МЫ, ИРКУТЯНЕ
Сергей ШМИДТ, Langobard
2022-06-27-02-27-58
Четыре года назад иркутская «Единая Россия» проиграла повышению пенсионного возраста игру под названием «выборы в Законодательное собрание Иркутской области». Сложно сказать, были ли тогда у иркутских единороссов хоть какие-то шансы улучшить свой результат? Если в паре-тройке округов и можно было выиграть, то в паре-тройке можно было и проиграть. Что касается процентов, полученных партийным списком, то тут результат, пожалуй, был предельным. Дело не только в пенсионной реформе – пусть в ней и в первую очередь – но и в том, что руководил областью губернатор-коммунист, часть административного ресурса была у КПРФ, плюс для тех политиков, которым важны ресурсы власти или просто сопричастность власти, а не партийная принадлежность, коммунистическая партия выглядела более быстроходным и надежным такси, на котором можно было в эту власть въехать.
МНЕНИЯ И СОМНЕНИЯ
Беседовал Александр Желенин
2022-06-29-01-23-27
Экономист Игорь Николаев рассказывает о смысле и перспективах зафиксированного западными агентствами дефолта РФ. И вообще о ситуации вокруг внешнего долга России

«Тридцать лет назад провал московского переворота ознаменовал необратимый конец коммунизма в России. Но с тех пор, как сетует писатель и бывший дипломат Владимир Федоровский в интервью Le Figaro, России и Западной Европе так и не удалось объединиться. И не только по вине Путина…».

 

А вот теперь, уважаемые дамы и господа, когда отгремели все фанфары по поводу тридцатилетия победы демократии над ГКЧП, а также случившегося тогда знаменитого концерта Бориса Гребенщикова в Иркутске, я совершу давно задуманное. Спокойненько выйду из-за кулис отечественной истории с дымящейся чашкой кофе в руке, тихонечко сяду за компьютер и расскажу вам какую-нибудь новую историю про то, как Гребенщиков в день путча концерт в Иркутске давал. Вы будете смеяться, и не поверите – ну что еще можно добавить к тому, что миллион раз было сказано? – но таких историй есть у меня. По крайней мере, одна есть.

 

 

Переехавший несколько лет назад в Лондон популярный писатель Борис Акунин (Григорий Чхартишвили) твердо убежден, что 19 августа 1991 года — «один из главных праздников всей отечественной истории».

 

(…) Вспоминая о перевороте 19 августа 1991 года и о том, как спустя пять месяцев СССР прекратил свое существование, обозреватель The Guardian Рафаэль Бер отмечает, что «никто на Западе этого не ожидал, но шок от непредсказуемого события уступил место убеждению, что оно было неизбежно. Распад сверхдержавы, построенной для исполнения марксистского пророчества, должен был послужить предупреждением против всех претензий на знание правил истории и определение ее предназначения. Но нет. В западной политике укоренилась модная идея о том, что либеральная демократия является идеологическим конечным пунктом».

 

«Революция сверху: российский режим делает себя независимым от народа. Это соответствует общемировой тенденции», — пишет немецкое издание Frankfurter Allgemeine Zeitung.

 

Игра в «последних, кто видел и помнит» – одна из любимейших моих игр. Называю её игрой, хотя сама идея может быть положена в основу полноценных научных исследований, в первую очередь, тех, что в жанре социально-исторической антропологии. Во множестве компаний мне удавалось отвлечь публику от алкоголя и разговоров об ерунде вопросом, а какое поколение может считать себя последним, которое видело и помнит… Варианты я подставлял разные.

 

Президент Украины Владимир Зеленский вступил в заочный спор с российским коллегой Владимиром Путиным, который во время «Прямой линии» 30 июня в Москве заявил, что русские и украинцы — это один народ, сообщает «Интерфакс-Украина».

 

Одно из самых примечательных предположений, прозвучавших на минувшей неделе, было о том, что Владимир Путин «решил превратить Россию в ГДР». Речь здесь про отечественную партийную систему, которая окончательно становится имитацией самой себя, как это было в так называемых «странах народной демократии» в Восточной Европе и до сих пор продолжается в Китае и КНДР.

 

План мобилизации заключенных на принудительные работы интересен не сам по себе, а из-за того восторга, с которым его встретили руководящие круги.

 

Назревает ли холодная война между США и Китаем? Или опасность следует искать в развитии искусственного интеллекта? В интервью швейцарскому изданию Neue Zürcher Zeitung американский дипломат, стратег и эксперт по международным отношениям Генри Киссинджер рассказал о своем видении ситуации в мире и его будущем.

 

«Кремль использует массовые репрессии против любых оппозиционных сил в России. Эксперты сходятся во мнении, что Владимир Путин начинает новую фазу своего 21-летнего правления: трансформацию гибридного авторитаризма в абсолютный», — пишет немецкий журнал Stern.

 

Проблема соотношения ожиданий с реалиями заключается и в том, что массовые страхи сами могут стать триггером катастрофы, считает историк Владислав Аксенов.

 

В марте 1921-го власть впервые пустила в ход пакет антикризисных действий, которые бесперебойно применяются у нас до сих пор.

 

Несколько групп журналистов-расследователей изучают повторно материалы дела убитого политика Бориса Немцова и готовятся раскрыть новые данные, сообщила «Эху Москвы» его дочь Жанна Немцова.

 

В Иркутске запахло «второй топонимической». Несколько слов, сказанных советником губернатора Денисом Вороновым о возможном возвращении иркутским улицам дореволюционных названий, вызвали очередное «бурление» согласных и несогласных. Кроме обычных фейсбучных стычек и ристалищ, прозвучали и «институциональные высказывания». Решительнее всех ответил городской комсомол, заподозрив «либерально-буржуазный блок» в намерениях нанести очередной удар по славному советскому прошлому Иркутска.

 

 

В США сворачивают слежку за гражданами при помощи автоматического распознавания образов, а в России все активнее направляет машинный разум на службу следствию.

 

В истории уже не раз бывало, что государственно-политическая система, которая казалась незыблемой, исчезала почти в одночасье.

 

«Массовые протесты против ареста лидера оппозиции Алексея Навального вселяют неуверенность в режим Путина. Используются странные исторические реминисценции», — пишет на страницах швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung Фритьоф Беньямин Шенк, профессор истории Восточной Европы в Базельском университете.

 

Егору Кузьмичу Лигачеву неделю назад (плюс один день) стукнуло 100 лет. В голове не укладывается. Это же человек, который наверняка вообще никак не известен современной молодежи. А для тех, кто выжил в перестройку и девяностые, это человек из совершенно другой эпохи – которая то ли была, то ли приснилась нам. Признайтесь, товарищи сверстники, вас же посещают сомнения в том, что последнее коммунистическое усилие, предпринятое нашим отечеством – завязать с бухлом и очистить морально-безупречный, в основе своей чистый, как девичья слеза, ленинский социализм от сталинско-брежневской накипи – оно действительно было, а не приснилось?

 

 

Когда я был молодым начинающим колумнистом, написал колонку с простительным для начинающего колумниста названием «Три понта».

 

В частном разговоре о несчастных иркутских ледовых дворцах – этаком «типичном иркутском разговоре» о сущностных связях между буквой И и буквой Ж – в разговоре об эпикфейлах, связанных с возводимой для «радости начальства» архитектуры, возникла интересная версия истоков этого иркутского явления. Роль кармического приговора тут могли сыграть Амурские ворота.

 

Рюдигер фон Фрич, занимавший с 2014 по 2019 год должность посла Германии в России, анализирует в интервью Süddeutsche Zeitung, как устроены Владимир Путин и его люди и есть ли шансы на то, что отношения с Россией снова улучшатся.

 

Белорусский кризис показал, что рядом с Россией появилась еще одна политическая нация. Окончательный распад СССР уже почти закончен.

 

Владимир Пастухов — политолог, научный сотрудник University College of London. В этой онлайн-лекции Владимир Пастухов рассказывает о философии права и о том, на что необходимо обратить внимание, о чем подумать, когда мы говорим о российской реальности.

 

История последних десятилетий показывает, что в последний месяц лета Россия неоднократно изменяла траекторию своего развития.

 

Сергей Шмидт

Давненько я не писал простых «просветительских» колонок, цель которых – рассказать иркутянам о каких-нибудь малозначительных деталях иркутской истории или нынешнего иркутского бытия. Устал я чего-то от местной политики, напишу сегодня такую вот непритязательную колонку.

 

 

Сегодня десять лет, как умер Юрий Абрамович Ножиков. Для неиркутских читателей уточню, что это первый демократически избранный иркутский губернатор. Главное – Ножиков стал в иркутских краях предметом настоящей «политической сакрализации». Отдельно следует заметить, что сакрализация эта не является достоянием исключительно правящего класса – хотя разномастные элитарии и начальнички разных уровней обычно являются основными публичными спикерами по «вопросу Ножикова» – а действительно распространена в обществе, в народе. Главным (самым лучшим, почти святым) губернатором в иркутской истории Ножикова считают многие тысячи простых граждан, проживающих (или когда-то проживавших) в Иркутске и Иркутской области.

 

Декларацию о суверенитете тридцать лет назад принимали совсем не для того, чтобы упразднить СССР.

 

Не стоит думать, что дай народу волю — он тут же выберет какого-нибудь фашиста. Люди сегодня хотят справедливости и устранения олигархов от власти.

 

Вирус позволил воскресить советские практики — закрытие границ, расслоение общества, тотальный контроль и запреты, в общем, все то, о чем мечтала наша власть.

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске