Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Только хорошие новости: Иркутск не отпускает, будущее омуля и Саган Убген

    «Она живет в ноябре с выходящим на север окном...мечтает увидеть бушующий пеной залив, там, где волны ломают усталый коралловый риф», — из телефона играет Дельфин, в духовке аппетитно поднимается и покрывается лимонной корочкой творожная запеканка. Кофе уже готов, собака предательски утащила правый тапок, а я ненароком села на шпагат при попытке вытащить застрявшую под ковром игрушку.

Евангелие от Марка

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
22.10.2018 08:55

Второй за октябрь и второй подряд поминальный текст. Так уж распорядилась судьба – ушли люди очень значительные, значимые и знаковые для города И. От города отрезали по куску. Иркутск два раза подряд стал меньше.

Вчера похоронили Марка Григорьевича Мееровича. Для упрощения понимания в Иркутске о нем обычно говорят: «Один из авторов 130-го квартала». Кроме этого, архитектор, преподаватель, ученый… Не уверен, что Марк Григорьевич согласился, если бы его назвали «общественником». Поэтому его называют «защитником иркутской деревянной архитектуры». Всем в городе, в общем-то, понятно, о чем речь.

Умер Марк Меерович

Поминая неделю назад В.В. Кучеренко, я намеренно подчеркнул, что тот был человеком без статусов, чинов и наград. Марк Григорьевич это противоположный случай. Случай, дающий надежду на то, что статусы в нашем отечестве могут приобретаться совершенно по заслугам, то есть, талантом, трудом, яркостью, новизной, оригинальностью, а не карьерным высиживанием, нервозной лояльностью, восторженностью по свистку и угодливой серостью. Ох, сколько раз на каких-нибудь мероприятиях ведущие, улыбаясь, отказывались дочитывать до конца полный список статусов Мееровича, просто предоставляя ему слово!

Удивительно, но каким бы огромным ни был масштаб востребованности и признания человека при жизни, если жизнь оказывается короткой - что такое шестьдесят с небольшим для талантливого и трудолюбивого мужчины в наши времена? – остается тяжелое впечатление прерванного полета, подбитости на лету, выстрела в спину. Страшно сказать, но остается ощущение какого-то предательства самой жизни, совершенного ею не только по отношению к нему, но и по отношению ко всем нам.

Марк Григорьевич был человеком, который бесспорно мог бы украсить любой город. Любой город России, любой город мира. Но именно Иркутск стал городом, который теперь без него трудно представить. Повезло! Как нам всем, иркутянам, с ним повезло!

Я не могу похвастаться долгим и близким знакомством с ним, но Меерович это случай, когда человек в определенных отраслях знания и отдельных сферах жизни был для меня этаким «освобождающим абсолютом». Он воспринимался мною как абсолютный авторитет в вопросах архитектуры и городского развития и, тем самым, как бы освобождал от необходимости иметь собственную точку зрения по этим вопросам. Такие «люди-абсолюты» это всегда большое подспорье для тех, кто не впадает в модный фетиш «собственной бесценной точки зрения», кто полагает, что нет ничего страшного в том, чтобы в отдельных вопросах просто доверяться тем, кто больше знает, кто лучше соображает, кто действительно умеет.

Я всегда так делал. Просто узнавал, что думает по той или иной теме Марк Григорьевич и спокойно присоединялся к его точке зрения, потому что он во множестве тем не ошибался никогда. Природное дарование, огромный опыт, ум и совершенно снайперская интуиция – то, что чаще всего Бог или Природа раздают разным людям, чтобы хоть что-нибудь досталось как можно большему количеству людей – в случае Мееровича были дарованы разом ему одному.

Теперь он ушел и во многих вопросах придется разбираться самому.

Когда уходят такие люди, то естественным становится заклинание «вечная память!» Не буду лукавить – я не верю в память. Не потому, что память так часто ритуализирована, значит, не очень честна. Не потому, что память это всегда попытка остановить жизнь под видом наполнения ее смыслом, а жизнь остановить нельзя и все смыслы ее, жизни, в движении.

Я не верю в то, что те, кто ушел, продолжают жить именно в памяти. Они продолжают жить в больших и малых изменениях, которые произошли под их влиянием в тех, кто остался. Марк Меерович изменил очень и очень многих. И эти многие изменили и еще изменят многих других. Вот в этом запущенном уже навсегда эстафетном потоке изменений он и будет жить, когда-нибудь уже без имени и без образа. Так что просто поблагодарим судьбу за то, что она подарила нам возможность пожить-поучаствовать в вечной жизни Марка Мееровича.

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске