БЛОГИ
  • Только хорошие новости: нерпа больше не краснокнижная, спасение пенсионерки на Якоби и сюрпризы от музеев

    Наступила последняя пятница ноября. Пролетят выходные – а там уже и праздничный декабрь. Оставшиеся деньки последнего месяца календарной осени примечательны двумя событиями. Первый – это самая большая распродажа в году, «Черная пятница». Для шопоголиков она – очередной повод облегчить кошелек, а для людей менее подверженных зову красных ценников – просто возможность купить давно необходимую вещь с хорошей скидкой. Но если вы категорично не хотите принимать участие во всем этом ажиотаже, то тоже хорошо: последняя пятница ноября – это еще и Всемирный день отказа от покупок. Такой вот парадокс. Второе важное событие – День матери, 29 ноября. Игнорировать его решительно нельзя. Найдите в этот день время, чтобы заглянуть в гости к мамам, поздравить их, или хотя бы позвоните. А теперь мы расскажем о хороших новостях нашего края.

На чем нынче настроено сэкономить Государство Российское?

Автор: Дмитрий Ремизов, rosbalt.ru   
15.04.2020 08:39

Последствия внезапно обрушившегося на Россию тройного кризиса еще только обретают контуры. Уже ясно, что какие-то траты государство сократит. Так на чем же оно сэкономит?

На чем нынче настроено сэкономить Государство Российское?

Губернатор Забайкалья Александр Осипов накануне предупредил, что в федеральном бюджете-2020 не будет денег для компенсаций за сгоревшее во время природных пожаров жилье. Чиновник был предельно откровенен: из-за пандемии COVID-19 и шока от падения нефтяных цен «в этом году нам совершенно не до того, чтобы, помимо вируса, заниматься случаями пожаров». Он напомнил, что выплаты по закону положены только тем, кто застраховал имущество, но ранее, как следует из слов Осипова, этот момент обходили «из гуманитарных соображений». Теперь, считает он, этого не будет: «По всем, кто сгорит, с учетом того, что никто почти не застрахован, не будет никаких денег». Главы регионов не уполномочены решать вопросы о федеральных выплатах, но забайкальский губернатор убежден, что на гуманность в этом году тратиться не будут.  Какие еще расходы в нынешних условиях могут урезать власти?

Никита Масленников, советник Института современного развития (ИНСОР):

«Мне думается, губернатор Забайкальского края сильно поторопился заявить о том, что погорельцы не получат помощи от федерального центра. Резервы, статьи расходов, связанные непосредственно с тратами на поддержку населения, остаются.

Сегодня все расходы бюджета становятся антикризисными, и представляется возможным говорить не о секвестре бюджетных расходов, а о том, что между статьями бюджета может быть произведено перераспределение. В первую очередь, сохранятся социальные траты, а благодаря некоторым послаблениям в системе госзакупок будет оказана поддержка малому бизнесу и оборонным предприятиям. Кроме этих приоритетов, будет увеличена такая статья расходов, которая записывается в бюджете как государственные гарантии. Это тот самый список из 646 системообразующих предприятий и 4 тыс. аффилированных с ними юрлиц. На них зарегистрировано госгарантий на полтриллиона рублей.

Но понятно, что возникают и достаточно серьезные выпадающие расходы. Видимо, пока есть только приблизительные оценки. По первому кварталу 2020 года бюджетный профицит составит 0,05% ВВП. То есть пока дефицит бюджета нулевой, но до конца года он будет увеличиваться. По минимальной оценке, он будет не менее 3% ВВП. Выпадающие доходы бюджета будут связаны и с рассрочкой платежей малому и среднему бизнесу, и с отказом от начисления пеней и штрафов по услугам ЖКХ, и с сокращением добычи нефти по новому соглашению ОПЕК++ с участием „большой двадцатки“. По этому соглашению мы должны сократить добычу на 2,5 млн баррелей в сутки. Если пересчитать на динамику ВВП, то получится вычет от 1% до 2% ВВП. Таким образом, приток нефтегазовых доходов снижается, и я боюсь, что мы уже не сможем пополнять Фонд национального благосостояния (ФНБ).

Доходы бюджета — по закону о бюджете — в этом году должны были составить 20,4 трлн рублей. В силу выпадающих доходов этот уровень может опуститься примерно до 15 трлн рублей. Вот этот вычет надо будет каким-то образом финансировать, потому что он и формирует дефицит бюджета.

Здесь возникает вопрос о том, каким образом мы найдем источники финансирования. Это в первую очередь, ФНБ, переходящие остатки бюджета с прошлого года — их более триллиона рублей, депозиты федеральных органов власти в коммерческих банках и Центробанке и, наконец, заимствования на внутреннем рынке — выпуск новых облигаций по госдолгу».

Коронавирус эпидемия иркутск бизнес торговля - продвижение

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК, доктор экономических наук:

«У нас сейчас может быть все, но самые высокие власти, в том числе Дмитрий Песков, заявляют, что выполнение бюджетных обязательств — это непреложный приоритет. Средств, чтобы выполнить бюджетные обязательства в этом году, достаточно. Все-таки 13 трлн рублей в Фонде национального благосостояния по состоянию на 1 апреля — это большие деньги. Но если ситуация затянется, то понятно, что чудес не бывает, и никаких денег не хватит.

То есть, если оценивать ближайшую перспективу — текущий год, то я не думаю, что дело дойдет до урезания каких-то бюджетных расходов. Ну, а в следующем году — вполне допускаю, что и такое может быть.

Правительство вынуждено будет пойти на использование средств ФНБ, хотя и очень неохотно, как мы видим. Оно никак не может решиться на то, чтобы оказывать прямую поддержку гражданам во время коронавирусного кризиса, в отличие от многих других стран. Вроде как еще очень высокая степень неопределенности: неизвестно что там дальше будет, поэтому не хотят, как в прошлый кризис выразились, „палить резервы“. Но в дальнейшем, хоть и нет желания, но придется задействовать и ФНБ.

Надо учитывать еще, что Россия находится в очень невыгодном положении — заимствования на внешнем рынке, как известно, из-за санкций затруднительны. И на внутреннем рынке — не так уже беспроблемно. И получается, что главный источник — это все-таки внутренние резервы.

Если расходы на социальную сферу пока уменьшать не будут, то расходы на инфраструктуру, инвестиционные проекты будут резать в первую очередь. Уже в этом году — хоть и стараются, чтобы стройки работали, — но сами карантинные меры вынуждают осваивать меньшие объемы. А в следующем году их просто вынуждены будут резать, потому что такой бюджетной доходной базы уже не будет, может, и экономика обвально упадет, и тогда надо будет находить деньги на те же социальные расходы».

Владислав Жуковский, экономический эксперт:

«Нужно понимать, что ситуация в российской экономике критическая, плачевная. Российская экономика на глазах погружается в самый мощный, самый разрушительный кризис со времен дефолта 1998 года. То есть кризис 2008 года, когда падение экономики составило 7,5%, кризис 2014—2016 годов — абсолютно несоизмеримы и по глубине, и по масштабам. Этот кризис будет гораздо сильнее, чем кризис дефолта 1998 года.

Уже сейчас можно говорить, что официальные прогнозы правительства о том, что российская экономика по итогам года якобы упадет всего лишь на 3-5%, это, с моей точки зрения, абсолютно оторванные от реалий цифры. Гораздо ближе к действительности показатели, озвученные Внешэкономбанком. Согласно их исследованиям, российская экономика во втором квартале упадет примерно на 18,5%, реальные располагаемые доходы населения снизятся на 17,5%, а по итогам года падение будет в пределах 7-8%. Я же думаю, что цифры будут еще ниже: во втором квартале этого года российская экономика упадет примерно на 23-25%, и это еще не самый худший сценарий. Может быть, падение будет более чем на треть. Соответственно, по итогам года падение будет составлять двузначные величины. Со всеми приписками, манипуляциями, при нефти хотя бы в 32 доллара за баррель, думаю, что официально падение будет 12-15%.

Поэтому можно смело говорить о том, что мы уже столкнулись с мощнейшим бюджетным кризисом. Бюджет не удастся свести с теми проектировками, которые были изначально заложены. Не будет доходов федерального бюджета в 21 трлн рублей. В лучшем случае, если сильно повезет с сокращением добычи нефти ОПЕК+, США и другими странами, если крупнейшие экономики мира будут выходить из режима самоизоляции уже к концу апреля — началу мая, если международная торговля будет восстанавливаться уже в июне, если не будет глобальной суперрецессии и мир каким-то чудом не свалится в новую „великую депрессию“, то тогда можно будет говорить о том, что в российском бюджете выпадающие доходы составят примерно 4-5 трлн рублей. То есть вместо 21 трлн доходы будут примерно 16-17 трлн.

Гораздо более вероятный сценарий — то, что дыра в бюджете составит примерно 7-8 трлн рублей, что „нефтегазовые“ доходы будут не 8,5 трлн, а в лучшем случае 3-3,5 трлн рублей, а не нефтегазовые доходы — из-за паралича экономической, деловой и инвестиционной активности — сократятся еще на 2-3 трлн рублей. Итого: вместо 21 трлн доходы бюджета составят 12-13 трлн рублей.

В этой ситуации, судя по тому, как вели себя российские власти во все предыдущие кризисы, они пойдут по пути секвестирования бюджетов, сокращения расходов и на экономику, и на социальную сферу: образование, медицину, культуру, науку, будут порезаны расходы на технологическую инфраструктуру, ЖКХ. Экономить будут тотально на всем. Спасать будут крупный бизнес: экспортеров нефти, газа, металлов, леса и зерна, будут спасать „жирных котов“, которые сегодня определяют экономическую политику и являются бенефициарами всех реформ в стране».

коронавирус бизнес экономика новости

По инф. rosbalt.ru

 
БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске