БЛОГИ
  • Только хорошие новости: нерпа больше не краснокнижная, спасение пенсионерки на Якоби и сюрпризы от музеев

    Наступила последняя пятница ноября. Пролетят выходные – а там уже и праздничный декабрь. Оставшиеся деньки последнего месяца календарной осени примечательны двумя событиями. Первый – это самая большая распродажа в году, «Черная пятница». Для шопоголиков она – очередной повод облегчить кошелек, а для людей менее подверженных зову красных ценников – просто возможность купить давно необходимую вещь с хорошей скидкой. Но если вы категорично не хотите принимать участие во всем этом ажиотаже, то тоже хорошо: последняя пятница ноября – это еще и Всемирный день отказа от покупок. Такой вот парадокс. Второе важное событие – День матери, 29 ноября. Игнорировать его решительно нельзя. Найдите в этот день время, чтобы заглянуть в гости к мамам, поздравить их, или хотя бы позвоните. А теперь мы расскажем о хороших новостях нашего края.

Был в теперь уже далекие «ельцинские» времена такой министр обороны – Павел Грачев, за избыточную любовь к машинам марки «Мерседес» прозванный злоязыкими остроумцами «Пашей-Мерседесом». Грачев, герой афганской войны, выбрал в смутное время развала СССР сторону демократии, получил от Ельцина министерский пост, крупно опозорился не столько с «Мерседесами», сколько во время первой чеченской войны, в 1996 году в результате интриг вокруг и внутри избирательной кампании Ельцина был отправлен в отставку.

 

 

Информационная война вокруг губернатора Ерощенко продолжается, но речь не о ней, а о, скажем так, младшем офицерском составе информационной войны - то есть, не о журналистах (это рядовые), а о так называемых «экспертах».

 

Среди пишущей публики города Иркутска так принято – если не процитируешь раз в месяц Чехова, пошел вон из пишущей публики! Опасаясь, процитирую: «Отечеству женщина не приносит никакой пользы. Она не ходит на войну, не переписывает бумаг, не строит железных дорог, а запирая от мужа графинчик с водкой, способствует уменьшению акцизных сборов. Короче, она лукава, болтлива, суетна, лжива, лицемерна, корыстолюбива, бездарна, легкомысленна, зла... Только одно и симпатично в ней, а именно то, что она производит на свет таких милых, грациозных и ужасно умных душек, как мужчины... За эту добродетель простим ей все ее грехи».

 

Мне трудно оценить политтехнологический замысел противников нашего губернатора, выстроивших кампанию против Ерощенко так, что к обычной «подковерной партизанщине» добавился унылый сериал из «разоблачительных» текстов, размещаемых на ресурсах, о существовании которых еще недавно мало кто догадывался. Исключение было сделано только для размещения заказухи в «Российской газете» и где-то еще по мелочи. Двинуть ничего на телевидение инсургенты не смогли – то ли денег не хватило, то ли денег пожалели, то ли все еще впереди. Кампания вполне вероятно продолжится, если ее не прервут ласковым окриком из какой-нибудь Кремлевской башни, и на следующих ее этапах можно будет хотя бы приблизительно понять, почему в кампании так активно использовались мусорные СМИ.

 

 

В 1925 году в Мюнхене – нет-нет, я не про «пивной путч», тот случился двумя годами раньше – был открыт первый в мире планетарий. Идея публичной демонстрации звезд и планет не на вертикальном и плоском киноэкране, а на сферической поверхности (куполе) была реализована.

 

 

Не столько титан, сколько атлант современного российского пластического искусства Зураб Церетели из тех «мастеров культуры», про которых смело можно сказать: в представлениях не нуждается, нуждается в том, чтобы не представляли. Я, например, уже забыл, да и признаться не знал, когда в неофициальных представлениях Церетели звучало бы про него хоть что-то хорошее. В лучшем случае плохо замаскированные подвохи.

 

Это случилось около недели назад. Я сидел в машине, таксист меня по вечерней улице Подгорной, имеющей в Иркутске, мягко говоря, неоднозначную репутацию. Я смотрел по сторонам. На Подгорной всегда есть на что посмотреть, даже когда улица совершенно пустынна. И я не мог не обратить внимания на то, что по пустой сумеречной улице с неоднозначной репутацией передвигался вприпрыжку, то есть, фактически танцуя, молодой человек в массивных наушниках. Он одновременно танцевал под музыку, которая была слышна только ему, подпевал этой музыке, по крайней мере, губы его двигались, и перемещался в нужном ему направлении. Я видел его две или три секунды, но успел рассмотреть его лицо, в котором однозначно угадывалась, скажем так, «азиатскость», несмотря на то, что глаза были скрыты модными очками.

 

 

Одна из учившихся у меня студенток навела на удивительную страницу в истории города Иркутска. Оказывается, в 1950-1960-е годы Иркутск был «местом паломничества гомосексуалов» со всего СССР, ибо в городе сосредоточились лучшие в СССР врачи-психиатры, которые брались… ЛЕЧИТЬ гомосексуализм.

Удивлены? Не верите? Вот цитата из книжки «Третий пол» некого Арона Исааковича Белкина.

 

В минувший уикенд приятели рассказали мне прекрасную «политическую легенду», которая более, чем достойна включения в гипотетический сборник иркутского политического фольклора. С условным названием «Сказки и легенды политических уродов Прибайкалья».

 

 

Новогодние каникулы это прекрасное время застолья и безделья, но это время информационного вакуума. СМИ, которым надобно о чем-то вещать, превращаются на исходе новогоднего безвременья в настоящих информационных хищников, готовых уцепиться за любой информационный повод. Грамотные менеджеры общественного внимания этим пользуются, организуя информационные потоки вокруг своих клиентов. Вот в прошлое посленовогодье наше «гражданское общество» обсуждало призывы Ивана Охлобыстина к сожжению геев и намерение Владимира Жириновского регламентировать сексуальную жизнь членов партии ЛДПР. Сейчас, наверное, об этом никто и не вспомнит, а год назад про это все писали газеты, рассказывали телеканалы, кипел фейсбук и давали умные комментарии эксперты.

 

 

12 января мне был осуществлен загадочный телефонный звонок. Прежде мне неизвестная журналистка, представившись названием прежде мне неизвестного издания из Санкт-Петербурга, попросила меня о комментарии. Я согласился, будучи уверен, что придется комментировать что-нибудь вроде «перспектив развития Иркутской области в наступившем 2015 году».

 

 

Сначала о личном. Точнее, сначала история, которую я очень люблю, а потом уже о личном.

Очень люблю эту историю от Гарика Сукачева. Гарика попросили немного рассказать о происхождении его знаменитого хита 1980-х: «Моя маленькая бэйби, побудь со мной».

 

 

Не рано ли подводить итоги битвы? Могу ошибиться, но, кажется, уже не рано. Битва выиграна одной из сторон и проиграна другой.

Наиболее влиятельное начальство всех уровней в городе и области однозначно за сити-менеджера в областном центре. Главный начальник региона по сему вопросу не высказывается – то есть, он, возможно, и против сити-менеджмента, но, когда надо будет, скорее всего, выскажется за. Сама тема широкие круги иркутской общественности, если и заинтересовала, то не взволновала. Раскачать горожан Иркутска на активное противостояние властям на этот раз не удалось. Почему?

 

Колонки, вроде этой, принято начинать с фраз вроде: «Позволю себе реплику на остроактуальную политическую тему». Сегодня в Иркутске всем ясно, о какой теме может пойти речь после такой преамбулы. Да-да, конечно же, о планах «руководства» переключить славный город Иркутск в режим сити-менеджерского управления.

 

 

Потрясающую городскую байку услышал я от одного «культурного человека».

Многословно распространившись о былом культурно-историческом величии города Иркутска, «культурный человек» на полном серьезе залепил следующее: «Ты ведь в студенчестве посещал студенческую поликлинику на улице Бурлова? Так вот стоматологом там работала княгиня Волконская

 

В минувший уикенд довелось мне посетить премьерный спектакль «Гамлет» в постановке театра, который именуется в Иркутске «театром Гречмана» и имеет репутацию самого профессионального театра из всех любительских театров в мире.

Об этой постановке знаменитой трагедии Уильяма Шекспира (и как я только удержался от того, чтобы не вставить между его именем и фамилией слово «нашего»?), неформально именуемой среди злоязыких поклонников «Девять трупов, не считая бедного Йорика», я не могу сказать ничего, кроме хорошего и удивительного.

 

 

Иркутск. Улица Марата. Видная «сталинка» - «сталинский дом», но дом строгой, прямолинейной архитектуры, то есть, без «сталинских ампиров».

Бабушка держит за руку маленького внука и развлекает его тем, что читает ему все написанное на «памятных досках», которыми обшит дом. «Млад и стар» двигаются от одной доски к другой. Остановились. Бабушка читает: «В этом доме с 1934 года по 1937 год жил и работал писатель-партизан…». Сама себе: «Ну и профессия была у человека? Писатель-партизан!». Внуку: «… жил и работал писатель-партизан Петр Поликарпович Петров». Сама себе: «Жил по 1937-й год. Расстреляли видать писателя-партизана. То ли слишком хорошо писал, то ли слишком хорошо партизанил».

 

 

Если современному молодому человеку загадать, что зашифровано в «типа шараде»: «Похабовск, я люблю тебя, but I Can't Get No Satisfaction» - он может догадаться, что речь здесь не о вековой проблеме несовпадения высокой любви и низменного удовлетворения, которая, как известно, осложняет время от времени жизнь людям. Тут зашифрованы названия (отсылки к названиям) трех достаточно свежих кинематографических произведений, которые имеют отношение к Иркутску. Это «Похабовск» - фильм скорее для КВНщиков, нежели для мирных зрителей. Это серия коротких фильмов-роликов «Я люблю тебя, Иркутск», про которую слышали многие, но мало кто смотрел. И это фильм «Сатисфакция», прочно увязанный в народной памяти с исполнителем главной роли Гришковцом – фильм, претендовавший на многое, но удовлетворившийся малым.

 

 

В своей жизни мне приходилось не раз и не два наблюдать с разных дистанций эволюцию «амбициозного и ответственного человека», которому достался тот или иной начальственный пост. Сразу хочу уточнить, что речь не о бизнесе, когда человек создает себе начальственный пост сам, а о случае, когда человека «назначают». Кроме того, хочу уточнить, что речь идет о должностях, на которых человек получает возможность принимать управленческие решения, влияющие на жизнь тысяч и более людей, иначе говоря, получает возможность как-то трансформировать действительность.

 

 

За многие годы преподавания и просто жизни я подметил, что почти все люди у нас знают значение слова «конкистадор», но некоторые как-то теряются, когда слышат слово «конкиста».

 

 

На прошлой неделе общался с одной дамой из Новосибирска. Слушал ее впечатления об Иркутске. Кроме стандартного удивления, которое приходится слышать от приезжих - почему иркутяне так не любят свой город? - услышал для себя кое-что новое. Дама сказала, что не ожидала обнаружить в Иркутске эпидемию отъездных настроений, ибо в Новосибирске принято считать, что стремятся к отъезду в столицы жители городов без серьезного историко-культурного прошлого, таких, как Новосибирск. А вот в городах с прошлым, с корнями, «с репутацией» - такого нет. Рассказал ей, что все совсем не так. И, наоборот, иркутяне, перебравшиеся в Новосибирск, отмечают, насколько мелкомасштабны там, в отличие от Иркутска, настроения отъезда.

 

 

В Иркутске состоялась презентация, даже небольшая серия презентаций, книги М.Я. Рожанского «Сибирь как пространство памяти». Коротко выскажусь, что лично я могу оценить книгу самой высокой для себя оценкой, то есть определить её, как в высокой степени мыслеобразовательную и стилеузнавательную. Впрочем, оба качества всегда были присущи текстам её автора. Добавлю, что свет увидела книга, которая, почти уверен, войдет в некий читательский канон для тех, кто хотел бы не просто что-то знать о Сибири, но и стремится к тому, чтобы тем или иным образом «мыслить Сибирь», достигать уникальных «смыслов Сибири». Ключевые сюжеты книги – иркутская уличная монументалистика, исторические приключения городской топонимики (названий улиц и т.п.), формы и трансформации коллективной памяти в Сибири, история и актуальное состояние «декабристского мифа» в Сибири. Если кто прочитал хотя бы больше десятка моих колонок в «Иркутской Торговой газете», то легко поймет мое повышенное внимание к книге Рожанского - большинство упомянутых сюжетов давно и очень меня интересуют.

 

Как человек, написавший около трех сотен колонок в разные иркутские СМИ, и с возрастом понемногу практикующий «тренерскую работу», хочу открыть молодому поколению иркутских колумнистов одно маленькое правило нашей бессмысленной, но увлекательной деятельности.

 

 

Выборы в Думу города Иркутска, как известно, состоялись в конце предыдущей недели. В конце этой недели, если не произойдет ничего экстраординарного, свежие думцы изберут председателя Думы и его заместителя. После этого велика вероятность того, что о существовании городской Думы горожане забудут до следующих выборов. Поэтому позволю себе вскочить на финальную информационную волну и посерфинговать напоследок на ней, используя вместо серфинговой доски возможность написания колонки в «Иркутскую Торговую».

 

В воскресенье Иркутск выбрал собственную городскую Думу. 35 депутатов празднуют свой политический успех.

Выборы отметились, пожалуй, тремя интересными чертами.

 

Читаю фрагменты исследования самосознания жителей города Норильска. Узнаю знакомые картинки, хотя в Норильске никогда не был.

 

В городе И. состоялась – страшно сказать! - "стратегическая сессия "Иркутск - город столичный", над которой (по крайней мере, над "заголовком" которой) из городских умников не посмеялся только тот, кто недавно перенес операцию на голосовые связки. Город был обклеен и обвешан плакатами и баннерами, в которых горожанам тоже напоминалось об иркутской столичности. Сцен истерического хохота горожан у этих визуальных напоминалок лично я не наблюдал, но ироничные улыбки видеть приходилось.

 

 

На прошлой неделе я побывал гостем в одной телевизионной передаче. Передача была в прямом эфире. Темой передачи был… барабанная дробь!… Путин и вспышка народной любви к нему. Тему так и обозначили - «Путиномания». Имелись в виду пресловутые 87 процентов поддержки политического курса нашей правящей особы.

 

 

Давным-давно, сейчас даже не вспомню по какому поводу, заинтересовался я весьма специфической темой. Тему можно определить примерно так: любимый город Иркутск в каторжанской и блатной лирике. Вот тогда мне и попался текст очень старой, то есть, совершенно дореволюционной песенки «С Иркутска ворочуся». Да-да, не «из Иркутска», а «с Иркутска». И не «вернусь» и не «вернуся», а именно «ворочуся».

 

 

Включаю сегодня какое-то «говорящее СМИ» - уже забыл, радио или телевизор – а там звучит незабываемым, то ли свадебным, то ли похоронным голосом: «Исторический шанс для отечественного производителя или тяжелое испытание для отечественного потребителя?» Речь о санкциях, точнее, антисанкциях, как вы легко догадаетесь.

 

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске