Иркутские объявления Новое в иркутских объявлениях:
БЛОГИ
  • Тарелка супа для Дяди Пети

    Роман Днепровский

    Маша Тримедведева до сих пор говорит всем, что это именно я стал её «крестным отцом» в профессии, хотя всё моё «участие» в судьбе журналистки Тримедведевой свелось к тому, что когда-то, очень-очень давно, я за руку привёл в молодёжную редакцию дочку своего друга, девятиклассницу Машу, и перепоручив её своим коллегам, умыл руки. Маша мечтала о журналистике ещё с третьего или четвёртого класса, и в этом тоже, отчасти, была моя вина: просто, я когда-то имел неосторожность сделать материал о каком-то детском спектакле, в котором она играла главную роль, проинтервьюировал юную приму, и поставил её фотографию на полосу, а выпуск газеты поарил её родителям, с которыми дружил. Ну, да ладно…

О бедном марксисте замолвите слово

Автор: Сергей ШМИДТ, Langobard   
27.02.2018 08:10

Сергей Шмидт

С тех пор как наш Верховный Суверен затеял большую склоку с мировым начальством, у революционных романтиков и романтических революционеров, проживающих в России, образовалась большущая проблема. Откуда знаю? Да по себе знаю.

Люди бунтарского склада еще в детском саду, приобщаясь к панк-року и художественным книжкам, изданным в книжной серии «Альтернатива», делают для себя пожизненный вывод – жить надо против истэблишмента. Нормальный такой технический лайфхак для проживания жизни. Довольно просто реализуемый. В любой общественной системе всегда найдется какая-нибудь элитка, какой-нибудь истэблишментик. Надо определить этот правящий класс или доминирующую группу и зажить против нее на всю катушку. Свободно и революционно. «Я всегда буду против»,- пел покойный панк-гуру Егор Летов и наглядно демонстрировал, как это делается. Когда был СССР, Летов пел против СССР и коммунизма. Когда случилась Ельцинская Россия, он запел против Ельцинской России за СССР и коммунизм.

А при позднем Путине все запуталось, уж простите за туповатый каламбур. С одной стороны, есть местный истэблишмент - Путин и его олигархи. Вроде бы бунтарям надо быть против них родимых, против родного истэблишмента. Но, с другой стороны, есть мировой истэблишмент в виде Вашингтона Брюссельского, да Брюсселя Вашингтонского. И уважающему себя революционному романтику в эпоху глобализации правильнее быть против этого самого мирового истэблишмента. Чай не в XIX веке живем и даже не в XX веке. Глобально надо мыслить и жить. Наши «истэблиши» сейчас против ненаших «вестэблишей». Путин с его олигархозом в большом конфликте с мировым начальством. То есть получается, что из сугубо тактических соображений революционные романтики должны поддерживать российское начальство, раз оно против начальства мирового. Такая вот путаница.

К этой большой путанице удивительным образом пристегивается малая путаница иркутских левых. Заставил меня задуматься об этом визит в Иркутск Бориса Юльевича Кагарлицкого, не исключаю, что крупнейшего левого теоретика в современной России. Очень я уважаю этого человека не только за интересные книги, но и за то, что он сохраняет верность левой утопии на протяжении всей своей жизни.

Кагарлицкий, представляя свою новую книгу об очередном предательстве левыми интеллектуалами интересов рабочего класса и революционного движения, упомянул мониторинг социально-политических процессов в регионах России, который осуществляет возглавляемый им Институт глобализации и социальных движений. Цитата: ««Смысл этого мониторинга был в том, чтобы рассмотреть общественные процессы более-менее целостно. Прошлогодний проект был связан с Сибирью. Мы собрали левых активистов из регионов и попросили их делать экспертные доклады», - сообщил автор книги. Результаты мониторинга опубликованы в одном из номеров журнала «Левая политика».

Я немедленно постарался разжиться номером «Левой политики», посвященным Сибири. Уж больно стало интересно, как там представлена Иркутская область, возглавляемая губернатором-коммунистом? Разжился и удивился. Точнее, не удивился. Совсем. В номере про Сибирь были представлены материалы по Красноярскому краю, Алтаю, Новосибирской, Омской и Томской областям, но отсутствовала Иркутская область. Совсем отсутствовала. Не думаю, что это объясняется тем, что у нас нет исследователей, способных анализировать нашу ситуацию в левой перспективе. Просто левый (а-ля марксистский) анализ предполагает левую (а-ля марксистскую) критику, а какая может быть левая критика, если левый находятся у власти? Вот и предпочли наши левые уклониться. На всякий случай подчеркну, что это мое оценочное предположение.

В общем, у иркутских марксистов сложности примерно такие, как описанные выше трудности у романтических эстетов и эстетских романтиков, воспитанных на панк-роке и книжках серии «Альтернатива». Белые были – плохо было. Красные стали – плохо осталось. Куда бедному левому податься?

Есть у нашей региональной шизополитики еще одна уникальность. КПРФовские активисты должны быть против Путина, за Грудинина, за Левченко и против… мэрии Иркутска одновременно. Ну такая уж сложилась композиция политических сил в области. Поэтому до 18 марта активисты продвигают удивительную картину мира: в России при президенте Путине все стало плохо, хотя в Иркутской области при губернаторе Левченко все стало хорошо, но конкретно в Иркутске при мэре Бердникове тоже все стало плохо. Такая вот многослойная логика.

Можно, конечно, задаться вопросом, как это все может уживаться в одних и тех же головах? А не надо удивляться. Во времена гибридной политики во всей России и в условиях шизополитики в одном конкретно взятом регионе и не такое может уживаться.

Фидель Кастро, Че Гевара с товарищами на улицах Гаваны. 1960

 

БайкалИНФОРМ - Объявления в Иркутске