет, чем да, потому что подарки в этом году решила делать своими руками. И дело даже не в экономии, а том, что хочется мастерить и вкладывать в это душу… А чем еще заниматься зимними темными вечерами, когда за окном бушует пандемия. А что вы думаете насчет подарков к Новому году, дорогие читатели? Предпочитаете hand-made или лучше в магазин заглянете? Пока решаете, расскажем вам о хороших новостях из нашего города.

Послесловие к губернаторским выборам

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
19.10.2020 07:07

Одна из моих любимейших фраз в мировом кинематографе звучит так: «Все, что произошло, послужит нам уроком. Но сначала надо разобраться, что же произошло?» («После прочтения сжечь», братья Коэны). Мне уже приходилось цитировать ее в своих колонках, но по другому поводу.

Сергей Шмидт - Послесловие к губернаторским выборам

Весь прошедший после выборов губернатора Иркутской области месяц я исправно пытался разобраться, что же это было. Разбирался в основном с помощью того, что кофе пил с инсайдерами из разных лагерей. Мы, наверное, месячную выручку кофейне, что в моем доме, «напили». По итогу я выскажусь по одному из самых любопытных вопросов из тех, что остались после выборов. Хочу обратиться к тем, кто знает всю правду и будет возмущен тем, что правда будет отличаться от того, что я напишу ниже. Господа, благодаря этой колонке вы будете знать, как «правда» выглядит со стороны, причем, не для просто стороннего наблюдателя, а человека, который попытался собрать в одну картинку кусочки информации из самых разных источников.

Вопрос, который я имею в виду: было ли участие в выборах губернатора Иркутской области Михаила Викторовича Щапова сугубо техническим или кандидат от КПРФ боролся за победу по-настоящему?

Сразу скажу: ни один из названных вариантов ответов не является правильным. Пресловутая «правда», как это часто с ней бывает, где-то посередине. Участие в выборах глав регионов даже в статусе кандидата от формально оппозиционной партии не обходится без согласования с т.н. «апэшечкой» (Администрацией президента). Сергей Георгиевич Левченко попытался обдурить Дракона, за что, судя по всему, и страдает вместе со всем семейством. Некие «смотрины» наверняка проходил и кандидат Щапов, и ему была гарантирована сама возможность победы. Но побеждать можно было только по заранее оговоренным правилам, важнейшее из которых – отказ от «мочилова оппонента», то есть, от того, что принесло Левченко победу в 2015-м году. Еще раз: если бы Щапов победил, его победа была бы спокойно воспринята Кремлем, его не стали бы кошмарить, пихать палки в колеса. Системный, уравновешенный, молодой, с ФСБшным прошлым, вполне независимый от Левченко и его клана губернатор-коммунист устроил бы верхние этажи действующей власти. Но побеждать надо было в соответствии с определенными условиями, одно из которых – отказ от «мочилова» - делало победу не то что невозможной, но очень затруднительной.

Мог ли кандидат Щ. выиграть без «мочилова»? Мог, если бы…

Во-первых, если бы не внутренний раскол-противостояние внутри иркутской КПРФ, взаимное неприятие Левченко и Щапова, дурацкая самодеятельность обкома, не согласовавшего свои действия со штабом Щапова.

Во-вторых, если бы избирательная кампания делалась не только в социальных сетях и не только для «ценителей прекрасного» из фейсбука, то есть, к «путешествию с квадрокоптерами» добавлялась бы реальная «работа в полях». Отдельно замечу, что если бы отдельные работники штаба Щ. и работники отдельного обкомовского штаба меньше тратили бы времени на сарказмы по поводу технологов из штаба Кобзева, и больше занимались бы решением профессиональных задач, это тоже могло бы повлиять на результат.

В-третьих, если бы удалось раскрутить хотя бы отдельных мэров на хоть какую-то дележку административным ресурсом. Вот для этого предпринимались определенные попытки – например, всячески раскручивалась экспертная убежденность во втором туре.

В-четвертых, если бы основным оппонентом не был кандидат, которого слишком много женщин Иркутска и Иркутской области именуют «самым красивым губернатором в истории Иркутской области».

В-пятых, если бы случилось нечто иррациональное и граждане все-таки обострились против кандидата-варяга, к которому, как показывала социология, сугубо политических претензий они (несмотря на все усилия местных навальников) не имели. То есть проголосовали бы против генерала, как против чужого.

Если бы, да кабы. Выборы, как и всё в истории, не имеют сослагательного наклонения. В конце концов, если бы Сергею Ерощенко 13 сентября 2015-го года дорисовали пару тысяч голосов, то история области тоже сложилась бы иначе. Аэропорт у нас был бы новый. В общем, обсуждать альтернативы не имеет смысла.

Зададимся только вопросом, как назвать вот такое участие в выборах? Когда вы можете выиграть (значит, участие не техническое), но не можете делать всего, чтобы выиграть (значит, участие не очень настоящее)? Если воспользоваться самым модным политологическим словом современности, можно назвать это «гибридным участием». А можно как-нибудь еще.

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске