МЫ, ИРКУТЯНЕ
Сергей ШМИДТ, Langobard
2021-06-07-01-16-27
Как уже наверняка знают все любители вкусно, быстро и вредно пожрать, «Сауроново око» корпорации McDonald's обратило внимание на Иркутскую область. Отдельные хоббиты из иркутского Шира как раз начали мутить всяческую антигубернаторскую активность. Во-первых, время пришло, иркутяне долго в политическом мире жить не могут. Во-вторых, открылся думский сезон, появляются возможности половить какую-нибудь рыбку в мутной выборной водичке. Макдональдс тут оказался лыком в строку, про него первой выстрелила находящаяся еще, то ли в перинатальной, то ли в непосредственно послеродовой стадии новая региональная оппозиция. Мол, что же это делается, бабоньки, скоро всех сибиряков американцы гамбургерами отравят, рожать не от кого будет!
МНЕНИЯ И СОМНЕНИЯ
Беседовал Александр Желенин, rosbalt.ru
2021-06-10-09-30-50
Об особенностях подхода России к борьбе с коронакризисом и вероятности повторения Великой депрессии рассказывает экономист Игорь Николаев.
Хорошие новости
  • Только хорошие новости: памятник брандмайору, сирингарий в ботсаду и кино под открытым небом

    В июне, когда выходишь из дома и не сильно торопишься, можно позволить себе небывалую роскошь – выстраивать свой маршрут так, чтобы заглянуть в отдельные уголки улиц, где все цветет и пахнет. Можно насладиться ароматом цветущей розовой или белой яблони, полюбоваться крупными гроздьями сирени, прикоснуться к нежным лепесткам жарков, которые кто-то принес из леса и высадил на городской клумбе. Они, конечно, смотрятся тут странно, но как будто намекают на то, что в лесу сейчас очень красиво. В июне уже можно отправиться на прогулку по Большой Байкальской тропе, где очень живописно показал свои сиреневые соцветия бадан, или приехать на Ольхон, где местами у воды еще можно увидеть снег, но в отдельные дни солнце припекает так жарко, что вскоре от него и следа не останется. В общем, дорогие друзья, главное сейчас – почаще выходить из дома несмотря на самую большую загруженность и не засиживаться на работе допоздна, иначе можно пропустить все июньские красоты. Но рассматривать их лучше при известной доле вдохновения, и в этом поможет свежий обзор хороших новостей из нашего города.

Сергей Шмидт

Как уже наверняка знают все любители вкусно, быстро и вредно пожрать, «Сауроново око» корпорации McDonald's обратило внимание на Иркутскую область. Отдельные хоббиты из иркутского Шира как раз начали мутить всяческую антигубернаторскую активность. Во-первых, время пришло, иркутяне долго в политическом мире жить не могут. Во-вторых, открылся думский сезон, появляются возможности половить какую-нибудь рыбку в мутной выборной водичке. Макдональдс тут оказался лыком в строку, про него первой выстрелила находящаяся еще, то ли в перинатальной, то ли в непосредственно послеродовой стадии новая региональная оппозиция. Мол, что же это делается, бабоньки, скоро всех сибиряков американцы гамбургерами отравят, рожать не от кого будет!

 

Сергей Шмидт - авторская колонка

Поколение, к которому я принадлежу – конец 1960-х и начало 1970-х гг. рождения – я величаю «последним советским поколением в истории России». Аргумент для этого очень простой. Мы – последние, кто в возрасте, в котором возможна хоть какая-то самостоятельная рефлексия, видели «настоящую» Советскую Атлантиду, то есть СССР в его доперестроечном формате. Мне, например, уже не довелось изучать в вузе дисциплину с названием «научный коммунизм». Историю КПСС, правда, в ее перестроечном формате – с «бухаринской альтернативой» и словом «застой» применительно ко времени Брежнева – я в вузе изучал. Я избежал «научного коммунизма», однако я прекрасно помню классные часы в школе, организованные классной руководительницей для душеспасительных бесед о вреде рок-музыки, на которых группе «Машина времени» доставалось не меньше, чем группе «Пинк Флойд». Помню и искреннее удивление нас, семиклассников – тех, кто хоть что-то знал про Макаревича и «Пинк Флойд» – а что, собственно, такого вредного для душевного здоровья советских школьников и общественной безопасности советского общества можно обнаружить в творчестве данных музыкальных коллективов? Разумеется, словосочетания вроде «душевное здоровье» и «общественная безопасность» мне сейчас подбрасывает наведенная память. В те времена никто, тем более, советские школьники, в таких выражениях действительность не мыслили и не оценивали.

 

 

У политологии, по крайней мере, у публичной политологии, нет совсем уж больших политологических тайн. Таких, которые были бы слишком сложны для обывателя (в нейтральном смысле этого слова), хотя бы чуточку сведущего в политике. Или таких, которые хотелось бы сберечь от массовой публики самим политологам. Разумеется, если речь не идет о такой специфической отрасли политологии, как «начальствоведение», состоящей из разной степени интимности эксклюзивов из жизни и взаимоотношений представителей правящего класса. Благородные колумнисты во все времена брезговали начальствоведением, а уж сейчас, во времена анонимных телеграмканалов, за это браться и смысла нет.

 

 

Сергей Шмидт

Раз уж приходила разок в голову идея, надо сделать так, чтобы о ней все знали. А то идея может прийти и уйти, а потом и потеряться. А вдруг идея-то хорошая! Не заслуживает того, чтобы потеряться без следа.

 

Сергей Шмидт

Как говорится, рискуя на себя навлечь… В общем, я из тех, кому понравилось изначальное оформление города И. ко Дню победы в цветах «чистого неба». Мне показалось правильным такое напоминание о том, что главное в любой «священной войне» это не сама война, а мир, который удается завоевать её ценой. Главное это возвращение миллионам людей возможности жить обычной жизнью, не посылая своих сыновей и дочерей в окопы и в тыл врага (пусть их именами никто и не назовет пионерские отряды).

 

Сергей Шмидт

В апреле продолжили сбываться самые неприятные прогнозы по поводу российской внесистемной оппозиции – то, что могло быть названо ее организационной структурой, подверглось, по сути, разгрому. По касательной досталось и одному из самых толковых русскоязычных СМИ, которое проштамповали «иностранным агентом». Не удивлюсь, если хмурые времена наступят и для телеканала «Дождь», который в последнее время напоминает не столько СМИ, сколько медиарупор Навального и его сторонников. В краснокирпичных башнях наверняка ищут вариант для осложнения жизни и ему.

 

 

Сергей Шмидт колонка

Романтики отчаянного противостояния ощерившейся действующей власти, готовые демонстрировать безрассудную смелость в сопротивлении бессмысленной жестокости, могут искренне верить в «народ», который рано или поздно «проснется, исполненный сил», сметет, водрузит и люстрирует. Но мы-то, старые историки и стареющие политологи, прекрасно знаем, что системы, в которых правит какая-нибудь элитка, сносятся обиженной частью этой самой элитки. «Проснувшийся и исполненный сил народ» может играть для обиженной части правящего класса роль мотивационного сигнала или декоративного сопровождения, в наши-то времена не принято решать большие политические вопросы без телекамер, точнее без видео на смартфонах, одними табакерками в закрытых спальнях. Но всё, как и прежде, решают сильные мира сего, силушку которых не уважили должным образом или в чем-то ущемили, чего-то не додали и, особенно, не дай бог, отняли.

 

 

Ура, в Иркутске появилась новая и, судя по всему, долгоиграющая возможность для любителей воспламениться и самовыразиться в общественной дискуссии. Вот-вот начнется масштабная перестройка с элементами имитирующей реконструкции здания железнодорожного вокзала. Проект нового вокзала поражает новыми масштабами – около пяти тысяч квадратных метров всяческих помещений – и новейшими прибамбасами вроде эскалаторов и лифтов, но возмущает «рыцарей высокого художественного вкуса» и всех тех, кто готов возмущаться по любому поводу.

 

 

Игра в типологию – в умозрительное конструирование «типов» (клеток в таблице), по которым можно разнести непосредственно наблюдаемые фрагменты тяжкой действительности – давнее, очень давнее развлечение людей гуманитарного склада ума и поведения. Увлекался сим и Платон, видимо нахватавшись у Сократа, которому был благодарным учеником. Чрезмерно преуспел в этом Аристотель, который был Платоновским учеником, но, увы, отнюдь не благодарным. Есть в типологизациях много от серьезного, то есть, от самой, что ни на есть науки. Случается в типологизациях и многое от игры, то есть от развлечения.

 

Артем Рондарев, музыкальный журналист, будучи виртуальным участником книжного фестиваля «Книгомарт» (закончился позавчера) дал интервью иркутскому журналисту Вадиму Мельникову, в котором очень просто и очень точно высказал далеко не самой первой свежести мысль: «Искусство, по большому счету, и существует только до тех пор, пока его интерпретируют. Само по себе оно мало сообщает. Тебя интерпретируют, ты открыл рот – уже герой».

 

Сам я давно не участвую ни в каких политических спорах, никого ни в чем не убеждаю, тем более, не переубеждаю, но за другими «участниками соревнований» всегда наблюдаю с интересом и даже с удовольствием.

 

18 марта, в очередную годовщину Крымского «триумфнаша» и в день Парижской коммуны (советские хиппи времен перестройки набрасывали, что это еще и день, который отмечают хиппаны во всем мире) губернатор Иркутской области Игорь Кобзев выступил с ежегодным (по сути, обязательным) посланием.

 

Философы, особенно преподаватели философии, любят – то ли для простоты и удобства, то ли в силу каких-то устойчивых, генетически передающихся заблуждений – представлять историю философии или содержание ее отдельных этапов как противостояние двух позиций или направлений. Словно в обсуждении вопросов, с одной стороны, не имеющих отношения к практической жизни, а, с другой стороны, появляющихся в силу какой-то таинственной склонности человека к постановке вопросов предельной важности, третьего не дано.

 

 

Сергей Шмидт колонка

Довелось мне на прошедшей неделе встречаться со школьниками из одной иркутской школы. Мероприятие было задумано и реализовано в неувядающем формате «встреча с интересным человеком», то есть включала в себя простую повестку: обсуждение с гостем (то есть со мной) жизненного опыта гостя (то есть моего жизненного опыта), обсуждение Путина и Навального (дань времени) и обсуждение Иркутска (дань вечности).

 

 

Сергей ШМИДТ - серия статей

Это моя пятисотая колонка в «Иркутской Торговой газете». Первые колонки в «Торговой» увидели свет – тогда еще не только интернетный, но и бумажный – больше десяти лет назад. Страшно сказать, в 2010-м году. Как теперь принято восклицать по подобным поводам: «Мы ведь тогда жили в другой стране!» Это правда. В той, в другой, стране я говорил про нашу политическую жизнь: «У нас бархатный авторитаризм». Сейчас предпочитаю говорить, что у нас наждачный авторитаризм. «Наждачный» означает, что по голове поленом (еще? пока?) не бьют, но мозги обрабатывают наждачкой, а не бархаткой.

 

 

В Иркутске запахло «второй топонимической». Несколько слов, сказанных советником губернатора Денисом Вороновым о возможном возвращении иркутским улицам дореволюционных названий, вызвали очередное «бурление» согласных и несогласных. Кроме обычных фейсбучных стычек и ристалищ, прозвучали и «институциональные высказывания». Решительнее всех ответил городской комсомол, заподозрив «либерально-буржуазный блок» в намерениях нанести очередной удар по славному советскому прошлому Иркутска.

 

 

Обсуждать вчерашнюю акцию оппозиции с фонариками («ночь длинных фонариков») просто неспортивно. Благороднее будет, если напишу что-нибудь для оппозиции обнадеживающее, тем более, что на этой неделе ее лидерам и активистам и придется придумывать что-то против тренда «демотивации протеста», который креативные фонарики усилили.

 

 

Большая война между властью и оппозицией вновь перестала быть маневренной («политически-маневренный январь» уже неделю как закончился) и опять стала позиционной. Как горько шутили во времена I мировой войны, идут кровопролитные сражения, но то «за домик лесника», то «за переправу через ручей».

 

Все планы на сегодняшнюю колонку были разрушены событиями 30-го и 31-го января.

 

23 января. По иркутскому времени уже почти полночь. В Москве затухают арьергардные сражения силовиков и протестующих. Последние серьезные стычки у «Матросской тишины», в которой томится «узник совести». Ведущий телеканала «Дождь» – канал уже несколько часов на достойнейшем профессиональном уровне освещает текущие события – перечисляет предварительные итоги протестов по стране. Называет цифры задержанных в разных городах России. «В Иркутске был очень большой митинг. Сколько там задержанных? Сейчас скажу. Сейчас скажу…», – говорит ведущий. Видно, что он лихорадочно ищет, прокручивая на своем мониторе бесконечные ряды информации. Не находит. «Странно, из Иркутска нет про задержанных, ладно потом», – говорит ведущий и переходит к другим городам.

 

Ночь сегодня выдалась «политическая» - Алексей Навальный летел в Россию, прилетел в кутузку, впрочем, как скажет кто-то, «вся Дания – кутузка»… Наблюдая за развитием событий в позе диванного политолога, размышлял, как можно в традиционной понедельничной колонке про «смыслы и бессмыслицы иркутской жизни» прикнопить Навального к Иркутску?

 

 

Сергей ШМИДТ, Langobard

Журналист(ка) Ольга Телегина сделала отличнейший материал про клубную жизнь в городе И. – сейчас, наверное, правильнее будет сказать, что про «клубную смерть». Это интервью с арт-директором закрывшегося десять лет назад клуба «Объект 01» Сергеем Бельковым и речь в нем идет в основном о замечательных 2000-х (нулевых). Не исключено, что лучших с точки зрения фетишного для русской культуры «маленького человека» годах во всей истории России.

 

 

Как любитель послагать на досуге всяческие байки, ну и пофальсифицировать историю для собственного удовольствия и развлечения собутыльников – дальше круга друзей, собирающихся за столом, я со своими красивыми фальсификациями истории не хожу – я стараюсь следить за новинками Popular History. «Популярная история» - модное и даже в каком-то смысле уважаемое направление в исторической лженауке. Оно представляет собой практики (и результаты) конструирования истории для туристов, для ресторанов, для художественной литературы, в общем, для всякого массового употребления.

 

Это последняя колонка 2020-го года. У меня, как у колумниста, есть традиция. Раз в год – перед новым годом – я сочиняю сказку. Уходящий год был во всех отношениях «сказочным», вроде бы в сказках не нуждается, ведь каких только чудес и неожиданностей в этот год не случилось, но к традициям надо относиться бережно, поэтому сказка все равно будет. Вот она.

 

На выходных исполнился год с тех пор, как в Иркутской области «пал красный Вавилон». 12 декабря 2019 года прошлогодний губернатор Иркутской области Сергей Георгиевич Левченко написал заявление об отставке. На следующий день в область прилетел врио губернатора Игорь Иванович Кобзев, который в сентябре выиграл губернаторские выборы в первом туре. Хоровая мантра «Кабздец, уходи!», в исполнении которой хорошо поставленным голосом, тряхнув замшелыми канонами политической этики, принял участие бывший губернатор Левченко, не сработала. В это трудно поверить, но прошлым летом такое необычное политическое фрик-шоу было показано иркутянам прямо на ступеньках областного правительства.

 

Егору Кузьмичу Лигачеву неделю назад (плюс один день) стукнуло 100 лет. В голове не укладывается. Это же человек, который наверняка вообще никак не известен современной молодежи. А для тех, кто выжил в перестройку и девяностые, это человек из совершенно другой эпохи – которая то ли была, то ли приснилась нам. Признайтесь, товарищи сверстники, вас же посещают сомнения в том, что последнее коммунистическое усилие, предпринятое нашим отечеством – завязать с бухлом и очистить морально-безупречный, в основе своей чистый, как девичья слеза, ленинский социализм от сталинско-брежневской накипи – оно действительно было, а не приснилось?

 

 

Когда я был молодым начинающим колумнистом, написал колонку с простительным для начинающего колумниста названием «Три понта».

 

Иркутский художник Игорь Смирнов предложил поставить в Иркутске памятник Гене. Это очень хорошая и действительно оригинальная для города И. идея – поставить на какой-нибудь из иркутских улиц памятник человеку, который для многих иркутян стал своего рода символом иркутской улицы. Абсолютное большинство т.н. «публичных иркутян» имели и имеют возможность светиться в каких-нибудь серьезных комнатно-кабинетных интерьерах. Гена в своей вечной военной форме и сумками с газетами ассоциируется только с улицами.

 

В частном разговоре о несчастных иркутских ледовых дворцах – этаком «типичном иркутском разговоре» о сущностных связях между буквой И и буквой Ж – в разговоре об эпикфейлах, связанных с возводимой для «радости начальства» архитектуры, возникла интересная версия истоков этого иркутского явления. Роль кармического приговора тут могли сыграть Амурские ворота.

 

Не всё получается при новом руководстве области. Оно и понятно. Во-первых, так вообще не бывает, чтобы получалось всё. Во-вторых, так не бывает, чтобы всё получалось при новом руководстве.

 

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Следующая > Последняя >>
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске