МЫ, ИРКУТЯНЕ
Сергей ШМИДТ, Langobard
2021-03-01-00-19-35
Это моя пятисотая колонка в «Иркутской Торговой газете». Первые колонки в «Торговой» увидели свет – тогда еще не только интернетный, но и бумажный – больше десяти лет назад. Страшно сказать, в 2010-м году. Как теперь принято восклицать по подобным поводам: «Мы ведь тогда жили в другой стране!» Это правда. В той, в другой, стране я говорил про нашу политическую жизнь: «У нас бархатный авторитаризм». Сейчас предпочитаю говорить, что у нас наждачный авторитаризм. «Наждачный» означает, что по голове поленом (еще? пока?) не бьют, но мозги обрабатывают наждачкой, а не бархаткой.  
МНЕНИЯ И СОМНЕНИЯ
Александр Желенин, rosbalt.ru
2021-03-05-02-03-57
Помимо роста цен, причинами протестов в РФ могут стать региональные проблемы, нарушения на выборах, третья волна ковида, безработица и беспредел силовиков.
Хорошие новости
  • Только хорошие новости: букеты для зверей, японская графика и ожидание «Книгомарта»

    Настроение 8 Марта витает в воздухе – в магазинах и цветочных лавках привлекают взгляды тюльпаны самые разных окрасов – и огненно-красные, и колоритные желтые, и невинно-нежные белые, а также розовые, фиолетовые и даже зеленые. Мужчины выстраиваются в очередь за букетами и спешат создать праздничный настрой для любимых дам – жен, мам, сестер и маленьких дочек. Да-да, они тоже ждут тюльпаны на праздник, даже если им всего лишь два, три или пять. А что еще подарить кроме букета? Здесь мнения разнятся: кто-то хочет вкусную еду, кто-то – игрушку, кто-то – украшения, а иная дама, может быть, в ресторане захочет отужинать. В любом случае, дорогие наши читатели-мужчины, не скупитесь на подарок: ведь самое лучшее, что может быть – это когда твои любимые счастливы! А для того, чтобы градус настроения у прекрасных дам и кавалеров стал еще выше, расскажем хорошие новости из нашего города.

Несколько групп журналистов-расследователей изучают повторно материалы дела убитого политика Бориса Немцова и готовятся раскрыть новые данные, сообщила «Эху Москвы» его дочь Жанна Немцова.

 

В Иркутске запахло «второй топонимической». Несколько слов, сказанных советником губернатора Денисом Вороновым о возможном возвращении иркутским улицам дореволюционных названий, вызвали очередное «бурление» согласных и несогласных. Кроме обычных фейсбучных стычек и ристалищ, прозвучали и «институциональные высказывания». Решительнее всех ответил городской комсомол, заподозрив «либерально-буржуазный блок» в намерениях нанести очередной удар по славному советскому прошлому Иркутска.

 

 

В США сворачивают слежку за гражданами при помощи автоматического распознавания образов, а в России все активнее направляет машинный разум на службу следствию.

 

В истории уже не раз бывало, что государственно-политическая система, которая казалась незыблемой, исчезала почти в одночасье.

 

«Массовые протесты против ареста лидера оппозиции Алексея Навального вселяют неуверенность в режим Путина. Используются странные исторические реминисценции», — пишет на страницах швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung Фритьоф Беньямин Шенк, профессор истории Восточной Европы в Базельском университете.

 

Егору Кузьмичу Лигачеву неделю назад (плюс один день) стукнуло 100 лет. В голове не укладывается. Это же человек, который наверняка вообще никак не известен современной молодежи. А для тех, кто выжил в перестройку и девяностые, это человек из совершенно другой эпохи – которая то ли была, то ли приснилась нам. Признайтесь, товарищи сверстники, вас же посещают сомнения в том, что последнее коммунистическое усилие, предпринятое нашим отечеством – завязать с бухлом и очистить морально-безупречный, в основе своей чистый, как девичья слеза, ленинский социализм от сталинско-брежневской накипи – оно действительно было, а не приснилось?

 

 

Когда я был молодым начинающим колумнистом, написал колонку с простительным для начинающего колумниста названием «Три понта».

 

В частном разговоре о несчастных иркутских ледовых дворцах – этаком «типичном иркутском разговоре» о сущностных связях между буквой И и буквой Ж – в разговоре об эпикфейлах, связанных с возводимой для «радости начальства» архитектуры, возникла интересная версия истоков этого иркутского явления. Роль кармического приговора тут могли сыграть Амурские ворота.

 

Рюдигер фон Фрич, занимавший с 2014 по 2019 год должность посла Германии в России, анализирует в интервью Süddeutsche Zeitung, как устроены Владимир Путин и его люди и есть ли шансы на то, что отношения с Россией снова улучшатся.

 

Белорусский кризис показал, что рядом с Россией появилась еще одна политическая нация. Окончательный распад СССР уже почти закончен.

 

Владимир Пастухов — политолог, научный сотрудник University College of London. В этой онлайн-лекции Владимир Пастухов рассказывает о философии права и о том, на что необходимо обратить внимание, о чем подумать, когда мы говорим о российской реальности.

 

История последних десятилетий показывает, что в последний месяц лета Россия неоднократно изменяла траекторию своего развития.

 

Сергей Шмидт

Давненько я не писал простых «просветительских» колонок, цель которых – рассказать иркутянам о каких-нибудь малозначительных деталях иркутской истории или нынешнего иркутского бытия. Устал я чего-то от местной политики, напишу сегодня такую вот непритязательную колонку.

 

 

Сегодня десять лет, как умер Юрий Абрамович Ножиков. Для неиркутских читателей уточню, что это первый демократически избранный иркутский губернатор. Главное – Ножиков стал в иркутских краях предметом настоящей «политической сакрализации». Отдельно следует заметить, что сакрализация эта не является достоянием исключительно правящего класса – хотя разномастные элитарии и начальнички разных уровней обычно являются основными публичными спикерами по «вопросу Ножикова» – а действительно распространена в обществе, в народе. Главным (самым лучшим, почти святым) губернатором в иркутской истории Ножикова считают многие тысячи простых граждан, проживающих (или когда-то проживавших) в Иркутске и Иркутской области.

 

Декларацию о суверенитете тридцать лет назад принимали совсем не для того, чтобы упразднить СССР.

 

Не стоит думать, что дай народу волю — он тут же выберет какого-нибудь фашиста. Люди сегодня хотят справедливости и устранения олигархов от власти.

 

Вирус позволил воскресить советские практики — закрытие границ, расслоение общества, тотальный контроль и запреты, в общем, все то, о чем мечтала наша власть.

 

Попытка вернуться в прошлое привела нашу страну на край столь же глубокой пропасти, какой Чернобыль стал для СССР, а Первая мировая — для Российской империи.

 

Судья Конституционного суда Константин Арановский высказал особое мнение, что Россия не является правопреемницей СССР в части «реабилитации жертв беззаконных советских репрессий». Позиция изложена в документе, опубликованном на сайте ведомства.

 

Гуси спасли Рим, а адмирал Колчак спас Иркутск.

«Что за бред?» – спросит читатель и обоснованно предположит, что автору видимо хочется что-нибудь ляпнуть в связи с недавним столетием расстрела А.В. Колчака, а неизлеченная жизнью склонность к снобизму заставляет его ляпать что-нибудь «этакое». Пусть так, но я готов обосновать тезис о спасительной роли Колчака – правда, не самого Колчака, а его расстрела – в истории славного города И.

 

Хотел назвать эту колонку «Месторождение честных государственников или бренд, который утонул». Однако от таких сложносоставных названий-заголовков за версту веет даже не двадцатым, а девятнадцатым и восемнадцатым веками. В общем, не стал. Пусть будет по-современному – если не из трех букв, то из трех слов.

 

Политологи-невротики сообщают, что 15 января в России то ли уже произошел, то ли только начался «государственный переворот». И это все в неспокойных условиях обсуждения попытки государственного переворота 1825 года. Я про интеллигентский кипеш и ажиотаж вокруг фильма «Союз спасения» – отличной истории о неудачной попытке дружеской компании молодых плейбоев замочить высокопоставленного мачо. Сейчас же речь о том, что Верховный Суверен объявил о поправках в Конституцию, в основной закон страны. Спешно собрана команда «конституционных костоправов» – люди работают, обливаясь ручьями государственного пота. К роялю Мацуева приставлен калаш Прилепина, где-то тревожно каркает ворона.

 

Обсуждать тему уличных переименований в Иркутске это все равно, что брать в руки оголенные провода, не зная, под напряжением они или нет. Пожалуй, в последние годы насчет конкретно этих проводов ясность все-таки наступили – «уличные» провода в Иркутске всегда под напряжением. Любого, кто за переименование, ревнители советского будут пыжить (по крайней мере, в социальных сетях) так, что он сам себя не узнает.

 

В России ровно 25 лет назад произошло обвальное падение курса национальной валюты, которое окрестили «черным вторником», — курс по отношению к доллару на торгах на Московской Межбанковской валютной бирже за один день упал с 2 тыс. 833 рублей до 3 тыс. 926 рублей.

 

Конечно, жизнь сейчас веселее, чем при Леониде Ильиче. Но в смысле бытовом так называемый «путинский застой» считают похожим на брежневский. Говорят, что уровень жизни рядового человека нынче так же буксует, как и в 1970-е, а знатоки экономической науки добавляют, что и ВВП стагнирует сходным порядком.

 

Когда Транссиб был достроен, благодарные иркутяне решили увековечить императора, подписавшего указ о его строительстве – Александра III, который, правда, к этому времени уже давно лежал в гробу. Злые языки поговаривали, что действующий на тот момент генерал-губернатор Пантелеев желал таким образом прогнуться перед Николаем II (мол, мы, иркутяне, да на свое бабло, да памятник вашему папашке героическому, безвременно усопшему...). Сами иркутяне по легенде собирались ставить памятник Михаилу Сперанскому, но губер убедительно объяснил им, что с точки зрения требований политического момента Сперанский никуда никому не уперся. Аргументы подействовали, купечество скинулось. Дело было в 1902-1903 гг. В 1908 году памятник торжественно открыли.

 

Хороших, тем более, веселых новостей из Иркутской области нет, и не предвидится – вся страна в курсе случившихся у нас страшных наводнений. Писать что-то драматическое или пафосно-мотивационное, уж простите, не хочется. Боюсь сфальшивить. Покопаюсь лучше в губернаторской истории нашего края. Есть в ней сюжет, который не очень известен, но который кажется мне по-своему уникальным.

 

Никогда еще в нашей стране не был столь популярен Сталин. Это следует из результатов опроса «Левада-центра», согласно которым 41% россиян относятся к вождю с уважением и 70% считают его деятельность положительной. Вывод, казалось бы, однозначен: в России живет злобный народ-сталинист, мечтающий о массовых казнях и лагерях.

 

Глава правления корпорации «Роснано» Анатолий Чубайс высказался о «тяжелых 1990-х» и прокомментировал фразу «во всем виноват Чубайс».

 

Это еще одна иркутская история, слегка переплетенная с историей моей семьи.

Герой этого текста пусть будет назван просто NN. Он умер больше четверти века назад, но, как говорится, остаются родственники. Называю его NN и с некоторой суеверной надеждой. Кто не без греха, быть может, кто-то и после того, как не станет меня, публично поминая мои грехи, пощадит моих родственников и заменит мое ФИО на NN. Впрочем, желающие и любопытствующие, заинтересовавшиеся, о ком тут идет речь, могут, как говорят в фейсбуке, поинтересоваться «в личке». Сразу предупрежу, что отвечу только лично и хорошо знакомым людям.

 

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 Следующая > Последняя >>
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске