МЫ, ИРКУТЯНЕ
Сергей ШМИДТ, Langobard
-mcdonalds
Если переделать заголовок в вопросительное предложение: «Зачем городу поселкового типа нужен McDonald’s?» – то ответить на вопрос очень просто. Потому что городу поселкового типа без «Макдональдса» не жить. Мне, кстати, уже приходилось писать об этом. Но об этом всем еще раз и по порядку.  
МНЕНИЯ И СОМНЕНИЯ
Сергей Шелин, rosbalt,ru
2021-10-15-01-06-02
Смягчений не будет. А вот насколько высоко поднимется новая волна преследований, станет видно в ближайшее время.
Хорошие новости
  • Только хорошие новости: спасение человека, рейсы в Таиланд и лебеди на Ольхоне

    Притормаживаете ли вы шаг, когда на улице слышите интересный разговор прохожих? Нет, конечно, речь идет не о том, чтобы намеренно подслушивать что-то личное, но именно обрывки фраз порой могут стать своего рода советом, который так ждешь от Вселенной, или они могут позволить лишний раз убедиться в какой-то истине, или же, напротив, получить ее опровержение. Вот, скажем, примерно одним шагом с тобой, на одной линии, идут молодые люди. Один из них внезапно говорит: «Когда я два года назад встречался с одной девушкой, я писал ей стихи. А потом, спустя время, перечитал их и убедился в том, что это “сплошной закос” под Есенина, и разочаровался в собственном таланте». А его собеседник в ответ парирует: «Как-то раз моя подруга тоже хотела, чтобы я написал ей что-нибудь высокопарное, но я не умею так, поэтому просто решил быть собой, пожалуй, это лучшее, что нам остается». Что вы по этому поводу скажете? Это не 19 век, отнюдь, но молодые люди по-прежнему слагают вирши и превозносят любовь, пусть даже и подражая в этом великим. И это ли не радует? А теперь – перейдем к нашему обзору хороших новостей.

Если переделать заголовок в вопросительное предложение: «Зачем городу поселкового типа нужен McDonald’s?» – то ответить на вопрос очень просто. Потому что городу поселкового типа без «Макдональдса» не жить. Мне, кстати, уже приходилось писать об этом. Но об этом всем еще раз и по порядку.

 

 

Как оно сложилось у депутатов с мандатами – сложилось с иркутскими или «иркутскими» депутатами новой Государственной думы от «Единой России» –политизированная публика в курсе. Губернатор Кобзев отказался от мандата, вслед за ним отказался детский хирург Козлов, трио-композицию из «отказников» завершил вице-спикер Законодательного собрания региона Алдаров. Мандат депутата достался Марии Викторовне Васильковой, которая, несмотря на иркутское происхождение, не признается политизированными иркутянами «своей». Тем, кто не политизирован, уверен, что все равно.

 

 

Мне не просто далось решение написать эту колонку. Самая громкая иркутская тема прошлой недели – причисление к лику иноземных агентов моего старого товарища Алексея Петрова* – в ней будет затронута скользом. Основное же содержание вызовет у недоброжелателей желание (с которым они едва ли смогут справиться) объявить, что Шмидт воспользовался драмой Петрова – кстати, еще раз предлагаю всем задуматься, что значит оказаться в нашей стране с клеймом «иностранного агента» – чтобы предаться любимому занятию, а именно мочилову людей либеральных взглядов. Тем не менее, и разум, и совесть (да-да!) подсказывают мне, что я должен написать эту колонку.

 

 

Из-за выборов этих чертовых – думских – пришлось пропустить и годовщину победы Игоря Кобзева на губернаторских выборах в Иркутской области (13 сентября), и годовщину его вступления в губернаторскую должность (18 сентября). Уж простите, но нельзя было не написать колонку перед выборами и колонку после. Теперь, когда Дума-2021 у России имеется и она укомплектована в том числе и депутатами от Иркутской области (сегодня или завтра мы узнаем, кому отойдет мандат губернатора Кобзева и с конкретными персоналиями все станет ясно), можно поговорить и о губернаторских годовщинах.

 

 

Предварительные итоги думских выборов – в Иркутской области и в стране – перед глазами. Думаю, можно делать вывод, что чудес не произошло и действующая власть получила ту Думу, которую желала. Думу, которая не создаст никаких проблем так называемому «транзиту власти» в 2024 году, даже если это будет «самотранзит». Опрокидывающего голосования не случилось. У «Единой России» с сателлитами крепкое конституционное большинство. КПРФ может успокоиться тем, что получила больший процент, чем в 2016 году, а фан-база Навального утверждать, что все успехи КПРФ это результат «Умного голосования». И это несмотря на то, что «Умное голосование» не призывало голосовать за КПРФ напрямую, давало четкие рекомендации только в одномандатных округах, в которых ничего особенного не продемонстрировало (более 190 округов выигрывают кандидаты от «Единой России», не считая так называемых «самомедвеженцев»).

 

Колонка в следующий понедельник будет посвящена первичному обзору предварительных результатов выборов депутатов Государственной думы (восьмого созыва). В этой колонке суммирую общие впечатления от избирательной кампании в стране и в Иркутской области.

 

 

Сергей Шмидт Лангобард

Серьезнейший, с некоторыми признаками необратимости, кризис левых политических идей длится минимум тридцать лет (с позорного для всех левых распада СССР) и выход из него не просматривается. Так и не придумано, как в системе, созданной в качестве некого рая на земле для трудящихся, решить проблему халявщиков. Не придумано, что же делать с, видимо, неизменной частнособственнической природой человека. Не придумано, как социализму быть экономически-эффективным. Ну и так далее.

 

 

Алексей Петров, ведущий общественно-политической программы на телеканале «Аист», один из ведущих телевизионных дебатов кандидатов в депутаты Государственной думы, уже несколько раз протранслировал в социальных сетях интереснейшие новости – кандидаты в депутаты на дебаты практически не ходят. То бишь не пользуются бесплатным эфирным временем для собственной агитации или хотя бы для простого привлечения общественного внимания к собственным персонам и политическим партиям, которые их выдвинули. В словах Петрова чувствовались и удивление-недоумение, и грусть констатации, и некоторое возмущение.

 

 

А вот теперь, уважаемые дамы и господа, когда отгремели все фанфары по поводу тридцатилетия победы демократии над ГКЧП, а также случившегося тогда знаменитого концерта Бориса Гребенщикова в Иркутске, я совершу давно задуманное. Спокойненько выйду из-за кулис отечественной истории с дымящейся чашкой кофе в руке, тихонечко сяду за компьютер и расскажу вам какую-нибудь новую историю про то, как Гребенщиков в день путча концерт в Иркутске давал. Вы будете смеяться, и не поверите – ну что еще можно добавить к тому, что миллион раз было сказано? – но таких историй есть у меня. По крайней мере, одна есть.

 

 

На берегу тайги зелёных волн

Стоял он, дум великих полн…

И молвил: здесь ведь суждено

Нам в Азиопу прорубить окно.

 

 

В минувшую пятницу в радиоэфире в процессе обсуждения нынешних лесных пожаров и их дымных последствий с Николаем Труфановым, депутатом Законодательного собрания Иркутской области «от северов», я попросил его верифицировать давно пришедшую мне в голову метафору. Правильно ли я понимаю, что лесной пожар чем-то похож на онкологическое заболевание, если выявить и потушить (вырезать опухоль) на ранней стадии, но ничего сверхопасного не будет, если пропустить, то пожар при сухой погоде разрастется до размеров, когда потушить его не сможет вся авиация страны и уповать останется только на дожди? Николай Степанович, связанный с Леной, с Севером с 1987 года, подтвердил, что так оно и есть.

 

В фильме журналиста Алексея Пивоварова о делах и проблемах байкальских Пивоваров спрашивает Виктора Кондрашова: «Вы же были мэром Иркутска?» «Был грех», - то ли остроумно, то ли простодушно отвечает Виктор Иванович. Кондрашов – последний мэр Иркутска, избранный голосованием горожан. Если когда-нибудь такие выборы вернутся в Иркутск, дарю кандидатам на мэрство слоган: «Возьму грех на душу!»

 

Отдых на Байкале не просто дорогой, но неприлично дорогой. Байкал – не бутылка водки, не хлебная буханка-булка и не услуги ЖКХ, поэтом бессмысленно заниматься любимым делом любителей огламуривать советское прошлое - сравнивать нынешние цены с ценами эпохи исторического материализма. В отношении легендарных девяностых говорить о полноценном развитии внутреннего туризма не приходится – граждане России тогда были очень заняты, кто выживанием, кто «первоначальным накоплением». Но с тех пор, как наступила эпоха «путинского процветания», прерываемая время от времени то политическим поносом, то экономической золотухой, я не припоминаю не то что года, но даже единичного эпизода, когда бы хоть кто-нибудь соглашался с разумностью или умеренностью цен в сфере более или менее комфортного (с точки зрения человека XXI века) релакса и детокса на берегах священного озера.

 

Сергей Шмидт

Про выборы в Государственную Думу серьёзные щёконадувательные политологи спорят в основном на тему, повторят ли выборы 2011-й год или же они повторят 2016-й год? Напомню, что 2011-й год это такая событийная линейка: выборы – последующие протесты и серьезные усилия оппозиции по делегитимации результатов выборов и в целом кремлевской власти. 2016-й другая: выборы – усилия раздробленной оппозиции по возгонке их политического значения – тишь, гладь, да путинская благодать в итоге. Это удивительно, но какой-либо третий сценарий политологами, по сути, не обсуждается. Ждут повторения прошлого, относительно недавнего, причем сведенного к простейшей (двусоставной) дилемме.

 

 

Игра в «последних, кто видел и помнит» – одна из любимейших моих игр. Называю её игрой, хотя сама идея может быть положена в основу полноценных научных исследований, в первую очередь, тех, что в жанре социально-исторической антропологии. Во множестве компаний мне удавалось отвлечь публику от алкоголя и разговоров об ерунде вопросом, а какое поколение может считать себя последним, которое видело и помнит… Варианты я подставлял разные.

 

Сергей Шмидт - про ковид

Я пережил адову падлу-ковидлу (с этим был связан двухнедельный перерыв в колонкопроизводящей деятельности). Сейчас переживаю последствия. Чувствую за собой некоторую предобщественную ответственность – надо бы поделиться опытом и соображениями, вдруг кому-то пригодится. Адресат этой колонки – те, кто не переболел, те, кто не привился, и все те, кто сохраняют тот или иной скепсис по отношению к ковиду и прививкам.

 

Сергей Шмидт

Людям глобального мира, новым номадам, плохо понимающим, как единственную и неповторимую жизнь можно прожить в одном месте, не объяснишь, что когда проживаешь многие десятилетия в одном и том же городе, то имеешь возможность получать удовольствие от целой россыпи мыслеобразовательных эффектов. С одной стороны, ты словно смотришь длиннющую сериальную сагу, имеешь возможность наблюдать за самым интересным, что вообще есть в жизни – за тем, как меняются люди. С другой стороны, это ведь уникальное переживание – ежедневно оказываться в местах, с которыми у тебя связаны какие-то личностные переживания, возможные только в принципиально разных твоих возрастах. Грубо говоря, вот в этом месте ты толкал в песочнице машинки, а потом (много лет спустя) жарко целовался в романтической молодости или с трудом удерживал себя на ногах, перебрав лишнего, ибо романтические молодости не обходятся без избыточного алкоголя. А потом тут же праздновал новоселье коллеги, купившего квартиру в доме, который построили на месте детства и юности, а потом в будущем ты здесь возможно будешь ковылять со стариковской палочкой. То есть каждая городская локация это как штырек в детской пирамидке, на который ты нанизываешь воспоминания о случившемся с тобой в настолько содержательно разные периоды твоей жизни, что иногда кажется, что это с разными людьми происходило, просто каким-то чудом собралось – от разных людей! – в твоей голове.

 

Сергей Шмидт

Как уже наверняка знают все любители вкусно, быстро и вредно пожрать, «Сауроново око» корпорации McDonald's обратило внимание на Иркутскую область. Отдельные хоббиты из иркутского Шира как раз начали мутить всяческую антигубернаторскую активность. Во-первых, время пришло, иркутяне долго в политическом мире жить не могут. Во-вторых, открылся думский сезон, появляются возможности половить какую-нибудь рыбку в мутной выборной водичке. Макдональдс тут оказался лыком в строку, про него первой выстрелила находящаяся еще, то ли в перинатальной, то ли в непосредственно послеродовой стадии новая региональная оппозиция. Мол, что же это делается, бабоньки, скоро всех сибиряков американцы гамбургерами отравят, рожать не от кого будет!

 

Сергей Шмидт - авторская колонка

Поколение, к которому я принадлежу – конец 1960-х и начало 1970-х гг. рождения – я величаю «последним советским поколением в истории России». Аргумент для этого очень простой. Мы – последние, кто в возрасте, в котором возможна хоть какая-то самостоятельная рефлексия, видели «настоящую» Советскую Атлантиду, то есть СССР в его доперестроечном формате. Мне, например, уже не довелось изучать в вузе дисциплину с названием «научный коммунизм». Историю КПСС, правда, в ее перестроечном формате – с «бухаринской альтернативой» и словом «застой» применительно ко времени Брежнева – я в вузе изучал. Я избежал «научного коммунизма», однако я прекрасно помню классные часы в школе, организованные классной руководительницей для душеспасительных бесед о вреде рок-музыки, на которых группе «Машина времени» доставалось не меньше, чем группе «Пинк Флойд». Помню и искреннее удивление нас, семиклассников – тех, кто хоть что-то знал про Макаревича и «Пинк Флойд» – а что, собственно, такого вредного для душевного здоровья советских школьников и общественной безопасности советского общества можно обнаружить в творчестве данных музыкальных коллективов? Разумеется, словосочетания вроде «душевное здоровье» и «общественная безопасность» мне сейчас подбрасывает наведенная память. В те времена никто, тем более, советские школьники, в таких выражениях действительность не мыслили и не оценивали.

 

 

У политологии, по крайней мере, у публичной политологии, нет совсем уж больших политологических тайн. Таких, которые были бы слишком сложны для обывателя (в нейтральном смысле этого слова), хотя бы чуточку сведущего в политике. Или таких, которые хотелось бы сберечь от массовой публики самим политологам. Разумеется, если речь не идет о такой специфической отрасли политологии, как «начальствоведение», состоящей из разной степени интимности эксклюзивов из жизни и взаимоотношений представителей правящего класса. Благородные колумнисты во все времена брезговали начальствоведением, а уж сейчас, во времена анонимных телеграмканалов, за это браться и смысла нет.

 

 

Сергей Шмидт

Раз уж приходила разок в голову идея, надо сделать так, чтобы о ней все знали. А то идея может прийти и уйти, а потом и потеряться. А вдруг идея-то хорошая! Не заслуживает того, чтобы потеряться без следа.

 

Сергей Шмидт

Как говорится, рискуя на себя навлечь… В общем, я из тех, кому понравилось изначальное оформление города И. ко Дню победы в цветах «чистого неба». Мне показалось правильным такое напоминание о том, что главное в любой «священной войне» это не сама война, а мир, который удается завоевать её ценой. Главное это возвращение миллионам людей возможности жить обычной жизнью, не посылая своих сыновей и дочерей в окопы и в тыл врага (пусть их именами никто и не назовет пионерские отряды).

 

Сергей Шмидт

В апреле продолжили сбываться самые неприятные прогнозы по поводу российской внесистемной оппозиции – то, что могло быть названо ее организационной структурой, подверглось, по сути, разгрому. По касательной досталось и одному из самых толковых русскоязычных СМИ, которое проштамповали «иностранным агентом». Не удивлюсь, если хмурые времена наступят и для телеканала «Дождь», который в последнее время напоминает не столько СМИ, сколько медиарупор Навального и его сторонников. В краснокирпичных башнях наверняка ищут вариант для осложнения жизни и ему.

 

 

Сергей Шмидт колонка

Романтики отчаянного противостояния ощерившейся действующей власти, готовые демонстрировать безрассудную смелость в сопротивлении бессмысленной жестокости, могут искренне верить в «народ», который рано или поздно «проснется, исполненный сил», сметет, водрузит и люстрирует. Но мы-то, старые историки и стареющие политологи, прекрасно знаем, что системы, в которых правит какая-нибудь элитка, сносятся обиженной частью этой самой элитки. «Проснувшийся и исполненный сил народ» может играть для обиженной части правящего класса роль мотивационного сигнала или декоративного сопровождения, в наши-то времена не принято решать большие политические вопросы без телекамер, точнее без видео на смартфонах, одними табакерками в закрытых спальнях. Но всё, как и прежде, решают сильные мира сего, силушку которых не уважили должным образом или в чем-то ущемили, чего-то не додали и, особенно, не дай бог, отняли.

 

 

Ура, в Иркутске появилась новая и, судя по всему, долгоиграющая возможность для любителей воспламениться и самовыразиться в общественной дискуссии. Вот-вот начнется масштабная перестройка с элементами имитирующей реконструкции здания железнодорожного вокзала. Проект нового вокзала поражает новыми масштабами – около пяти тысяч квадратных метров всяческих помещений – и новейшими прибамбасами вроде эскалаторов и лифтов, но возмущает «рыцарей высокого художественного вкуса» и всех тех, кто готов возмущаться по любому поводу.

 

 

Игра в типологию – в умозрительное конструирование «типов» (клеток в таблице), по которым можно разнести непосредственно наблюдаемые фрагменты тяжкой действительности – давнее, очень давнее развлечение людей гуманитарного склада ума и поведения. Увлекался сим и Платон, видимо нахватавшись у Сократа, которому был благодарным учеником. Чрезмерно преуспел в этом Аристотель, который был Платоновским учеником, но, увы, отнюдь не благодарным. Есть в типологизациях много от серьезного, то есть, от самой, что ни на есть науки. Случается в типологизациях и многое от игры, то есть от развлечения.

 

Артем Рондарев, музыкальный журналист, будучи виртуальным участником книжного фестиваля «Книгомарт» (закончился позавчера) дал интервью иркутскому журналисту Вадиму Мельникову, в котором очень просто и очень точно высказал далеко не самой первой свежести мысль: «Искусство, по большому счету, и существует только до тех пор, пока его интерпретируют. Само по себе оно мало сообщает. Тебя интерпретируют, ты открыл рот – уже герой».

 

Сам я давно не участвую ни в каких политических спорах, никого ни в чем не убеждаю, тем более, не переубеждаю, но за другими «участниками соревнований» всегда наблюдаю с интересом и даже с удовольствием.

 

18 марта, в очередную годовщину Крымского «триумфнаша» и в день Парижской коммуны (советские хиппи времен перестройки набрасывали, что это еще и день, который отмечают хиппаны во всем мире) губернатор Иркутской области Игорь Кобзев выступил с ежегодным (по сути, обязательным) посланием.

 

Философы, особенно преподаватели философии, любят – то ли для простоты и удобства, то ли в силу каких-то устойчивых, генетически передающихся заблуждений – представлять историю философии или содержание ее отдельных этапов как противостояние двух позиций или направлений. Словно в обсуждении вопросов, с одной стороны, не имеющих отношения к практической жизни, а, с другой стороны, появляющихся в силу какой-то таинственной склонности человека к постановке вопросов предельной важности, третьего не дано.

 

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая > Последняя >>
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске