МЫ, ИРКУТЯНЕ
Сергей ШМИДТ, Langobard
2021-12-06-00-47-34
Тост «За лося!» был очень популярен в годы моей алкомолодости. Непонятно почему, но произносившие его были часто уверены, что тоста этого никто не знает, что они этим тостом просто поразят в самое сердце собутыльников. И если не хотелось обидеть хорошего или просто нового человека, после того, как он произносил: «Выпьем за лося!» – следовало подыгрывать, имитировать незнание этого всем изрядно надоевшего тоста. Вопрошать с деланным изумлением: «За какого ещё лося?». Тостующий, искренне уверовавший в неотразимость инновационности собственного остроумия, провозглашал: «Выпьем за то, чтобы жилося, пилося, работалося, отдыхалося, трахолося…». И так далее. Истинные мастера застольного лосеведения выдавали до двух-трех десятков «неправильных глаголов».
МНЕНИЯ И СОМНЕНИЯ
Сергей Шелин
2021-12-03-01-12-33
Зная, как устроена путиномика, удивляться надо тому, что инфляция подскочила только на десятки процентов, а не в разы, полагает обозреватель Росбалта*
Хорошие новости
  • Только хорошие новости: подводная свадьба, кошка на сосне и Чехов в Иркутске

    Недавно разговорилась со мамой о ее школьных годах, которые пришлись на начало 60-х. И сколько интересных подробностей узнала! Например, были двухчасовые уроки по физкультуре. Зимой – на лыжах по Иркуту, в межсезонье – в зале на брусьях, матах и перекладинах. На уроке русского языка писали перьевыми ручками, которые макали в чернильницы, а за брошенную на пол бумажку запросто могли вызвать родителей в школу. Когда смотришь на своего родителя, кажется, что он так же молод, как в твоем детстве, и в голове не укладывается, что на самом деле перед тобой – свидетель оттепели, перестройки, бандитских и непростых во всех смыслах 90-х. И, возможно, именно поэтому он так спокойно относится к нынешнему времени – сумасшедшей инфляции, пандемии… и не такое ведь проходили, и тут прорвемся! И это обнадеживает, и это воодушевляет, ведь не может же действительно черная полоса быть бесконечной – у всего есть начало и конец. На этой светлой мысли мы перейдем к обзору хороших новостей из нашего края.

Обсуждать вчерашнюю акцию оппозиции с фонариками («ночь длинных фонариков») просто неспортивно. Благороднее будет, если напишу что-нибудь для оппозиции обнадеживающее, тем более, что на этой неделе ее лидерам и активистам и придется придумывать что-то против тренда «демотивации протеста», который креативные фонарики усилили.

 

 

На выходных исполнился год с тех пор, как в Иркутской области «пал красный Вавилон». 12 декабря 2019 года прошлогодний губернатор Иркутской области Сергей Георгиевич Левченко написал заявление об отставке. На следующий день в область прилетел врио губернатора Игорь Иванович Кобзев, который в сентябре выиграл губернаторские выборы в первом туре. Хоровая мантра «Кабздец, уходи!», в исполнении которой хорошо поставленным голосом, тряхнув замшелыми канонами политической этики, принял участие бывший губернатор Левченко, не сработала. В это трудно поверить, но прошлым летом такое необычное политическое фрик-шоу было показано иркутянам прямо на ступеньках областного правительства.

 

Зачем господин Дракон так жестко наехал на семью Левченко – отправил в зарешеченную локацию младшего и обыскал жилищно-территориальные локации старшего? Очень обсуждаемый вопрос в Иркутской области.

 

У советских школьников было много совершенно безобразных игр, одна из них именовалась «игрой в сифу». «Сифой» в принципе мог оказаться любой предмет. Чаще всего использовали тряпку, которой в классе мел с доски вытирают. Всегда влажная, всегда пачкающая руки и форму, липкая и неприятная – такая тряпка идеально служила целям игры. Кстати, ходили жесткие слухи, что в особо жестких классах на тряпку мочились, но с таковым в реальной школьной жизни сталкиваться не приходилось (слухи эти явно вдохновили писателя Алексея Иванова на один «классный» эпизод в повести «Географ глобус пропил»). Смысл игры заключался в том, чтобы, крикнув «сифа!», бросить тряпку в кого-нибудь. В случае, если жертве не удавалась увернуться, ей следовало схватить тряпку и пытаться поразить какую-нибудь следующую жертву, на которую, в случае попадания, возлагалась обязанность в свою очередь избавляться от «сифы». Игра прерывалась с приходом учительницы. Оставшийся последним на целый урок мог становиться объектом шепотных насмешек.

 

Причина, по которой Сергей Георгиевич Левченко, наш «бывший народный», писал письмо российскому султану с просьбой допустить его до губернаторских выборов, видимо навсегда останется тайной. С точки зрения репутационного здравого смысла, такие письма вообще лучше не писать без стопроцентной гарантии положительного ответа. Остаться в образе просителя с протянутой рукой, в которую Отцарь нации даже побрезговал положить камень – не лучший образ для регионального политика первого эшелона, относ которого на политическую Нараяму уже начался и это видно всем, кроме него. Да и тыкать теперь будут нехорошие люди постоянно: «Что, неудачник? Унижался перед Путиным, а он даже ответить не соизволил?»

 

 

Вопрос об участии или неучастии бывшего «народного губернатора» Иркутской области в сентябрьских губернаторских выборах будет решаться в столичных политических кабинетах, у обитателей которых не просто своя логика, но и свой набор фактов, который нам, простым смертным, неведом. Я же просто обозначу сугубо политологический интерес в том, чтобы Сергей Георгиевич Левченко принял участие в этих выборах.

 

 

Мои политические взгляды далеки от «политической религиозности» вообще и от «политической религии», именуемой демократией, в частности. Я, в принципе, разделяю точку зрения, согласно которой демократия это прекрасный институциональный приз за успехи в экономическом развитии, а не необходимое условие этого развития. Поэтому я вполне понимаю критиков действующей власти, ноющих, что раз уж высокоправящие злодеи больше десяти лет не дают нам экономического роста, то пусть хотя бы дадут поиграться в «куклы демократии». Однако, в сплоченные ряды ноющих я не записываюсь, ибо больно строго они там следят друг за другом (шаг в сторону, сразу выговор с занесением в персональное фейсбучное дело), плюс есть у меня ощущение, что при их высокоправлении все будет еще хуже.

 

 

Надежды и страхи – важнейшие вещи в публичной политике. Особенно хорошо в этом разбираются политтехнологи, работа которых, собственно, и заключается в том, чтобы ко дню голосования связать с обслуживаемым политиком надежды граждан, а с его противниками их фобии. В конце прошлого года – интересно, что прямо в День Конституции – в Иркутской области неожиданно осуществилась долгожданная смена регионального руководства. Врио губернатора области стал генерал-полковник МЧС Игорь Иванович Кобзев. Этот текст – поспешная попытка зафиксировать перечень надежд, которые можно связывать персонально с Кобзевым. Чтобы потом – осенью или даже раньше – посмотреть, что сбылось, а что нет.

 

Сергей Шмидт

Комментируя отставку Сергея Левченко, Правящий Суверен, он же Верховный главнокомандующий, на большой прессухе в минувший четверг сказал: «Но ситуация, которая сложилась, она слишком сложна, для того чтобы работать не спеша». Сразу замечу, что Верховный мог бы отмахнуться простейшим: «Бывший губернатор Иркутской области сам написал заявление, это его дело и его решение». Ответ Путина это по сути завуалированное признание «недобровольности добровольной отставки». Что касается подбора слов, то, рискуя навлечь на себя нервозный гнев стремительно сокращающихся в количестве поклонников бывшего губернатора Иркутской области, я соглашусь с Верховным. «Не спеша»,- это довольно точная формулировка того, что происходило с управлением нашей областью в течение четырех последних лет. Кстати, не исключаю, что данная формулировка не была импровизацией Путина, ему подбросили ее политконсультанты. Вопросы про Иркутскую область, наводнение и Левченко – срежиссированные или нет - на прессухе были неизбежны, а сам Путин едва ли думает про все это больше пятнадцати минут в неделю. Или в месяц.

 

 

Иркутская политика — федеральным оком: «Левченко стал разменной монетой»

Досрочная отставка губернатора-коммуниста Сергея Левченко, который сам подал заявление об отказе от должности, не стала неожиданностью: уже много месяцев против него велась активная информационная кампания, полагают столичные эксперты. В вину главе Иркутской области ставили слабую работу по ликвидацией последствий летнего наводнения — пострадавшие до сих пор жалуются на невыплату компенсаций и отсутствие жилья. Однако в регионе не все зависит только от губернатора: в КПРФ считают, что многие проблемы были результатом саботажа, а сама отставка Левченко — следствием давления «сверху». Теперь уже бывший губернатор заявил, что коммунисты непременно будут участвовать в новых выборах, и он не исключает своего участия.

 

Ну что же, так получилось, что Левченковской пятилетки не получилось. Обещанных Госплана с колхозами, наверное, теперь тоже уже не будет. Так что подведу итоги четырехлетки.

 

В конце прошлой недели случилась очередная волна «экспертных сплетен» о том, что губернатора Иркутской области С.Г. Левченко «снесут с должности» на следующей неделе. Той, которая начинается сегодня. Сложно подсчитать, какая это волна по счету. Частотность прогнозирования сноса Левченко может конкурировать с частотностью прогнозного «падения Путинского режима» у фейсбучно-активной либеральной интеллигенции. Причем, интеллигенция плотно работает с темой «падения режима» одиннадцать лет (с августа-осени 2008 года), а «эксперты по Левченко» всего три года – с сентября-октября 2016-го года.

 

 

 

Уже не является большим политическим секретом, что губернатор С.Г. Левченко начал медиаполитическую борьбу за второй губернаторский срок. Сложно сказать, начата ли эта борьба в связи с получением от «политических верхов» гарантий оставления в должности до конца нынешнего срока и допуска на выборы, или это все происходит в рамках фоновой борьбы за получение таких гарантий? Фоновой, потому что основная площадка для такой борьбы – непубличная, бульдожье-подковерная, ну или бульдожно-подковерная. Однако то, что после почти годичного прессинга команда губернатора Иркутской области, прежде вяло оборонявшаяся, начала ответную информационную войну – не только оборонительную, но и вполне наступательную – очевидно.

 

В Кремле провели переоценки KPI губернаторов. Очередной семинар для вице-губернаторов по внутренней политике администрация президента провела в Подмосковье 7—9 ноября. По его итогам первый замглавы администрации Сергей Кириенко подвел итоги выполнения KPI внутриполитическими блоками регионов и Кремля.

 

Областная власть обратилась в прокуратуру с жалобой на интернет-издание babr24.соm. Извините за выражение, конечно – за babr24 – но в жалобе так и написано. В жалобном тексте (желающие вполне могут называть его доносом), если верить пресс-релизу губернатории, содержатся слова потрясающей художественной силы (позволил себе вставить одну недостающую в пресс-релизе запятую): «В ряде статей интернет-издания отчетливо прослеживается политическая ненависть и вражда, как к действующей федеральной власти, так и органам власти Иркутской области… создание отрицательного образа действующей власти Российской Федерации, Иркутской области, руководства правоохранительных органов (Прокуратуры РФ, Следственного комитета РФ); призывы к борьбе с действующей властью Иркутской области».

 

Едва успели улечься страсти внимательных и благодарных читателей по поводу книги супруги губернатора Иркутской области с простеньким супружеско-политическим названием «Замужем за губернатором Иркутской области», как стало известно, что в конце месяца жадная до интеллектуальных новинок публика получит возможность насладиться книгой самого губернатора. Сразу скажу, что книга не будет называться как-нибудь вроде «Муж жены губернатора Иркутской области». Книга не будет исполнена в жанре «Зайка моя», который открыл в свое время несравненный Филипп Киркоров. Помните, наверное: «Я для тебя сверну горы, ты Пугачева, но я ведь Киркоров! Зайка моя!» Вот, что, собственно, известно о неотвратимо надвигающемся шедевре: «… отвечая на вопрос журналиста о книге супруги главы региона Натальи Левченко, губернатор сообщил, что в конце этого месяца выйдет и его книга «Государство развития». В ней будет обобщен опыт Иркутской области в сфере государственного планирования».

 

Сенатор от Иркутской области хочет стать мэром Улан-Удэ

 

Президент России Владимир Путин заявил, что главы регионов не должны уклоняться от работы по ликвидации последствий масштабных инцидентов. Об этом он сказал в ходе совещания с членами правительства, говоря о ликвидации последствий наводнения в Иркутской области. Таким образом, противники губернатора Левченко могут записать себе еще одно очко в плюс - не секрет, что вокруг активности Серого дома в связи с катастрофическим паводком кипит политическая борьба... Ну и не забудем, что закулисная борьба разворачивается и по поводу оперирования нешуточными суммами на ликвидацию последствий катастрофы.

 

Событием минувшей недели в Иркутской области, безусловно, стал визит президента Путина, который правильнее было бы назвать «карательной инспекцией» - правда, исключительно по стилистике, а не по содержанию, ибо всем «сделали нервы», но никого не покарали. Как и положено высшему, при этом персональному источнику справедливости в стране, Путин поставил тут всех ответственных в позы беспозвоночных, ободрил страдающих и порешал проблемы нескольких конкретных пострадавших людей. Наблюдая кадры начальственных разносов, ловил себя на мысли, как мне жалко всех этих Левченко и Мутко – зеленые лица, остекленевшие взгляды, было видно, как они все его панически боятся, как дети злую воспиталку в детсаду – ну и одновременно было неприятно, что все они такие. Боярство на Руси никогда не отличалось храбростью в присутствии Царя, но все-таки – черт побери, двадцать первый век на дворе, почему он не в головах-то? Все эти трясущиеся перед президентом начальнички – они же очень небедные люди, они не останутся без средств существования, если слетят со своих мест, их не отправят в ГУЛАГ, они всегда смогут вести аккаунты и лайки собирать, если им нужно общественное внимание. Зачем они так? Неужели им самим…?

 

Врубил пару дней назад в интернетике умиротворяющий сериал «Аббатство Даунтон», давно собирался проверить, как там во втором сезоне развиваются многочисленные «светлые любови» – между слугами, работающими в роскошном английском поместье, между представителями высшего класса британского общества, и пара-тройка предосудительных межклассовых отношений. С удивлением обнаружил, что «Аббатство» пополнилось новыми персонажами. С интернет-страницы, на которой я смотрю сей сериал, на меня, например, смотрела возможно слегка помятая фотошопом физиономия губернатора Иркутской области С.Г. Левченко. Кроме того, оттуда же на меня лукаво посматривал томящийся в застенках лесной министр Приангарья Сергей Шеверда. Среди фоток героев британского сериала расположились фотки других представителей правящей в области «красной династии» и обслуживающего её чиновного сословия. Каждая фотка сопровождалась ссылкой, ведущей к разоблачениям безобразий и злодейств этих персонажей.

 

 

Российский президент Владимир Путин на совещании по ликвидации последствий наводнения в Иркутской области распорядился о создании правительственной комиссии. Во главе с вице-премьером Виталием Мутко она займется соцпомощью пострадавшим от «высокой воды».

 

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко поручил правительству региона разработать Стратегию по развитию туризма Приангарья. Он отметил, что развитие турбизнеса в области должно носить ответственный характер, а саму эту сферу нужно сделать прозрачной и законной, сообщает пресс-служба регправительства.

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске