БЛОГИ
  • Только хорошие новости: новые бюджетные места, пони в зоосаде и спектакль на острове Конном

    Что вас порадовало больше всего на этой неделе? Меня – спонтанная прогулка по лесу в разгар рабочей недели. Около дачи, буквально на расстоянии вытянутой руки, есть кусочек хвойного леса. В нем уже поспевает первая брусника, показывают из-под хвои свои шляпки маслята, а вот грузди уже почти отошли: если встречаются, то червивые. Поганки во всем своем великолепии растут вдоль тропинок и тут, и там, и так и пытаются своим видом сбить грибников с толку, но не тут-то было! Чуть вдали растет лесной шиповник и кустики малины. А какой стоит аромат в лесу… дышишь-не надышишься. Если пройти немного вперед, можно выйти на поляну, где висят качели, а к дереву прибито баскетбольное кольцо. Вдалеке постукивает дятел, с ветки на ветку перелетают птицы. А вы, дорогие читатели, когда были последний раз в лесу? Если давно, то наведайтесь непременно. А сейчас мы расскажем вам о хороших новостях из нашего края.

Экономика России: откуда ждать «черных лебедей августа»?

Автор: Анна Семенец, rosbalt.ru   
29.07.2020 09:43

Экономика России: откуда ждать «черных лебедей августа»?

Вслед за «обнулением» президентских сроков Россию ждут «обнуление» экономики и новый 1998 год, считают экономисты.

Впереди у России очередной «черный август». Ждать ли нам девальвации и деноминации рубля, или обойдется, обсудили эксперты на пресс-конференции в НСН.

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по экономической политике Сергей Калашников:

«Деноминация рубля применяется лишь для удобства денежного обращения. Бессмысленно выпускать рубли, если счет, как было в начале 1990-х, идет на тысячи. Но как бы мы внутри страны не определяли размерность знаков на купюрах, покупательная способность нашей национальной валюты от этого не изменится.

Здесь важно понимать, что никакие экономические законы в отношении рубля просто не работают, потому что не имеют к нашей нацвалюте никакого отношения. Мы сделали рубль свободно конвертируемым внутри страны. Но весь мир не признал рубль твердой валютой, и даже полутвердой, как китайский юань, курс которого определяется директивно. Это значит, если вы с рублями поедете за границу, то не сможете на них ничего купить, и обменять не сможете. Таким образом, рубль находится в состоянии пасынка международной валютной системы. Это породило спекулятивное отношение к данной валюте. Если я где-то могу купить рубль, а в другом месте продать его не могу, это приводит к возникновению „черного рынка рубля“. Этим „черным рынком“ является Московская валютная биржа и Центральный Банк РФ. То есть, курс рубля — это поле для спекуляций, прежде всего — международных. Хотя, как показал анализ резкого падения рубля в 2014 году, и наши основные банки тоже не гнушаются поспекулировать на этой ниве. Поэтому, когда мы говорим о том, что рубль имеет какие-то экономические основания для изменения своего курса — это все не соответствует действительности.

Однако все спекулятивные операции все же имеют границы, ведь Россия вынуждена за валюту закупать большой объем товаров и продуктов питания. Это заставляет держать рубль по отношению к валюте в определенном коридоре. Потому что если рубль упадет до бесконечности, то и возможности импортных поставок тоже упадут до бесконечности. Это будет не просто экономический крах. Людям нечего будет есть. Поэтому, я считаю, есть определенные экономические тенденции, которые заставляют держать рубль. Я думаю, это обеспечит баланс, который мы наблюдаем после 2015 года.

До конца года, в силу той экономической ситуации, которая складывается в стране, произойдет очередное, пусть не такое резкое, как в 2014 или 1998 годах, но все-таки обрушение рубля. Я предполагаю, что в силу объективных экономических причин рубль может упасть по отношению к доллару и евро процентов на 10–15%».

Научный руководитель Института проблем глобализации, экономист Михаил Делягин:

«Что сейчас происходит с рублем? С формальной точки зрения, все нормально, у государства денег, как у дурака — махорки. В федеральном бюджете ликвидные ресурсы, по данным Минфина на 1 июля, составляют больше 8 трлн рублей. Денег в целом достаточно. Понятно, что правительство прекрасно осознает: с этими деньгами будет примерно то же самое, что с махоркой у дурака. Но на какое-то время их хватит.

Рубль удерживается нашими руководителями в спекулятивном поле. Национальная валюта эмитируется не по потребностям экономики России, а в зависимости от того, сколько нам позволят получить валюты в виде займов или экспорта. Поэтому рубль крайне зависим ото всех внешних факторов. Это не столько объективная реальность, сколько сознательный выбор нашего руководства.

Внешние обстоятельства понятны. В США 4 ноября с высокой долей вероятности холодная межэлитная гражданская война перестанет быть холодной. Весьма вероятно, что товарища Байдена будут подсаживать в президентское кресло те же самые люди и примерно так же, как они подсаживали Обаму — при помощи форсирования кризиса. Мир валится в рецессию, и подтолкнуть его ничего не стоит. Поэтому, я полагаю, с середины сентября мы войдем в зону глобального риска, а если нервы сдадут, то и раньше. Не случайно ходят слухи о том, что вторая волна „коронабесия“ назначена на 20 сентября. Что будет с мировой экономикой, если в США начнется что-то, напоминающее гражданскую войну? Уже сейчас мы видим некоторое ослабление доллара. Американские специалисты говорят, что стоит ожидать обесценивания доллара по отношению к корзине значимых валют примерно на треть. Если только на треть, Бог, действительно, хранит США.

Что в связи с этим будет происходить у нас? Экономике России хватило и первого удара коронакризиса, после которого она уже не встанет, это видно. Статистику можно рисовать любую, но все мы ходим по улицам и общаемся с людьми.

Когда хлеба становится все меньше, должно появиться больше зрелищ. Поэтому в августе—сентябре у нас будут проводиться элементы локального оздоровления органов управления от совсем уже обезумевших одичалых, которое нам преподнесут и как левый, и как правый поворот, и как социальную революцию. Это немного отвлечет людей от реального состояния их дел.

Если мы не развиваем экономику, единственный способ ее подстегивать — девальвация рубля. Другое дело, что доллар может упасть сильнее рубля. Но рубль придется девальвировать по отношению к корзине валют, к евро. Уже сегодня он укрепляется к доллару, но слабеет — к евро.

Базовая причина того, что девальвация рубля сменяется периодом достаточно длительной стабильности, которая поддерживается в том числе за рамками экономической, а иногда и политической целесообразности, связана со спецификой спекулятивных операций. При стабильном рубле наши ценные бумаги покупают западные российские спекулянты за валюту. Это вложения, защищенные от девальвации, но с доходностью, характерной для высокорискованных рынков. Дальше, пока вложения правильных людей с российского рынка не уйдут, рубль не девальвируют. Национальную валюту держат буквально любой ценой. Но когда эти вложения уйдут, рубль обвалится. К концу года, я полагаю, мы увидим 55 рублей за доллар и больше 90 рублей — за евро».

Член президиума Столыпинского клуба, экономист Владислав Жуковский:

«В начале июня я говорил о том, что в преддверии обнуления мы увидим укрепление рубля к доллару до 70, и даже до 68,5. Мы эти цифры увидели. Логично, что после того, как театр абсурда с голосованием на пеньках и на лавочках был завершен, рубль развернулся и пошел дальше — на уровень 71–72 за доллар. Не может быть крепкой валюты в условиях кладбищенской стабильности. Экономического роста мы не видим уже больше 12 лет. С 2008 года российская экономика в реальном выражении выросла всего на 8,5%. Это данные Росстата и Всемирного Банка. Мировая экономика при этом выросла на 35%, даже загнивающая Америка — на 18%, а Китай — на 93%. Весь рост экономики с 2008 года уже „обнулился“ по итогам второго квартала 2020 года, когда ВВП России официально упал на 9–10%. По итогам года реальное падение может быть больше 20%. О каком укреплении рубля может идти речь, если у нас на глазах сжимается приток валюты по внешнеэкономической деятельности. Отток валюты из страны уже больше, чем приток. Из страны выведено почти $29 млрд, при этом, суммарно мы заработали $22 млрд. Такого не было со времен дефолта 1998 года. Не случайно, мне кажется, заговорили про деноминацию рубля. Мы приближаемся к очередной шоковой девальвации. Помните, Борис Ельцин в 1997 году затеял деноминацию рубля, а к середине 1998 года грянул дефолт.

Для правящей элиты слабый рубль — продление агонии той системы, которая построена, максимизация их экспортных доходов ценой обнищания населения, падения платежеспособного спроса, роста цен, разгона инфляции. Я думаю, в долгосрочной перспективе — полтора-два года — можно смело покупать валюту. Конечно, лучше было покупать по 60 рублей, но и сейчас, я полагаю, не поздно.

Роста экономики не будет, доходы продолжать падать, удержать экономику на плаву можно будет только через девальвацию. Конечно, можно спорить о том, что будет с курсом по отношению к доллару в ноябре, после выборов президента в Штатах. Я думаю, ничего хорошего Россию в любом случае не ждет. Обнуление курса рубля — это лишь вопрос темпов и масштабов, не более того. Деноминация тоже будет, но позже, за горизонтом 2021 года, когда мы улетим до уровня 100 рублей за доллар, что вполне вероятно.

Я думаю, что нас ждет глобальный делеверидж и кредитное сжатие. Мы легко можем увидеть 80 рублей за доллар, но я бы не исключал падения до 85 рублей за доллар и больше. Здесь все будет зависеть от нескольких факторов. ОПЕК+, выборы в США, степень профнепригодности людей, проводящих социально-экономическую политику в России. При плохом сценарии рубль может упасть на 25% к доллару. И август, и ноябрь — месяцы очень тяжелые для рубля».

По инф. rosbalt.ru

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске