БЛОГИ
  • Только хорошие новости: ночь с детьми в лодке, спасение углозуба и новые рейсы

    Бывают такие дни, когда сваливаются все бытовые напасти. То стиральная машинка выходит из строя, то на даче падает забор, то рвутся любимые джинсы, то грибной жульен получается невкусным. Это, конечно, такие мелочи, но когда они происходят почти одновременно, то немало выводят из равновесия или просто расстраивают. И вот ходишь и думаешь: придется теперь всю зарплату выложить на починку и покупку нового. Но проходит час, другой, к тебе подбегает, потом запрыгивает на руки любимый ребенок, и понимаешь, что все это пустое. А настоящее – оно вот здесь, сейчас – в воспоминаниях о вчерашней встрече с подругой, в игривом смехе малыша и в теплом ягодном чае, налитом мамой. И ты отпускаешь ситуацию. А чтобы закрепить результат, отпрашиваешься с работы и отправляешься на природу, скажем, в Тункинскую долину, которая уж точно за пару дней должна вернуть состояние равновесия. А с вами бывает такое? Как справляетесь? Пока думаете, расскажем хорошие новости из нашего города.

У советских школьников было много совершенно безобразных игр, одна из них именовалась «игрой в сифу». «Сифой» в принципе мог оказаться любой предмет. Чаще всего использовали тряпку, которой в классе мел с доски вытирают. Всегда влажная, всегда пачкающая руки и форму, липкая и неприятная – такая тряпка идеально служила целям игры. Кстати, ходили жесткие слухи, что в особо жестких классах на тряпку мочились, но с таковым в реальной школьной жизни сталкиваться не приходилось (слухи эти явно вдохновили писателя Алексея Иванова на один «классный» эпизод в повести «Географ глобус пропил»). Смысл игры заключался в том, чтобы, крикнув «сифа!», бросить тряпку в кого-нибудь. В случае, если жертве не удавалась увернуться, ей следовало схватить тряпку и пытаться поразить какую-нибудь следующую жертву, на которую, в случае попадания, возлагалась обязанность в свою очередь избавляться от «сифы». Игра прерывалась с приходом учительницы. Оставшийся последним на целый урок мог становиться объектом шепотных насмешек.

 

Причина, по которой Сергей Георгиевич Левченко, наш «бывший народный», писал письмо российскому султану с просьбой допустить его до губернаторских выборов, видимо навсегда останется тайной. С точки зрения репутационного здравого смысла, такие письма вообще лучше не писать без стопроцентной гарантии положительного ответа. Остаться в образе просителя с протянутой рукой, в которую Отцарь нации даже побрезговал положить камень – не лучший образ для регионального политика первого эшелона, относ которого на политическую Нараяму уже начался и это видно всем, кроме него. Да и тыкать теперь будут нехорошие люди постоянно: «Что, неудачник? Унижался перед Путиным, а он даже ответить не соизволил?»

 

 

Вопрос об участии или неучастии бывшего «народного губернатора» Иркутской области в сентябрьских губернаторских выборах будет решаться в столичных политических кабинетах, у обитателей которых не просто своя логика, но и свой набор фактов, который нам, простым смертным, неведом. Я же просто обозначу сугубо политологический интерес в том, чтобы Сергей Георгиевич Левченко принял участие в этих выборах.

 

 

Мои политические взгляды далеки от «политической религиозности» вообще и от «политической религии», именуемой демократией, в частности. Я, в принципе, разделяю точку зрения, согласно которой демократия это прекрасный институциональный приз за успехи в экономическом развитии, а не необходимое условие этого развития. Поэтому я вполне понимаю критиков действующей власти, ноющих, что раз уж высокоправящие злодеи больше десяти лет не дают нам экономического роста, то пусть хотя бы дадут поиграться в «куклы демократии». Однако, в сплоченные ряды ноющих я не записываюсь, ибо больно строго они там следят друг за другом (шаг в сторону, сразу выговор с занесением в персональное фейсбучное дело), плюс есть у меня ощущение, что при их высокоправлении все будет еще хуже.

 

 

Надежды и страхи – важнейшие вещи в публичной политике. Особенно хорошо в этом разбираются политтехнологи, работа которых, собственно, и заключается в том, чтобы ко дню голосования связать с обслуживаемым политиком надежды граждан, а с его противниками их фобии. В конце прошлого года – интересно, что прямо в День Конституции – в Иркутской области неожиданно осуществилась долгожданная смена регионального руководства. Врио губернатора области стал генерал-полковник МЧС Игорь Иванович Кобзев. Этот текст – поспешная попытка зафиксировать перечень надежд, которые можно связывать персонально с Кобзевым. Чтобы потом – осенью или даже раньше – посмотреть, что сбылось, а что нет.

 

Сергей Шмидт

Комментируя отставку Сергея Левченко, Правящий Суверен, он же Верховный главнокомандующий, на большой прессухе в минувший четверг сказал: «Но ситуация, которая сложилась, она слишком сложна, для того чтобы работать не спеша». Сразу замечу, что Верховный мог бы отмахнуться простейшим: «Бывший губернатор Иркутской области сам написал заявление, это его дело и его решение». Ответ Путина это по сути завуалированное признание «недобровольности добровольной отставки». Что касается подбора слов, то, рискуя навлечь на себя нервозный гнев стремительно сокращающихся в количестве поклонников бывшего губернатора Иркутской области, я соглашусь с Верховным. «Не спеша»,- это довольно точная формулировка того, что происходило с управлением нашей областью в течение четырех последних лет. Кстати, не исключаю, что данная формулировка не была импровизацией Путина, ему подбросили ее политконсультанты. Вопросы про Иркутскую область, наводнение и Левченко – срежиссированные или нет - на прессухе были неизбежны, а сам Путин едва ли думает про все это больше пятнадцати минут в неделю. Или в месяц.

 

 

Ну что же, так получилось, что Левченковской пятилетки не получилось. Обещанных Госплана с колхозами, наверное, теперь тоже уже не будет. Так что подведу итоги четырехлетки.

 

В конце прошлой недели случилась очередная волна «экспертных сплетен» о том, что губернатора Иркутской области С.Г. Левченко «снесут с должности» на следующей неделе. Той, которая начинается сегодня. Сложно подсчитать, какая это волна по счету. Частотность прогнозирования сноса Левченко может конкурировать с частотностью прогнозного «падения Путинского режима» у фейсбучно-активной либеральной интеллигенции. Причем, интеллигенция плотно работает с темой «падения режима» одиннадцать лет (с августа-осени 2008 года), а «эксперты по Левченко» всего три года – с сентября-октября 2016-го года.

 

 

 

Уже не является большим политическим секретом, что губернатор С.Г. Левченко начал медиаполитическую борьбу за второй губернаторский срок. Сложно сказать, начата ли эта борьба в связи с получением от «политических верхов» гарантий оставления в должности до конца нынешнего срока и допуска на выборы, или это все происходит в рамках фоновой борьбы за получение таких гарантий? Фоновой, потому что основная площадка для такой борьбы – непубличная, бульдожье-подковерная, ну или бульдожно-подковерная. Однако то, что после почти годичного прессинга команда губернатора Иркутской области, прежде вяло оборонявшаяся, начала ответную информационную войну – не только оборонительную, но и вполне наступательную – очевидно.

 

Областная власть обратилась в прокуратуру с жалобой на интернет-издание babr24.соm. Извините за выражение, конечно – за babr24 – но в жалобе так и написано. В жалобном тексте (желающие вполне могут называть его доносом), если верить пресс-релизу губернатории, содержатся слова потрясающей художественной силы (позволил себе вставить одну недостающую в пресс-релизе запятую): «В ряде статей интернет-издания отчетливо прослеживается политическая ненависть и вражда, как к действующей федеральной власти, так и органам власти Иркутской области… создание отрицательного образа действующей власти Российской Федерации, Иркутской области, руководства правоохранительных органов (Прокуратуры РФ, Следственного комитета РФ); призывы к борьбе с действующей властью Иркутской области».

 

Едва успели улечься страсти внимательных и благодарных читателей по поводу книги супруги губернатора Иркутской области с простеньким супружеско-политическим названием «Замужем за губернатором Иркутской области», как стало известно, что в конце месяца жадная до интеллектуальных новинок публика получит возможность насладиться книгой самого губернатора. Сразу скажу, что книга не будет называться как-нибудь вроде «Муж жены губернатора Иркутской области». Книга не будет исполнена в жанре «Зайка моя», который открыл в свое время несравненный Филипп Киркоров. Помните, наверное: «Я для тебя сверну горы, ты Пугачева, но я ведь Киркоров! Зайка моя!» Вот, что, собственно, известно о неотвратимо надвигающемся шедевре: «… отвечая на вопрос журналиста о книге супруги главы региона Натальи Левченко, губернатор сообщил, что в конце этого месяца выйдет и его книга «Государство развития». В ней будет обобщен опыт Иркутской области в сфере государственного планирования».

 

Событием минувшей недели в Иркутской области, безусловно, стал визит президента Путина, который правильнее было бы назвать «карательной инспекцией» - правда, исключительно по стилистике, а не по содержанию, ибо всем «сделали нервы», но никого не покарали. Как и положено высшему, при этом персональному источнику справедливости в стране, Путин поставил тут всех ответственных в позы беспозвоночных, ободрил страдающих и порешал проблемы нескольких конкретных пострадавших людей. Наблюдая кадры начальственных разносов, ловил себя на мысли, как мне жалко всех этих Левченко и Мутко – зеленые лица, остекленевшие взгляды, было видно, как они все его панически боятся, как дети злую воспиталку в детсаду – ну и одновременно было неприятно, что все они такие. Боярство на Руси никогда не отличалось храбростью в присутствии Царя, но все-таки – черт побери, двадцать первый век на дворе, почему он не в головах-то? Все эти трясущиеся перед президентом начальнички – они же очень небедные люди, они не останутся без средств существования, если слетят со своих мест, их не отправят в ГУЛАГ, они всегда смогут вести аккаунты и лайки собирать, если им нужно общественное внимание. Зачем они так? Неужели им самим…?

 

Врубил пару дней назад в интернетике умиротворяющий сериал «Аббатство Даунтон», давно собирался проверить, как там во втором сезоне развиваются многочисленные «светлые любови» – между слугами, работающими в роскошном английском поместье, между представителями высшего класса британского общества, и пара-тройка предосудительных межклассовых отношений. С удивлением обнаружил, что «Аббатство» пополнилось новыми персонажами. С интернет-страницы, на которой я смотрю сей сериал, на меня, например, смотрела возможно слегка помятая фотошопом физиономия губернатора Иркутской области С.Г. Левченко. Кроме того, оттуда же на меня лукаво посматривал томящийся в застенках лесной министр Приангарья Сергей Шеверда. Среди фоток героев британского сериала расположились фотки других представителей правящей в области «красной династии» и обслуживающего её чиновного сословия. Каждая фотка сопровождалась ссылкой, ведущей к разоблачениям безобразий и злодейств этих персонажей.

 

 

Иркутская политика — федеральным оком: «Левченко стал разменной монетой»

Досрочная отставка губернатора-коммуниста Сергея Левченко, который сам подал заявление об отказе от должности, не стала неожиданностью: уже много месяцев против него велась активная информационная кампания, полагают столичные эксперты. В вину главе Иркутской области ставили слабую работу по ликвидацией последствий летнего наводнения — пострадавшие до сих пор жалуются на невыплату компенсаций и отсутствие жилья. Однако в регионе не все зависит только от губернатора: в КПРФ считают, что многие проблемы были результатом саботажа, а сама отставка Левченко — следствием давления «сверху». Теперь уже бывший губернатор заявил, что коммунисты непременно будут участвовать в новых выборах, и он не исключает своего участия.

 

В Кремле провели переоценки KPI губернаторов. Очередной семинар для вице-губернаторов по внутренней политике администрация президента провела в Подмосковье 7—9 ноября. По его итогам первый замглавы администрации Сергей Кириенко подвел итоги выполнения KPI внутриполитическими блоками регионов и Кремля.

 

Сенатор от Иркутской области хочет стать мэром Улан-Удэ

 

Президент России Владимир Путин заявил, что главы регионов не должны уклоняться от работы по ликвидации последствий масштабных инцидентов. Об этом он сказал в ходе совещания с членами правительства, говоря о ликвидации последствий наводнения в Иркутской области. Таким образом, противники губернатора Левченко могут записать себе еще одно очко в плюс - не секрет, что вокруг активности Серого дома в связи с катастрофическим паводком кипит политическая борьба... Ну и не забудем, что закулисная борьба разворачивается и по поводу оперирования нешуточными суммами на ликвидацию последствий катастрофы.

 

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко поручил правительству региона разработать Стратегию по развитию туризма Приангарья. Он отметил, что развитие турбизнеса в области должно носить ответственный характер, а саму эту сферу нужно сделать прозрачной и законной, сообщает пресс-служба регправительства.

 

Российский президент Владимир Путин на совещании по ликвидации последствий наводнения в Иркутской области распорядился о создании правительственной комиссии. Во главе с вице-премьером Виталием Мутко она займется соцпомощью пострадавшим от «высокой воды».

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске